Решение о продлении строка содержания под стражей должно быть обоснованным

9.08.2014

Решение о продлении строка содержания под стражей должно быть обоснованным

10 июля 2014 года Европейский суд по правам человека вынес решение Буглов (Buglov) против Украины, №28825/02, в котором признал нарушение статей 3, 5 § 3, 8 Конвенции (жестокое обращение со стороны представителей власти при задержании, ненадлежащие условия содержания под стражей в следственном изоляторе, необоснованное продление срока пребывания под стражей, вмешательство в переписку осужденного), определив справедливое возмещение в размере 12 000 евро в счет возмещения нематериального вреда, а также 101 евро в счет возмещения затрат и расходов. Интересы заявителя в Европейском суде представляла юрист I. A. Boykova.

Европейский суд по правам человека отметил, что властями не было дано каких-либо других объяснений появления телесных повреждений у заявителя кроме утверждения, что сила, примененная к нему представителями власти была в рамках закона, но пропорциональность и законность применения силы так и не была показана в каких-либо деталях в ходе проведенной властями проверки (см. Sylenok and Tekhnoservis-Plus v. Ukraine, no. 20988/02, §§ 69-70, 9 December 2010). Следовательно, Европейский суд по правам человека признал нарушение статьи 3 Конвенции.

Европейский суд по правам человека установил, что в камере заявителя в Донецком следственном изоляторе было менее чем 2, 25 метра2 пространства на одного задержанного. Поэтому, по мнению Европейского суда по правам человека, камера была постоянно сильно переполнена. Такая ситуация по сути своей противоречит сущности статьи 3 Конвенции (см. Kalashnikov v. Russia, no. 47095/99, § 97, ECHR 2002-VI, and Dvoynykh, cited above, § 66). Европейским судом по правам человека было учтено вредное влияние таких условий на здоровье заявителя, а также взято во внимание длительность пребывания в следственном изоляторе. Европейским судом по правам человека было признано жестокое обращение в контексте статьи 3 Конвенции.

Европейский суд по правам человека отмечает, что в этом деле также была нарушена статья 5 § 3 Конвенции, так как, в частности, национальный суд не указал ни на одно основание для продления содержания заявителя под стражей в Донецком следственном изоляторе, что не показывает, в свою очередь, было ли такое содержание законным.
Европейский суд по правам человека пришел к выводу также, учитывая обстоятельства дела, о нарушении права на личную жизнь в свете статьи 8 Конвенции. А именно касательно проверки администрацией колонии отправляемой заявителем корреспонденции. В свете принципов, исходящих с предыдущей практики Европейского суда по правам человека (см. Oleksy v. Poland, no. 64284/01, § 43-45, 28 November 2006), Европейским судом по правам человека не было выявлено убедительных причин для проверки подобной корреспонденции, конфиденциальность которой нуждалась в уважении (см. Campbell v. the United Kingdom, 25 March 1992, § 62, Series A no. 233, and Valašinas v. Lithuania, no. 44558/98, § 129, ECHR 2001-VIII).