Краткие заметки о решениях Европейского суда по правам человека (23 апреля 2015 года)

Дата: 13.05.2015

23 апреля 2015 года Европейский суд по правам человека представил ко всеобщему обозрению тексты 7 решений.

Nagiyev v. Azerbaijan (№ 16499/09)

Заявителем является гражданин Азербайджана Asif Najaf oglu Nagiyev 1980 г.р., проживающий в г. Баку.
Дело касается содержания г-на Nagiyev под стражей с 18 сентября 2008 года по 10 марта 2009 года. Г-н Nagiyev был обвинен в России в незаконном хранении взрывчатых веществ; российскими властями был выдан ордер на арест г-на Nagiyev, по которому он был задержан и помещен под стражу в Азербайджане. По его утверждениям его задержали 18 сентября 2008 года. Изначально ему не разрешили связаться со своей семьей или адвокатом, а задержание не было задокументировано. Семья г-на Nagiyev , которая в то же время подала заявление о возбуждении уголовного дела относительно его исчезновения, была проинформирована о его задержании четырьмя днями спустя. Адвокат, нанятого семьей заявителя, не был допущен к заявителю, а также он не был проинформирован о судебном заседании, которое состоялось 27 сентября 2008 года. На том слушании г-на Nagiyev представлял адвокат, назначенный государством.
В соответствии с данными правительства Азербайджана, г-на Nagiyev задержали 27 сентября 2008 года, после чего было установлено, что обвинение ему было выдвинуто и ордер на арест был выдан в России.
В ходе слушания 27 сентября 2008 года, районный суд решил вернуть обвиняемого под стражу, так как существует риск того, что в случае освобождения, он будет скрываться от правосудия, тем самым препятствуя расследованию. Его пребывание под стражей продлевали несколько раз и несколько раз постановления об обжаловании помещения под стражу были безуспешными, пока его апелляция не была удовлетворена 10 марта 2009 года и его не освободили.
В соответствии со статьей 5 § 1 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), Nagiyev заявляет, что его содержание под стражей было незаконным, а он не имел эффективных средств правовой защиты в этом отношении.
Суд постановил: считать заявление приемлемым; признать, что в данном деле имеются нарушения статьи 5 § 1 Конвенции; присудить заявителю компенсацию в размере 12 000 евро нематериального ущерба.
Заявитель был представлен господином V. Guliyev, практикующим юристом в Азербайджане.
Текст решения (англ.)

Vladimír Veselský v. the Czech Republic (№ 30020/11)

Заявителем является гражданин Чехии Vladimír Veselský 1966 г.р., проживающий в г. Jaroměřice
nad Rokytnou (Чехия).
В настоящее время заявитель находится в тюрьме Kuřim (Чехия).
Дело касается отказа удовлетворить конституционную жалобу г-на Veselský.
02 сентября 2009 года Veselský был признан виновным в изнасиловании и инцесте, а так же приговорен к четырем годам лишения свободы. После безуспешного обращения с жалобой на решение суда, он подал кассацию, которая была отклонена Верховным судом в соответствии с положением Уголовно-процессуального кодекса, на основании которого могут быть оспорены только юридические ошибки, но не факты по делу или оценка доказательств.
06 декабря 2010 года конституционная жалоба г-на Veselský в отношении решения от 2 сентября 2009 года была объявлена неприемлемой, поскольку она не отвечала формальным требованиям к такой жалобе. Конституционный Суд признал, что жалоба заявителя не была направлена против решения Верховного суда. В соответствии с устоявшимися нормами прецедентного права, Суд ограничен материальными фактами, установленными в апелляции, и не может позволить оспаривать факты, установленные апелляцией и в тоже время не касаться аспектов права.
Ссылаясь на статью 6 § 1 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство), г-н Veselský заявляет, что Конституционный Суд отказал в рассмотрении его жалобы, что по существу равнозначно отказу в правосудии.
Суд постановил считать заявление неприемлемым, так как было установлено, что признание его конституционной жалобы несоответствующей формальным требованиям не создает ограничений в его праве на справедливое судебное разбирательство.
Заявитель был представлен господином D. Zahumenský, адвокатом чешского бюро.
Текст решения (франц.)

