Отказ суда в рассмотрении гражданского иска о возмещении морального вреда за чрезмерно длительное судебное рассмотрение нарушает право на доступ к суду в свете статьи 6 Конвенции

Текст решения ЕСПЧ (англ.)

Текст перевода решения ЕСПЧ (рус.)

16 июля 2015 года Европейский суд по правам человека вынес решение Николай Козлов против России (№ 7531/05), признав нарушение статьи 6 § 1 Конвенции и присудив компенсацию в размере 6 000 евро в счет возмещения нематериального вреда. Заявитель представлял свои интересы в Суде самостоятельно.

Факты

3 июля 2004 года заявитель подал в Верховный Суд Республики Чувашия иск против Новочебоксарского городского суда, добиваясь возмещения морального вреда за чрезмерно длительное рассмотрение его иска.

8 июля 2004 года Верховный Суд Республики Чувашия отклонил иск заявителя на том основании, что он не обладает юрисдикцией для его рассмотрения. Суд рекомендовал заявителю подать иск в районный суд. Заявитель обжаловал это решение.

17 августа 2004 года Верховный Суд России внес изменения в решение от 8 июля 2004 года и отклонил иск заявителя без рассмотрения его по существу на том основании, что он не может быть рассмотрен в ходе гражданского судопроизводства. Соответствующая часть решения гласит:

«… В соответствии со статьей 16 Федерального закона «О статусе судей Российской Федерации», судья может нести ответственность за действия, совершенные в процессе отправления правосудия, только если он был осужден за злоупотребление полномочиями… Поскольку вопрос об ответственности судьи за высказанное мнение или принятое при осуществлении правосудия решение может рассматриваться только в рамках гражданского судопроизводства.
Что касается вопроса о возмещении ущерба, причиненного в результате незаконных действий… судьи, в случаях, когда вина судьи была установлена в ходе другого, не уголовного, производства, процедура и основания для компенсации государством ущерба, причиненного в результате незаконных действий… которые проявились, среди прочего, в нарушении [требования] разумной длительности судебного разбирательства… в настоящее время не регулируется законом [также как] юрисдикция судов в таких случаях».

В тот же период, в неустановленный день, заявитель подал в Ленинский районный суд города Чебоксары, в соответствии с рекомендациями Верховного Суда Республики Чувашия, иск против Казначейства Российской Федерации и Новочебоксарского городского суда, добиваясь компенсации морального вреда за чрезмерную длительность гражданского судопроизводства по его делу.

15 июля 2004 года районный суд отклонил иск заявителя без рассмотрения по существу. Суд отметил, что процедура обжалования действий судьи требует специальной правовой базы, которая еще не была создана. Заявитель обжаловал это решение. Соответствующая часть решения гласит:

«… Принимая во внимание характер судебной системы и конституционный иммунитет судей, порядок обжалования действий судьи, не приведших к решению дела по существу, требует принятия специального законодательства. В настоящее время законодательная база в этом отношении отсутствует… »

23 августа 2004 года Верховный Суд Республики Чувашия отклонил апелляцию заявителя. Он постановил, что процессуальные нормы для разрешения вопроса, поднятого заявителем, еще не установлены. Соответствующая часть решения гласит:

«… Принимая во внимание материальное право, предусматривающее ответственность судей и судебной власти, споры, вытекающие из жалобы заявителя, могут быть решены только в ходе гражданского судопроизводства, предусмотренного законом. На момент принятия решения, обжалуемого заявителем, законодательство не предусматривало какой-либо правовой основы для таких дел … »

Оценка Суда

Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Суд отмечает, что заявитель жаловался на вред, причиненный якобы чрезмерной продолжительностью обжалуемого гражданского судопроизводства. Национальные суды отказались рассмотреть требования заявителя не из-за судебного иммунитета от ответственности за действия, предпринятые в профессиональном качестве в ходе отправления правосудия, а скорее на основании того, что законодательный орган еще не определил юрисдикцию по таким искам, касающихся судебных актов, которые выходят за пределы понятия “отправление правосудия”. Возможность подачи таких исков предусмотрена в статьях 1064 и 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации. Конституционный Суд разъяснил, что ответственность государства за вред, причиненный каким-либо нарушением права истца на справедливое судебное разбирательство, в том числе нарушением гарантии разумного срока, возникает, даже если вина судьи была установлена в гражданском – а в не уголовном – производстве, и что право на выплату государством компенсации за причиненный вред не должно быть связано с личной виной судьи. Конституционный Суд также отметил, что лицо должно иметь возможность получить компенсацию за вред, причиненный в результате нарушения его права на справедливое судебное разбирательство по смыслу статьи 6 Конвенции. Конституционный Суд также постановил, что парламент должен принять законы в отношении процедуры и оснований для такого рода компенсаций. Отсюда следует, что требование заявителя касалось его гражданских прав материального характера, и должно было рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства.

Суд уже устанавливал нарушение статьи 6 § 1 Конвенции в связи с длительной и необъяснимой неспособностью государства обеспечить законодательную базу, которая лишила заявителя процессуальной возможности подать аналогичный иск о возмещении и добиться его рассмотрения по существу (см. Chernichkin, упомянутое выше, §§ 28-30; Ryabikina v. Russia, №44150/04, §§ 28-30, 7 June 2011; Chelikidi v. Russia, №35368/04, §§ 26-34, 10 May 2012; и Zakharova v. Russia, №17030/04, §§ 46-51, 24 October 2013).

Принимая во внимание это прецедентное право и материалы, представленные сторонами, Суд отмечает, что Правительство не представило никаких фактов или аргументов, способных убедить его прийти к другому выводу в настоящем деле.

Соответственно, Суд считает, что заявитель был лишен права на доступ к суду, и что была нарушена статья 6 § 1 Конвенции в этом отношении.

Текст решения ЕСПЧ (англ.)

Текст перевода решения ЕСПЧ (рус.)