Нидерланды неохотно предоставляют иностранцам вид на жительство

08.12.2014

Нидерланды неохотно предоставляют иностранцам вид на жительство

Решение Большой Палаты Европейского суда по правам человека “Джонес (Jeunesse) против Нидерландов”, № 12738/10, 3 октября 2014 года

Нарушение статьи 8 Конвенции.

Представитель заявительницы в Европейском суде – Ms G. Later.

Дело касается отказа властей Нидерландов в предоставлении вида на жительство гражданке Суринам, матери троих детей, родившихся в Нидерландах.

Фактические обстоятельства

Заявительница, гражданка Суринам, 1967 года рождения, проживающая в городе Гааге (Нидерланды). Она приехала в Нидерланды в 1997 году по туристической визе и продолжала там жить после того, как ее виза истекла. В 1999 году заявительница вышла замуж за суринамца, принявшего гражданство Нидерландов. Г-н В., как и она, всегда жил в Суринаме, и она сожительствовала с ним ранее с 1987 года. В 1999 году г-н В., уехал из Суринам в Нидерланды, получив в последующем там гражданство, что потребовало отказа от гражданства Суринам. 4 марта 1997 года, после того как были отклонено пять ходатайств о предоставлении краткосрочной визы для посещения его родственниками, шестая была удовлетворена. Заявительница приехала в Нидерланды в 12 марта 1997 года и не вернулась в Суринам после того, как окончились 45 дней ее визы. Она проживала в Нидерландах сначала в городе Роттердам до 1998 года, а потом в городе Гааге. Заявительница и г-н В. имели троих детей, которые были гражданами Нидерландов, как и их отец. В период между 1997 и 2010 годами заявительница пять раз обращалась за предоставлением ей вида на жительство. Последние три просьбы были отклонены, так как она не получила временный вид на жительство в Нидерландском посольстве в Суринам. Не явившись на вызов в полицию, заявительница была задержана в апреле 2010 года в целях ее депортации. В августе 2010 года она была освобождена, так как было установлено, что она была беременна третьим ребенком, который родился в ноябре 2010 года.

Решение Суда

Заявительница пожаловалась в Суд на то, что ей было отказано властями выйти замуж за гражданина Нидерландов, с которым у них было трое детей, проживающих в Нидерландах, а также получить вид на жительство, чем было нарушено ее право на уважение семейной жизни в соответствии со статьей 8 Конвенции. Заявительница, в частности, жаловалась, что ее не освободили от необходимости взять сначала временный вид на жительство, выдаваемый посольством Нидерландов в Суринам, чтобы она могла претендовать на получение вида на жительство в Нидерландах. При подаче жалобы в Суд заявительница также указывала, что обязательство вернуться в Суринам для получения временного вида на жительство привело ее к разделение с детьми в Нидерландах, помещению в места лишения свободы для иностранцев, и отсутствию эффективного средства правовой защиты, нарушив ее право в соответствии со статьей 3 (запрещение бесчеловечного и унижающего достоинство обращения), статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции. Она также заявила о нарушение ее прав, предусмотренных статьей 14 (запрещение дискриминации) Конвенции, статьи 3 § 1 Протокола № 4 (запрещение высылки) и статьи 1 Протокола № 12 (общий запрет дискриминации) к Конвенции. Жалоба была подана 1 марта 2010 года. В решении от 4 декабря 2012 года Суд признал приемлемой только часть жалобы по статье 8 Конвенции. А 14 мая 2013 года Палата уступила свою юрисдикцию в пользу Большой Палаты. Дело рассматривалось на открытом судебном заседании 13 ноября 2013 года в г. Страсбург.