François v. France (№ 26690/11)

Заявителем является гражданин Франции Daniel François 1944 г.р., проживающий в г. Сюрен (Франция), юрист Парижской коллегии адвокатов.
Дело касается его задержания в полицейском участке после того, как он оказал помощь в качестве адвоката арестованному несовершеннолетнему.
В ночь на 31 декабря 2002 года François был вызван в полицейский участок Ольне-су-Буа для предоставления правовой помощи несовершеннолетнему, который был задержан полицией. Спор о письменных наблюдениях, которые г-н François хотел добавить к делу, требуя провести для клиента медицинское обследование, привел к его ссоре с дежурным полицейским.
В результате заявитель был взят под стражу, после чего его обыскали, а также провели тест на алкоголь в крови, который оказался отрицательным.
François подал жалобу относительно пребывания его под стражей в полиции. 6 ноября 2008 года Апелляционный Парижский суд оставил в силе решение следственного судьи от 10 апреля 2008 года, так как не было ни единого повода удовлетворения жалобы.
Заявитель подал кассационную жалобу, которая была отклонена 20 октября 2010 года Кассационным судом.
Ссылаясь на § 1 статьи 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), г-н François утверждает, что его задержание в полицейском участке было незаконным, и обстоятельства происшедшего показали, дискреционный характер этих действий.
Суд постановил: считать заявление приемлемым; признал нарушение статьи 5 § 1 Конвенции; присудив заявителю компенсацию в размере 12 000 евро в качестве возмещения нематериального вреда.
Заявитель был представлен господином D. Bouthors, юристом Государственного совета и Кассационного суда, господином C. Charrière-Bournazel, бывшим председателем коллегии адвокатов парижской коллегии адвокатов, господином J.-P. Immarigeon, адвокатом г. Париж.
Текст решения (франц.)

Khan v. Germany (№ 38030/12)

Заявительницей является гражданка Пакистана Farida Khan 1963 г.р., в настоящее время проживающая в Германии.
Дело касается ее немедленной высылки в Пакистан после того, как она совершила непредумышленное убийство в Германии, будучи недееспособной по причине психического заболевания.
Г-жа Khan прибыла в Германию в 1991 году со своим супругом, которому был предоставлен статус беженца. Позже у пары родился сын, а в 2001 году г-же Khan было предоставлено постоянный вид на жительство. В 2004 году она потеряла работу уборщицы по причине наличия проблем в ее поведении и в этом же году, проживая раздельно уже несколько лет, г-жа и г-н Khan развелись.
В мае 2004 года г-жа Khan убила свою соседку, задушив ее и спустив с лестницы.
Впоследствии она была помещена под стражу, а потом в психиатрическую больницу.
В июле 2005 года областной суд постановил, что она совершила непредумышленное убийство, будучи недееспособной по причине психического заболевания и распорядился назначить ей непрерывное пребывание в психиатрической больнице и законное опекунство.
Она оставалась в больнице до того, как ее выпустили на испытательный срок и разместили в специальном жилье в ноябре 2011 года; в то же время она продолжала работать в прачечной больницы.
В июне 2009 года местные власти, опираясь на немецкое законодательство, вид совершенного преступления и угрозу для общественной безопасности, приказали выслать г-жу Khan.
Ее жалобы на постановление о высылке были отклонены судами, а ее конституционная жалоба не была принята Федеральным конституционным судом в декабре 2011 года.
Г-жа Khan заявляет, что ее высылка в Пакистан противоречит статье 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), а также утверждает, что благодаря лечению ее поведение пришло в норму, а прекращение предоставления ей социальных и медицинских услуг приведет к ухудшению ее психического состояния. Она также апеллирует к тому, что ее высылка из Германии повредит близким отношениям с сыном. Также г-жа Khan указывает на нарушение статьи 6 § 1 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство).
Суд постановил заявление в части жалобы на нарушение статьи 8 Конвенции считать приемлемым, остальную часть признать неприемлемой. Шестью голосами к одному Суд решил, что высылка заявительницы в Пакистан не будет нарушением статьи 8 Конвенции.
Заявительница была представлена госпожой E. Gabsa, адвокатом г. Гессен.
Текст решения (англ.)

