Краткие заметки о решениях Европейского суда по правам человека (21 апреля 2015 года)

11.05.2015

21 апреля 2015 года Европейский суд по правам человека представил ко всеобщему обозрению тексты 7 решений и постановлений.

Pisari v. the Republic of Moldova and Russia (application no. 42139/12)

Заявителями, Simion Pisari и Oxana Pisari, граждане Молдавии, 1970 и 1973 г.р. соответ-ственно, проживают в деревне Pirita (Республика Молдова).
Дело касается смерти их сына на одном из миротворческих контрольно-пропускных пунктов, расположенных на реке Днестр в Молдове. Рано утром в день Нового 2012 года 18-летний сын Вадим и его друг решили пересечь реку из своей деревни Pirita в город Vadul lui Vodă, чтобы заправить горючим автомобиль друга. Чтобы добраться до заправочной станции они должны были пересечь мост, по обе стороны которого находились миротворческие контрольно-пропускные пункты. Хотя оба города находятся под контролем молдавских конституционных властей, эти контрольно-пропускные пункты являются частью зоны безопасности, которая была введена в действие после соглашения о прекращении военного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова в 1992 году. Каждый контрольно-пропускной пункт был укомплектован восемью солдатами: четыре из России, два из Молдовы и двумя из самопровозглашенной территории Приднестровья. Русский сержант В.К. находился в командном контрольно-пропускном пункте на восточном берегу и был единственным, кто имел заряженное огнестрельное оружие во время данного инцидента. Vadim Pisari не остановился на контрольно-пропускном пункте, при этом он задел крылом автомобиля знак остановки и барьер. Другой пассажир позже объяснил, что лобовое стекло частично было покрыто льдом, что ограничивало видимость для водителя. Автомобиль про-должил движение через следующий контрольно-пропускной пункт к заправочной станции. Двадцать минут спустя они поехали обратно через первый контрольно-пропускной пункт, где распоряжения остановить машину не последовало. Как только автомобиль приблизился к контрольно-пропускному пункту на восточном берегу, который был частично прегражден препятствиями с шипами, сержант В.К. приказал Vadim Pisari остановиться, но вместо этого автомобиль ускорил свою скорость на контрольно-пропускном пункте, избегая препятствий. В.К. криком приказал водителю остановиться, иначе он будет стрелять. Он выстрелил после этого в воздух, а затем несколько раз по машине. Одна пуля попала в автомобиль, который проехал еще небольшую дистанцию перед тем, как остановиться, после чего дверь автомобиля открылась и из нее выпал раненный Vadim Pisari. Он умер от раны через несколько часов.
Инцидент по факту стрельбы был расследован молдавской полицией совместно с комиссией по поддержанию мира и российскими вооруженными силами. Молдавскими властями было возбуждено уголовное дело, но в 2013 году было решено закрыть его, так как расследование было завершено и сержанта В.К. перевели в другую воинскую часть в России, тем самым он ушел из-под их юрисдикции.
Совместная комиссия подготовила доклад, обвинив Vadim Pisari в нарушении правил поведения на контрольно-пропускном пункте, хотя молдавские члены комиссии не подписали протокол, то есть он не имеет юридической силы. Российские вооруженные силы в первоначальном докладе говорят о том, что сержанта В.К. действовал в соответствии с действующими правилами для контрольно-пропускных пунктов. Управление военной прокуратуры России начало расследование о непредумышленном убийстве и также сообщило господину и госпоже Pisari, что Россия не будет проводить экстрадицию сержанта В.К., гражданина России.
В декабре 2012 года Генеральной прокуратурой Молдовы господину и госпоже Pisari было сообщено, что производство прекращено, а сержант был освобожден от звания. Заявители дважды просили копию решения от прокуратуры России, но им было отказано на том основании, что они не были стороной по делу в качестве потерпевших в разбирательстве, которое проводилось российскими властями. Ссылаясь на статью 2 Конвенции (право на жизнь), Pisari жалуются, что их сын был убит лицом, которое действовало от имени государства и власти при этом не провели эффективного расследования его смерти.
Суд постановил: считать неприемлемой часть заявления против Республики Молдова в соответствии со статьей 37 § 1 (a) Конвенции, а остальную часть заявления признать приемлемой; признать, что в данном деле имеются материально-правовые и процессуальные нарушения статьи 2 Конвенции со стороны Российской Федерации; присудить заявителям компенсацию в размере 35 000 евро нематериального ущерба и 5 580 евро в счет возмещения затрат и издержек.
Заявитель был представлен господином A. Postica, практикующим юристом г.Кишинев.
Текст решения (англ.)

