«Я выиграл дело в Европейском суде, и Украина, признав это решение, выплатила мне компенсацию, но до сих пор продолжаю сидеть за решеткой»

04.11.2011
автор: Сергей Карнаухов, «ФАКТЫ»
джерело: fakty.ua

Рассказывет 34-летний уроженец Донецка Станислав Луценко, уже десять лет отбывающий наказание по сфабрикованному уголовному делу

Жизнь Станислава Луценко круто изменилась 13 ноября 1995 года. Тогда в Донецке в лесопосадке у железнодорожного моста несколькими выстрелами в упор был убит местный предприниматель. Недалеко от места убийства случайно оказался 18-летний Станислав. Этого было достаточно, чтобы правоохранители сделали из него козла отпущения…

«Работники милиции угрожали моей семье, если я не укажу на Станислава»

— У меня в тот день на мосту была назначена встреча,  — рассказывает «ФАКТАМ» Станислав Луценко. — Я пришел чуть раньше и стоял у перил в ожидании знакомого. Сверху увидел, как подъехали темно-бежевые «Жигули», из которых вышли двое мужчин. К ним подошел незнакомец. Внезапно те двое начали стрелять в него из пистолетов. Такое я видел только в кино! Какая реакция обычного человека в подобной ситуации? Бежать! Что я и сделал. Это увидел водитель погибшего. С его точки зрения, я вел себя странно, и потом он указал на меня милиции. А через пару дней меня задержали, отвезли в городское управление милиции и обвинили в убийстве…

Правда, люди в это не верили. Парень из приличной семьи — мама работала в Донецком национальном университете, отец — на шахте. Станислав учился на учетно-финансовом факультете университета, увлекался теннисом. Однако следствие стояло на своем: водитель убитого бизнесмена дал признательные показания — якобы за 12 тысяч долларов он нанял Станислава Луценко, чтобы убить предпринимателя.

Но уже через два дня после сделанных «признаний» водитель обратился в прокуратуру: «Работники милиции подвергали меня жестокому психологическому давлению. Угрожали обвинить в преступлении, избить и изнасиловать. А также причинить вред моей жене и дочери, если не укажу на Станислава. Двое неизвестных напали на меня возле дома и сказали, чтобы я признавал свою причастность к убийству, если хочу уберечь семью от неприятностей». Проще говоря, Станислава оговорили. Но маховик следствия был уже запущен…

Прошло уже три года, как Европейский суд выступил в защиту Станислава Луценко,
но он по-прежнему находится в Дрогобычской исправительной колонии

 — Меня избивали, пытали электрошокером, выспрашивая, где пистолет, каковы мотивы покушения,  — продолжает Станислав. — Но у следствия концы с концами не сходились. Например, было установлено, что в день, когда мне якобы передавали деньги за убийство, я даже не был в Донецке.

С изъятой валютой вообще получилась комедия. В нашу квартиру зашли сотрудники милиции: «У вас есть наркотики, оружие, валюта?» Сделали обыск, ничего не нашли и собрались уходить. И тут мама, честный человек, говорит им: «Вы спрашивали о деньгах? У меня есть полторы тысячи долларов, сыну на машину собирали». Вот так в моем деле появилась «изъятая плата за убийство». Причем следствие не смущало, что это не 12 тысяч долларов. С оружием совсем запутались: «В неизвестное время у неизвестного лица Луценко купил пистолет иностранного производства неустановленной марки и носил его при себе». Никого не беспокоило то, что нет ни свидетелей, ни оружия. Меня обвиняли в том, что я три раза стрелял в свою жертву в упор, но проверять мою куртку на наличие следов пороха почему-то не стали. Не обратили внимания и на то, что свидетели подтверждали мои показания: под мостом была машина с двумя подозрительными мужчинами! 29 мая 1996 года мое дело слушалось в Донецком областном суде. Из-за нестыковок следствия прокурор отказался поддерживать обвинение, и дело было направлено на дополнительное расследование…

13 декабря 1996 года тот же суд оправдал Станислава. Но друзья предупредили: «Беги! Тебя или милиция достанет, или бандиты уберут как нежелательного свидетеля». И он уехал сначала в Москву, а потом в Ташкент. Устроился работать на местном тракторном заводе. На предприятии он сделал хорошую карьеру — стал членом совета директоров, попутно открыл собственную фирму. Причем Станислав жил открыто и фамилии не менял. Все рухнуло, когда в 2002 году он обратился в посольство Украины, чтобы вклеить новую фотографию в паспорт. Оказывается, в его отсутствие оправдательный приговор был отменен без уведомления об этом адвокатов, а самого Станислава объявили в розыск. Молодого человека арестовали, передали украинским конвоирам и самолетом доставили в Украину.

