Содержание под стражей с целью дальнейшей экстрадиции

Дата: 22.12.2014

Содержание под стражей с целью дальнейшей экстрадиции

Решение Европейского суда по правам человека “Хомулло (Khomulo) против Украины”, № 47593/10, 27 ноября 2014.

Нарушение статьи 5 §§ 1, 4 Конвенции.

Справедливое возмещение: 6 000 евро в счет возмещения нематериального вреда.

Представители заявителя в Европейском суде – г-н А. Панфилов и г-н С. Алифанов, юристы.

Дело касается содержания заявителя, гражданина Российской Федерации, под стражей в Украине с целью его дальнейшей экстрадиции.

В ноябре 2008 года прокуратура г. Мурманска в Российской Федерации возбудила уголовное дело в отношении заявителя на основании подозрения в мошенничестве – заявитель подозревался в неоднократном предоставлении поддельных медицинских справок в подтверждение отсутствия на работе по причине болезни. 24 ноября 2008 заявитель приехал в Украину. Тем временем Министерством внутренних дел Российской Федерации он был внесен в список разыскиваемых лиц. Также был выдан ордер на арест заявителя. С целью осуществления экстрадиции, 19 апреля 2010 г. заявитель был задержан украинской милицией. По решению Приморского районного суда г. Одессы к заявителю была применена мера пресечения в виде содержания под стражей сроком на сорок дней. В конце апреля 2010 года Генеральная прокуратура Украины получила от Генеральной прокуратуры Российской Федерации запрос об экстрадиции заявителя и одновременно о продлении срока содержания его под стражей в ожидании экстрадиции. Прокуратура Приморского района г. Одессы обратилась в Приморский районный суд г. Одессы с ходатайством о продлении срока содержания под стражей. 21 мая 2010 суд удовлетворил это заявление. 26 мая 2010 заявитель подал апелляционную жалобу на указанное решение суда и указал: что он не был проинформирован о том, в совершении каких преступлений его подозревают; что никаких временных ограничений содержания его под стражей не было установлено; что Приморский районный суд г. Одессы принял решение по результатам слушания, на котором заявитель не присутствовал. Апелляционная жалоба была рассмотрена судом 3 июня 2010 при отсутствии заявителя. По результатам рассмотрения решения Приморского районного суда, оно было оставлено в силе. 21 июня 2010 прокуратура Малиновского района г. Одессы обратилась в суд этого же района с заявлением о продлении срока содержания под стражей заявителя в соответствии с изменениями в Уголовном процессуальном кодексе от 17 июня 2010 года. Суд удовлетворил это заявление и указал, что заявитель будет содержаться под стражей до фактического решения вопроса о его экстрадиции. 25 июня 2010 заявитель подал апелляционную жалобу на это решение. 8 июля этого же года его апелляционная жалоба была удовлетворена частично. Дело было направлено в суд первой инстанции. Заявитель попросил о назначении ему адвоката, который бы представлял его, и рассмотрение дела было перенесено на 30 июля. 27 июля прокуратура Малиновского района г. Одессы снова подала заявление о продлении срока содержания под стражей. 30 июля суд удовлетворил заявление прокуратуры. 21 августа заявитель обратился в Малиновский районный г. Одессы с заявлением о том, что содержание под стражей является незаконным и просил быть освобожденным. 30 августа Генеральная прокуратура Российской Федерации отправила новое требование об экстрадиции, сообщив о дополнительных фактах мошенничества со стороны заявителя. 10 сентября заявитель вновь обратился в Малиновский районный суд г. Одессы с аналогичной предыдущей жалобой. Очередная жалоба была подана заявителем 17 сентября. 22 сентября прокуратура Малиновского района снова обратилась в суд с заявлением о продлении срока содержания под стражей для ожидания им экстрадиции. 28 сентября это заявление было удовлетворено судом. При этом суд не ответил на предыдущие жалобы заявителя. 30 сентября заявитель подал апелляционную жалобу на это решение. 8 октября апелляционный суд удовлетворил жалобу заявителя частично и указал, что срок содержания заявителя под стражей не превысил 18 месяцев и поэтому нет никаких оснований для освобождения заявителя из-под стражи. 12 октября 2010 заявитель был отправлен в Российскую Федерацию.

Суд отметил, что срок содержания лица под стражей не может быть дольше, чем того требует процедура решения вопроса об экстрадиции. Вместе с тем, продолжительность содержания под стражей с целью дальнейшей экстрадиции должна быть разумной и оправданной. Что касается законности ареста с целью экстрадиции, то требования к законности такого ареста должны определяться национальным законодательством с соблюдением принципа правовой определенности. То есть, основания для ареста должны быть четко определены законодателем. По этому поводу, Суд указал на то, что национальное законодательство Украины (что действовало до 17 июня 2010 года) не соответствовало этим требованиям (см. Soldatenko v. Ukraine, no. 2440/07, §§ 109-114, 23 October 2008; Svetlorusov v. Ukraine, no. 2929/05, §§ 47-49, 12 March 2009; and Kamyshev v. Ukraine, no. 3990/06, §§ 67-68, 20 May 2010). Поэтому, основания содержания заявителя под стражей до 17 июня Суд признал незаконными. Также Суд решил, что заявитель незаконно удерживался под стражей на протяжении почти всего рассматриваемого периода. Соответственно, была нарушена статья 5 § 1 Конвенции.

Суд также отметил, что содержание заявителя под стражей в период с 28 сентября и до 12 октября имело такую правовую основу, как соответствующие решения суда по выяснению новых обстоятельств экстрадиции. Таким образом, Суд решил, что арест заявителя в период с 19 апреля и до 28 сентября был незаконным в понимании статьи 5 Конвенции. Арест заявителя в период с 28 сентября и до его экстрадиции 12 октября, по мнению Суда, был также законным.

Заявитель в том числе жаловался на нарушение статьи 5 § 4 Конвенции, поскольку судебное разбирательство по его заявлению о незаконности ареста не было эффективным и быстрым. Суд установил, что апелляционный суд не допустил нарушений, рассмотрев заявление в течение 30 дней. Вместе с тем, в своем решении от 8 июля этот национальный суд не исследовал аргументов заявителя, касающихся, в частности, продолжительности содержания под стражей. Кроме того, Суд указал на то, что позиция Малиновского районного суда г. Одессы, в частности, игнорирование аргументов и обращений заявителя этим судом, не может считаться такой, что согласуется с положениями статьи 5 § 4 Конвенции. Поэтому, Суд пришел к выводу, что это положение статьи 5 Конвенции было также нарушено.

Наконец, заявитель жаловался на нарушение статьи 6 § 3 Конвенции, поскольку, по его мнению, уголовное дело против него было возбуждено без законных оснований, и он не был проинформирован о том, в совершении какого преступления он подозревается. Однако Суд отмечает, что он не может рассматривать это дело на предмет нарушений гражданских прав и обязанностей в свете уголовного обвинения, гарантированных статьей 6 § 1 Конвенции, поскольку заявитель является иностранцем, который был задержан с целью его дальнейшей экстрадиции (см. Maaouia v. France [GC], no. 39652/98, § 40, ECHR 2000-X, and Mamatkulov and Askarov v. Turkey [GC], nos. 46827/99 and 46951/99, § 82, ECHR 2005-I).