Cătălina Filip v. Romania (no. 15052/09)

Заявительница Cătălina Filip, гражданка Румынии, родилась в 1950 году и проживает в Бухаресте. Ее дело касается неэффективности официальных расследований по факту смерти ее супруга во время карательных мер в Румынии 1989 года.
25 декабря 1989 года супруг госпожи Filip был смертельно ранен, когда сидел перед окном в доме в Бухаресте. Его смерть наступила в период жестоких репрессивных мер со стороны вооруженных сил в Румынии, когда глава государства был свергнут и более 1200 человек погибли. В 1990 году Бухарестская военная прокуратура возбудила уголовное дело по факту смерти супруга госпожи Filip, а в 2007 году это дело присоединили к другим делам об актах насилия в Бухаресте в декабре 1989 года. Следствие по делу проводилось и в 2009 году, когда госпожа Filip обратилась в Европейский суд по правам человека.
В 2004 году госпожа Filip подала гражданский иск против Министерства общественных финансов Румынии с требованием возмещения ущерба от Румынского государства по причине ненадлежащего расследования событий декабря 1989 года, отсутствия результатов по идентификации и наказанию лиц, виновных в смерти ее супруга. После серии разбирательств, суд обязал Министерство общественных финансов Румынии выплатить заявительнице компенсацию за моральный ущерб, нанесенный неэффективным расследованием дела по факту смерти ее супруга. Ссылаясь на статью 2 Конвенции (право на жизнь), госпожа Filip заявляет, что расследование уголовного дела в отношении смерти ее супруга было неэффективным.
Суд постановил: признать заявление приемлемым в части нарушений, которые были осуществлены после вступления в силу Конвенции для Румынии; признать, что в данном деле имеется нарушение статьи 2 Конвенции в процессуальном аспекте; присудить заявительнице компенсацию в размере 15 000 евро в качестве возмещения нематериального вреда, а также 500 евро в счет возмещения затрат и издержек.
Заявительница была представлена госпожой C. Darlaiane, практикующим юристом г. Бухарест.
Текст решения (англ.)

Danis and ‘l’Association des personnes d’origine turque’ v. Romania (no. 16632/09)

Заявителями являются Sabit Danis (гражданин Румынии 1963 г.р., житель г. Констанц) и Ассоциация этнических турок, которая была создана в соответствии с законодательством Румынии в 2004 году и базируется также в г. Констанц.
Г-н Danis был кандидатом от Ассоциации на парламентских выборах в ноябре 2008 го-да.
16 марта 2008 года вступил в силу избирательный закон, который вводит новый критерий права на избрание для организаций национальных меньшинств, не представленных в парламенте. Этот критерий подразумевает, что эти организации должны иметь статус благотворительных.
Ассоциация не подала заявление на присвоение ей статуса благотворительной, так как не удовлетворяла условия для получения такого статуса, в особенности не проводила соответствующих значительных мероприятий в течение последних трех лет.
В своем решении от 16 октября 2008 года Центральное избирательное бюро отклонило кандидатуру Ассоциации на том основании, что последняя не представила доказательств, подтверждающих ее соответствия критериям права на избрание.
Ссылаясь на сттью 14 Конвенции (запрещение дискриминации) в связи со статьей 3 Протокола № 1 Конвенции (право на свободные выборы), заявители утверждают о нарушении права баллотироваться в качестве кандидата на парламентских выборах. Они утверждают о невозможности удовлетворить требования недавно принятого закона, что ставит их в невыгодное положение по сравнению с другой ассоциацией, которая уже представляет турецкое меньшинство в румынском парламенте.
Суд постановил: признать заявление приемлемым в части нарушения статьи 14 Конвенции в связи со статьей 3 Протокола №1 Конвенции, а остальную часть заявления (требования о компенсации ущерба) признать неприемлемой; констатировать, что в данном деле действительно имеется нарушение статьи 14 Конвенции в связи со статьей 3 Протокола №1 Конвенции и такая констатация уже является справедливой сатисфакцией для заявителей.
Заявители была представлены господином P. Matei, практикующим юристом г. Бу-харест.
Текст решения (франц.)

Todireasa v. Romania (no. 2) (no. 18616/13)