Суд подтвердил свою устоявшеюся практику, что если семейная жизнь была начата в то время, когда лица знали о том, что иммиграционный статус одного из членов семьи был такой, что делал сохранение семейной жизни с самого начала нестабильным, то только в исключительных обстоятельствах высылка члена семьи, который не был гражданином этой страны, могла быть нарушением статьи 8 Конвенции (см. Abdulaziz, Cabales and Balkandali v. the United Kingdom, judgment of 28 May 1985, Series A no. 94, p. 94, § 68; Mitchell v. the United Kingdom (dec.), no. 40447/98, 24 November 1998; Ajayi and Others v. the United Kingdom (dec.), no. 27663/95, 22 June 1999; M. v. the United Kingdom (dec.), no. 25087/06, 24 June 2008; Rodrigues da Silva and Hoogkamer v. the Netherlands, cited above, § 39; Arvelo Aponte v. the Netherlands, cited above, §§ 57-58; and Butt v. Norway, cited above, § 78). Суд рассмотрел существовали ли такие исключительные обстоятельства в этом деле. Суд отметил, что статус заявительницы в Нидерландах был нелегитимным, так как она осталась там в 1997 году после окончания строка ее туристической визы. Сделав многочисленные попытки упорядочить ее статус в данной стране, она знала (прежде чем начала свою семейную жизнь) о шаткости ее положения в Нидерландах. Тем не менее, Суд отметил также, что кроме заявительницы все члены ее семье были голландскими гражданами, что заявительница проживала 16 лет в Нидерландах (и власти должны были об этом знать), что она не имела судимостей, и что заключение брака в стране Суринам могло повлечь серьезные трудности для семьи. Кроме того Суд счел, что ее положение было несопоставимо с другими потенциальными иммигрантами, так как она родилась гражданкой Нидерландов и невольно потеряла это гражданство в 1975 году, когда Суринам стал независимым на основании Соглашения от 25 ноября 1975 года между Королевством Нидерланды и Республикой Суринам о преемстве гражданств. Суд принял во внимание, что хотя заявительница не удалось выполнить обязательство покинуть Нидерланды, ее присутствие терпели там 16 лет, в течение которых она была доступна властям, чтобы ее выслать со страны. Так как ее адрес проживания был неизменным на протяжении последних 15 лет и был всегда известен властям. За такой длительный период времени у нее фактически установились крепкие семейные, культурные и социальные связи в Нидерландах. Кроме того, Суд счел, что власти Нидерландов не уделили должного внимания последствиям для детей заявительницы, отказав ей в виде на жительство (см. Tuquabo-Tekle and Others v. the Netherlands, no. 60665/00, § 44, 1 December 2005; mutatis mutandis, Popov v. France, nos. 39472/07 and 39474/07, §§ 139-140, 19 January 2012; Neulinger and Shuruk v. Switzerland, cited above, § 135; and X v. Latvia [GC], no. 27853/09, § 96, ECHR 2013). Действительно, власти не приняли во внимание и не оценили фактические данные касательно практичности, целесообразности и пропорциональности отказа с учетом вопроса эффективной защиты и надлежащей важности интересов детей. На основании имеющейся у Суда информации о фактах, Суд пришел к выводу, что обстоятельства этого дела являются действительно исключительными. Соответственно, не был нарушен справедливый баланс между личными интересами заявительницы и ее семьи в поддержании семейной жизни в Нидерландах и общественными интересами правительства в контролировании иммиграции (см. Boultif v. Switzerland, no. 54273/00, ECHR 2001-IX; Üner v. the Netherlands [GC], no. 46410/99, ECHR 2006-XII; Maslov v. Austria [GC], no. 1638/03, ECHR 2008; Savasci v. Germany (dec.), no. 45971/08, 19 March 2013; and Udeh v. Switzerland, no. 12020/09, 16 April 2013). Таким образом, была нарушена статья 8 Конвенции.

Суд постановил, что Нидерланды должны выплатить заявительнице компенсацию нематериального вреда в размере 1 714 евро и 564.50 евро в качестве компенсации расходов и издержек.

Особые мнения
Судьи Villiger, Mahoney и Silvis высказали частично несогласное мнение.