Kagirov v. Russia (no. 36367/09)

Khava Aziyeva and Others v. Russia (№ 30237/10).

Оба дела касаются фактов насильственных похищений в Чечне.
Заявителем по первому делу является гражданин России г-н Ziyavdi Kagirov 1976 г.р., проживающий в г. Закан-Юрт Чеченской Республики (Россия).
Он утверждает, что был свидетелем похищения его 30-летнего брата Rustam Kagirov: он был похищен тремя вооруженными людьми в черной форме, его посадили на заднее сиденье штатского автомобиля 17 мая 2009 года возле своего дома в г. Закан-Юрт.
Г-н Ziyavdi Kagirov и его друг на своей машине преследовали похитителей, но были остановлены, достигнув контрольно-пропускного пункта, установленного для усиления мер безопасности в тот день для прохождения кортежа Президента Чеченской Республики по автомагистрали Кавказ; автомобиль похитителей же прошел через контрольно-пропускной пункт без установления их личности и продолжал двигаться в направлении Грозного.
Заявитель сообщил сотрудникам полиции контрольно-пропускного пункта, что его брат был похищен, но офицеры, которые были оснащены рациями и мобильными телефонами и могли оповестить своих коллег о похищении, проигнорировали его информацию и продолжали проверку других транспортных средств.
С тех пор известия о его брате отсутствуют.
Правительство утверждает, что брат г-на Kagirov был похищен неизвестными вооруженными людьми, возможно преступниками или членами незаконных вооруженных формирований.
Других доказательств, кроме утверждений г-на Kagirov и его друга, об усилении мер безопасности на контрольно-пропускном пункте и о прохождении похитителями контрольно-пропускного пункта нет.
19 июня 2009 года было возбуждено уголовное дело по факту похищения и приостановлено, по крайней мере, шесть раз с указаниями следователям от их руководства принять необходимые шаги по идентификации и наказанию виновных в исчезновении брата г-на Kagirov. До сих пор следствие никаких видимых результатов не принесло.
Заявителями по второму делу являются граждане России Khava Aziyeva, Aysha Aziyeva и Abdurrakhman Aziyev 1983, 2008 и 2010 г.р. соответственно, проживающие в г. Грозный Чеченской Республики (Россия).
Заявители – сестра и дети г-на Rizvan Aziyev 1979 г.р., который был похищен из дома в Грозном 31 октября 2009 года большой группой вооруженных людей в камуфляжной форме. Эти люди приехали на десяти штатских автомобилях, блокируя пространство вокруг дома, говорили они на чеченском и русском языках.
Г-жу Khava Aziyeva заставили позвонить ее брату и позвать его домой. Закрытая в доме группой мужчин, она не видела похищения, но его свидетелями были соседи, которые жили напротив и готовились к свадьбе, а также ряд гостей свадьбы.

В последующие дни заявители и их родственники обращались к правоохранительным органам по факту похищения, без установления лиц, ответственных за арест их родственника.

Правительство утверждает, что г-на Rizvan Aziyev похитили неизвестные вооруженные лица, чей внешний является распространенным среди обычных преступников, что описание свидетелей похитителей не является достаточно точным и что, должно быть, Rizvan Aziyev жив, так как его тело не было найдено.

Уголовное дело было возбуждено 11 ноября 2009 года и приостановлено 11 февраля 2010 года.
В настоящее время еще не принято мер, чтобы проверить связь между похищением г-на Rizvan Aziyev, который был объявлен в розыск властями за то, что он был членом незаконного вооруженного формирования, и убийством в тот же день мужа сестры г-на Rizvan Aziyev в ходе проведенной властями Грозного специальной операции.

Ссылаясь на статьи 2 (право на жизнь), 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и 13 Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты), заявители утверждают, что их родственники были похищены и убиты русскими военнослужащими, а последующее расследование властей были неэффективным.

В первом деле Ziyavdi Kagirov заявляет в соответствии со статьей 2 Конвенции, что полицейские на контрольно-пропускном пункте бездействовали, не приняв меры по защите жизни его брата. Также Ziyavdi Kagirov жалуется в соответствии со статьей 38 Конвенции (обязательство предоставить необходимые средства для рассмотрения дела), что правительство отказалось раскрывать все содержимое расследования о похищении его брата.