Заявителем является гражданин Румынии Gheorghe Costică Todireasa 1959 г.р., проживающий в г. Пьятра-Нямц (Румыния).
Его дело касается условий содержания под стражей и доступа к медицинской помощи во время заключения.
В 2001 году господин Todireasa начал отбывать срок 17-летнего тюремного заключения. С 2010 по 2014 год. он отбывал заключение в тюрьмах Бакэу, Яссы, Галац, Брэила, и Васлуй, где, как он утверждает, находился в сырых переполненных камерах с недостаточным отоплением в зимний период, с плохими санитарными условиями, грязными постельными принадлежностями, зараженными паразитами, отсутствием места для принятия пищи, и плохим ее качеством, а также недостатком света.
Далее господин Todireasa утверждает, что впоследствии пребывания в таких тяжелых условиях, он получил ряд различных заболеваний, а медицинская помощь была недостаточной: ограничивался доступ к больничному изолятору, медикаментам и стоматологу.
Господин Todireasa был условно освобожден в 2014 году.
Ссылаясь на статью 3 Конвенции (о запрете пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания), Todireasa заявляет, что условия, в которых он находился в пяти различных тюрьмах, равнозначны физическим и психологическим пыткам.
Суд постановил: объявить заявление приемлемым в части нарушения статьи 3 Конвенции касательно заключения заявителя в физических условиях тюрем городов Бакэу, Яссы, Галац, Брэила, и Васлуй; часть, относительно недостаточной медицинской помощи признать неприемлимой; констатировать нарушение статьи 3 Конвенции и обязать Румынию выплатить заявителю 7 800 евро нематериального ущерба.
Заявитель был представлен госпожой A. Trifescu, практикующим юристом г. Пьятра-Нямц.
Текст решения (англ.)

‘Junta Rectora Del Ertzainen Nazional Elkartasuna (ER.N.E.)’ v. Spain (no. 45892/09)

Заявителем является крупнейший профсоюз «Junta Rectora Del Ertzainen Nazional Elkartasuna (ER.N.E.)» (основан в 1984 году, зарегистрирован в Bilbao), представляющий интересы должностных лиц полиции Ertzainas и выполняющий свои обязанности в пределах юрисдикции этого автономного сообщества.
Дело касается невозможности членов профсоюза осуществлять право на забастовку.
В 2004 году после неудачных переговоров между Министерством внутренних дел Ertzainas и профсоюзом об условиях труда сотрудников полиции, последний требовал разрешения на проведение забастовки.
Требование было отклонено на том основании, что раздел 6 (8) Институционального закона № 2/1986 от 13 марта 1986 года запрещает сотрудникам сил безопасности осуществление право на забастовки при любых обстоятельствах, а полиция Ertzainas входит в состав сил безопасности. Во всех жалобах, поданных заявителем, в том числе и в ампаро, заявителям было отказано в силу того, что положение вышеупомянутого закона не нарушает конституционных требований в отношении права на забастовку и запрещении дискриминации.
Ссылаясь на статью 11 Конвенции (свобода собраний и объединений), взятую в отдельности и в связи со статьей 14 Конвенции (запрет дискриминации), профсоюз жалуется на запрет на забастовку, который, по его мнению, является дискриминацией по сравнению с другими группами, которые выполняют аналогичные обязанности, но такое право имеют.
В соответствии со статьей 6 § 1 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство), взятой в отдельности и в связи со ст. 11 Конвенции, ER.N.E. утверждает, что процедура ампаро была недостаточно обоснованной и нарушила его право на получение судебного решения по сути претензии.
Суд постановил: объявить заявление приемлемым касательно нарушения статьи 11 Конвенции, взятой в отдельности и в связи со статьей 14 Конвенции, а остальную часть заявления признать неприемлимой; констатировать отсутствие нарушение статьи 11 Конвенции, взятой в отдельности и в связи со статьи 14 Конвенции.
Заявитель был представлен господином C. Helguera Domingo, практикующим адвокатом г. Бильбао.
Текст решения (франц.)

Piper v. the United Kingdom (no. 44547/10)

Заявителем является британский подданный Graham Jason Piper 1948 г.р., в графстве Essex (Англия, Великобритания).
Его дело касается длительности процессуальных действий по аресту активов.
В 1999 году г-н Piper был арестован в Нидерландах. Затем он был переведен в Великобританию и обвинен в попытке ввоза в страну 163 кг кокаина.
В 2001 году он был приговорен к 14 годам лишения свободы и выпущен в 2006 году, отбыв половину срока наказания.
Перед судебным процессом сторона обвинения получила приказ арестовать и заморозить активы г-на Piper в соответствии с Законом об обороте наркотиков от 1994 года, который позволяет государству накладывать аресты на активы, эквивалентные по стоимости выручке, полученной от торговли наркотиками.
После ряда процессуальных действий, окончательное решение в данном деле было вынесено 17 марта 2010 года.
Ссылаясь на статью 6 § 1 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство в течении разумного срока), г-н Piper заявляет о том, что такая продолжительность разбирательства в его деле не есть разумным сроком.
Суд постановил: объявить заявление приемлемым, констатировать нарушение статьи 6 § 1 Конвенции и то, что признание наличия нарушения уже является справедливой сатисфакцией.
Заявитель был представлен господином C. Convey, барристером г. Лондон, уполномоченным «Lound Mulrenan Jefferies Solicitors».
Текст решения (англ.)

А также

Kubiak v. Poland (no. 2900/11)