Фуклев (Fuklev) против Украины

Дело касается смерти супруги заявителя. Заявитель указывал, что 3 июля 2001 года его супруга поступила в гинекологическое отделение Херсонской областной клинической больницы с диагнозом метрофиброма. 9 июля ей была сделана операция, но состояние резко ухудшилось, и 15 июля врачами было установлено, что у супруги заявителя послеоперационный перитонит. Она умерла 18 июля в больнице. Вскрытие установило, что смерть наступила от послеоперационного перитонита, осложненного сепсисом.

Комиссия из областного отдела здравоохранения, в составе трех человек, изучила обстоятельства дела и пришла к заключению, что в смерти супруги заявителя отсутствует вина медицинского персонала больницы. В дальнейшем, 8 августа 2001 года комиссия больницы, изучив все обстоятельства, также пришла к заключению, что смерть супруги заявителя была неизбежна. Заявитель обжаловал указанные решения, и 7 сентября 2001 года Министерством здравоохранения была создана комиссия по расследованию обстоятельств лечения супруги заявителя, которая установила, что пациентка не была должным образом подготовлена к операции, была прооперирована преждевременно, а также то, что диагностика и лечение были ненадлежащими. Это заключение было принято во внимание Управлением здравоохранения Херсонской области путем направления лечащих врачей на внеочередные курсы повышения квалификации для оценки их квалификации, а главе отделения был сделан выговор, чего, по мнению заявителя, было недостаточно. 30 ноября 2001 года Департамент здравоохранения сообщил заявителю, что в ходе проверки было установлено, что лечение его супруги проводилось ненадлежащим образом. По факту смерти было возбуждено уголовное дело. Несколько раз оно прекращалось, однако постановления органа расследования отменялись вышестоящими инстанциями. Окончательное решение по делу так и не было принято.

Суд отметил, что нужно создать такую правовую систему, в которой будут полноценно расследоваться случаи смерти пациентов в ходе их лечения, как в государственных, так и частных медицинских учреждениях. И, в случае наличия лиц, виновных в смерти пациента, государство должно их установить и подвергнуть наказанию. Этот принцип касается не только уголовного преследования, но и административной и дисциплинарной сферы права. Пострадавшее лицо или родственники умершего должны чувствовать свою защищенность в виде правовых гарантий государства, например, иметь возможность подать гражданский иск о возмещении причиненного им вреда. Суд отмечает, что положения статьи 2 Конвенции не будут выполнены, если защита, обеспеченная внутренним законодательством государства, будет существовать только в теории, ведь она должна эффективно действовать на практике, чего не было в данном деле.

Суд также указал, что требование эффективного расследования включает в себя, кроме прочего, принцип «тщательности», который означает, что власти должны всегда предпринимать серьёзные попытки установить произошедшее и не должны делать свои выводы поспешно или необоснованно с целью скорейшего прекращения расследования. Необходимо применять все разумные меры для установления доказательств по делу. В этом деле решения об отказе от возбуждения уголовного дела были дважды отменены вышестоящими инстанциями. В целом, расследование смерти жены заявителя длилось 6 лет и 2 месяца. Такое длительное расследование, по мнению Суда, является необоснованным в свете положений статьи 13 Конвенции.

Заявитель также указывал Суду на факт избиения его работниками налоговой милиции 2 октября 2003 года и ненадлежащее расследование этого факта правоохранительными органами, но Суд не счел доводы заявителя в этой части убедительными для признания нарушения Конвенции.