 — Я был потрясен! — растерянно разводит руками собеседник. — Снова Донецкий областной суд. Спрашиваю: «У вас что, появились новые доказательства моей вины?» — «Нет!» — «А где водитель, который сначала дал на меня показания, а потом от них отказался?» — «Его нет». Во время процесса четыре раза менялись прокуроры. Один вообще отказался участвовать в этом спектакле. Это был не суд — судилище. В итоге приговор: 13 лет лишения свободы. Кому-то надо было закрывать старые уголовные дела, делать карьеру, а я просто попал под их каток…

«Не надо было воду мутить»,  — объяснили мне в колонии»

Станислав отбывал срок в Макеевской исправительной колонии № 32. Работал сначала в санчасти санитаром, потом в столовой. Получил немало поощрений и за образцовое поведение был переведен в колонию-поселение. Это давало возможность выходить в город, бывать на могилах родителей, которые так и не дождались его из зоны, навещать больную бабушку и даже восстановиться в университете. Он все ждал, что этот кошмар закончится. Но оказалось, что главные испытания были еще впереди.

18 декабря 2008 года Европейский суд по правам человека, рассмотрев жалобу и дело Станислава Луценко, пришел к выводу о несправедливости приговора, нарушении прав гражданина и обязал Украину возместить истцу ущерб в размере двух тысяч евро. Казалось бы, вот она — долгожданная справедливость! Да не тут-то было.

— Ничего толком не объясняя, меня из колонии-поселения перевели обратно в зону. Прозвучала при этом туманная фраза: «Не надо было воду мутить»,  — рассказывает Станислав. — Там бросили в карцер сначала на трое суток, потом на 15. Мол, без спроса ходил в магазин, хотя я всегда спрашивал разрешение у администрации. На поселение все же вернули, но каждый день устраивали обыски, провокации. «Заслужил» несколько взысканий. Ко мне даже адвокатов перестали пускать. Моя защитница Ирина Яковец по этому поводу несколько раз обращалась в администрацию колонии… В нарушение закона (отбывать срок в одной колонии) меня этапировали в 2009 году в криворожскую колонию, потом в дзержинскую. Везде страшно избивали! Между тем решение Европейского суда уже вступило в силу, Украина это признала, и мне выплатили компенсацию! Тут подошло время, когда на меня за примерное поведение и работу должны были подать документы на условно-досрочное освобождение. Не подали, дескать, не исправился! Тут мое терпение кончилось, и я объявил голодовку, а чтобы насильно не кормили, зашил себе рот.

Сразу после Европейского суда на меня посыпались взыскания. Недавно меня этапировали в Дрогобычскую исправительную колонию Львовской области. Условия и обстановка тут хорошие, я даже могу заниматься своим любимым теннисом. Но дело в другом. Прошло вот уже три года, как Европейский суд выступил в мою защиту, Украина признала это решение, но я продолжаю сидеть за решеткой. В общей сложности отсидел уже десять лет по сфабрикованному уголовному делу.

Сейчас Станислав ждет освобождения практически каждую минуту, но когда он выйдет на волю, не знает никто.

— У нас в государстве никто не хочет признавать себя виновным за осуждение невиновного человека,  — прокомментировал ситуацию «ФАКТАМ» начальник управления государственной пенитенциарной службы Украины во Львовской области генерал-майор Михаил Дзюдзь. — А признавать свою вину надо. И подчиняться решению Европейского суда надо. Причем оно должно быть мгновенно выполнено. Когда в зале выносят приговор, то сразу же берут под стражу осужденного. Так же быстро должны и освобождать. Это скажет вам любой юрист. А как генерал милиции… я буду ждать решения Верховного суда Украины. Должны же, наконец, там принять решение об освобождении Станислава.

Дело в Европейском суде вел известный украинский адвокат, сопредседатель Харьковской правозащитной группыАркадий Бущенко. В настоящий момент освобождением Станислава Луценко занимается львовский адвокат Олег Мыцык.

— Постановление международной судебной инстанции — Европейского суда по правам человека, юрисдикция которого признана нашей страной, Украина нарушила, то есть не выполнила свои международные обязательства,  — рассказал «ФАКТАМ» Олег Мыцык. — Хотя это постановление являлось основанием для пересмотра Верховным судом Украины приговора, вынесенного Станиславу Луценко. Однако законодатели в Украине так запутали процедуру, что очень сложно осужденным реализовать свои законные права. Три года волокиты с освобождением — это прецедент! Особенно возмущает то, что государственные органы пытаются отомстить осужденному за его позицию и реализацию права на обращение в Европейский суд по правам человека.

После оглашения Европейским судом вердикта о несправедливости вынесенного Станиславу Луценко приговора на этого человека, прежде не привлекавшегося в заключении к дисциплинарной ответственности, посыпались взыскания, его стали отправлять в карцер и постоянно перемещать из колонии в колонию. В связи с этим Станислав дважды объявлял голодовку. Большинство дисциплинарных взысканий были отменены прокурором, а в дальнейшем и администрацией исправительной колонии. Однако в настоящее время прокуратура искусственно блокирует даже его условно-досрочное освобождение.