Во втором деле, ссылаясь на статью 3 Конвенции (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), заявители утверждают, что исчезновение их близких родственников причинило им психические страдания.

По первому делу суд отклонил протесты Правительства о неисчерпании всех национальных средств защиты, констатировал отсутствие нарушения статьи 2 Конвенции (в материально-правовом аспекте) и статьи 5 Конвенции касательно г-на Rustam Kagirov, отсутствие нарушения статьи 3 касательно заявителя. Суд признал нарушение статьи 2 Конвенции (неэффективность расследования событий похищения г-на Rustam Kagirov). Суд также присудил заявителю компенсацию в размере 20 000 евро в счет возмещения нематериального вреда и 1 000 евро в счет затрат и издержек.
Заявитель был представлен юристами «EHRAC/Memorial Human Rights Centre» и неправительственными общественными организациями с офисами в Москве и Лондоне.
Текст решения Kagirov v. Russia (англ.)

По второму делу заявление было признано приемлемым. Суд констатировал нарушение статьи 2 (материально-правового характера), статьи 5 Конвенции касательно г-на Rizvan Aziyev, нарушение статьи 2 Конвенции в аспекте неэффективности расследования похищения г-на Rizvan Aziyev, нарушение статьи 3 Конвенции в части моральных страданий, причиненных первому и второму заявителям, и отсутствие данного нарушения касательно третьего заявителя. Суд также присудил следующие компенсации: второму и третьему заявителям в размере по 6 000 евро в счет возмещения материального вреда, всем заявителям вместе в размере 60 000 евро в счет возмещения нематериального вреда и 2 000 евро на затраты и издержки. Заявители были представлены господином Dokka Itslayev, адвокатом практикующим в г. Грозный.

Текст решения Khava Aziyeva and Others v. Russia (англ.)

Mikhalchuk v. Russia (№ 33803/04)

Заявителем является гражданин России Aleksey Mikhalchuk 1969 г.р., проживающий в г. Москва.
Дело касается длительного досудебного пребывания г-на Mikhalchuk под стражей и его жалобы о ненадлежащем обращения с ним в полиции.
Mikhalchuk был арестован 17 апреля 2003 года по подозрению в грабеже и вымогательстве.
По его показаниям, сотрудники полиции Москвы «выбили из него» признания в преступлении, в результате чего он написал заявление о признании своей вины. Впоследствии против него было возбуждено уголовное дело. Давая показания в присутствии адвоката, Mikhalchuk заявил, что он признался после его избиения в полиции.
28 апреля 2003 года было вынесено решение о предварительном заключении г-на Mikhalchuk на том основании, что он может совершить рецидив и помешать следствию.
В ходе судебного разбирательства судмедэксперт, назначенный следователем, обнаружил у г-на Mikhalchuk несколько синяков, но пришел к выводу, но дату получения травм было невозможно установить.
В июле 2004 года Михальчук был признан виновным в совершении нескольких правонарушений, в том числе грабежа и вымогательства, а так же был приговорен к десяти годам лишения свободы. Апелляционный суд поддержал решение первой инстанции в октябре 2004 года.
Ссылаясь на статью 3 Конвенции (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), г-н Mikhalchuk заявляет о жестоком обращении с ним со стороны полиции, отсутствии эффективного расследования его жалоб. Кроме того, что была нарушена статья 5 § 3 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность / право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда), в контексте того, что его заключение под стражей не было обоснованным и уместным.
Суд постановил: признать заявления в части, а именно касательно нарушения статьи 5 § 3 Конвенции и длительности срока досудебного содержания под стражей приемлемым, а в остальной части – неприемлемым; констатировать нарушение статьи 5 § 3 Конвенции в досудебном содержании заявителя с 28 апреля 2003 года по 14 июля 2004 года; выплатить заявителю 1 200 евро в счет возмещения нематериального вреда; отклонить оставшиеся требования претендента к справедливой сатисфакции.
Заявитель представлял свои интересы самостоятельно.
Текст решения (англ.)