Беян против Румынии (№2): решение о нарушении государством обязательства о предоставлении доступа к суду

Дата: 07.02.2008
Країна: Румыния
Судовий орган: Европейский суд по правам человека
Номер справи: 4113/03
Коротко: Нарушение статьии 6 § 1: право на справедливый суд

© Перевод Украинского Хельсинского союза по правам человека

Официальное цитирование – Beian v. Romania (no. 2), no. 4113/03, § …, 7 February 2008

Официальный текст (франц.)

 

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО БЕЯН ПРОТИВ РУМЫНИИ (№ 2)

(Заявление № 4113/03)

РЕШЕНИЕ

СТРАСБУРГ

7 февраля 2008

ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ

07/05/2008

Это решение станет окончательным при условиях, изложенных в Статье 44 § 2 Конвенции. Оно может быть отредактировано.
По делу Беян против Румынии (№ 2),
Европейский суд по правам человека (третья секция), заседая Палатой в составе:
Boštjan M. Zupančič, Председатель,
Corneliu Bîrsan,
Elisabet Fura-Sandström,
Alvina Gyulumyan,
Egbert Myjer,
Ineta Ziemele,
Isabelle Berro-Lefèvre, судьи,
и de Santiago Quesada, Секретарь секции,
Рассмотрев дело в закрытом заседании 17 января 2008 года,
Провозглашает следующее решение, принятое в этот день:

ПРОЦЕДУРА

1. Данное дело основано на заявлении (№ 4113/03) против Румынии, поданном в суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция») гражданами Румынии г-ом Орелем Беяном и г-жой Еленой Беян (далее – «заявители») 23 декабря 2002 года.
2. Румынское правительство (далее – «Правительство») представлял его уполномоченный г-н Разван-Хоратью Раду, Министерство иностранных дел.
3. Заявители жалуются на нарушение их права на доступ к суду, в связи с оставлением национальными судами без движения их иска из-за неуплаты государственной пошлины.
4. Решением от 27 ноября 2006 года Суд направил заявление Правительству. В соответствии с положениями статьи 29 § 3 Конвенции, Суд решил рассмотреть дело одновременно на предмет приемлемости жалобы и по существу.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСВА ДЕЛА

5. Заявители, муж и жена, родились в 1932 и 1942 годах соответственно и проживают в городе Санкраю де Муреш.
6. 13 декабря 1999 и 28 апреля 2000, заявители купили боны участия в Национальном фонде частных инвестиций (далее – «НФИ»). 6 декабря 1999 между НФИ и сберегательной кассой был заключен договор поручительства. 12 мая 2000, заявители обратились к НФИ с просьбой о выкупе своей доли, которая приравнивалась к 97 646 000 старых румынских леев (RON). НФИ не отреагировал на их просьбу.
7. 25 апреля 2001, заявители обратились в окружной суд г. Муреш с иском против сберегательного кассы о возмещении 123 177 691 леев (RON) – пересмотренная сумма бонов участия в фонде.
8. 23 мая 2001 года, при рассмотрении дела, заявители должны были оплатить государственную пошлину – 8 032 056 леев (RON) и судебный сбор – 50 000 леев (RON). Сумма государственной пошлины была установлена с учетом понесенного ущерба, заявленного г-ном и г-жой Беян.
9. Заявители обратились в финансовую администрацию Тыргу Муреш (далее – «администрация») с ходатайством об освобождении от оплаты государственной пошлины, ссылаясь на свой скромный доход. На тот момент, заявители получали пенсию в размере 2 202 057 леев (RON) и 1 984 860 леев (RON) в месяц соответственно.
10. 5 ноября 2001 года, администрация проинформировала заявителей о том, что их ходатайство было отклонено.
11. 19 декабря 2001 года суд снова приказал заявителям оплатить государственную пошлину, в противном случае их иск не будет рассмотрен ввиду несоблюдения процессуальных норм. Заявители не оплатили государственную пошлину.
12. Решением от 23 января 2003 года, окружной суд, ссылаясь на § 3 статьи 20 Закона № 146/1997 «О судебном сборе», который позволяет оставить иск без движения в случае неуплаты государственной пошлины в установленный законом срок, оставил их гражданский иск без движения в связи с неуплатой государственной пошлины.
13. Заявители подали апелляционную жалобу, ссылаясь на свои низкие доходы в связи с чем они не могли оплатить государственную пошлину такого размера.
14. Окончательным решением от 12 сентября 2002 года апелляционный суд Тыргу Муреш отклонил их жалобу, ссылаясь на то, что окружной суд правильно применил нормы Закона № 146/1997. Апелляционный суд также говорит о том, что в его компетентность не входит принятие решений об освобождении от оплаты государственной пошлины, и что только администрация имеет такие полномочия.

II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

15. Соответствующие законодательные положения описаны в решениях Weissman et autres c. Roumanie (№ 63945/00, §§ 20-21, CEDH 2006 … (отрывки)), и Iorga c. Roumanie (№ 4227/02, § 22-25, 25 janvier 2007).

ПРАВО

I. ЗАЯВЛЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ СТАТЬИ 6 § 1 КОНВЕНЦИИ

16. Заявители жалуются на нарушения их права на доступ к суду в связи с оставлением без движения их иска из-за неуплаты государственной пошлины, размеры которой были завышенными и неоправданными. Они ссылаются на статью 6 § 1 Конвенции, которая в соответствующей части гласит:
«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях (…) имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела (…) судом»

A. Приемлемость

17. Суд считает, что эта жалоба не является необоснованной по смыслу статьи 35 § 3 Конвенции или неприемлемой по любым другим основаниям. Поэтому она должна быть признана приемлемой.

B. Существо дела

1. Аргументы сторон

18. Правительство напоминает, что право на доступ к суду не является абсолютным и может быть ограничено, так как, по своей природе, оно регулирует законодательство Государства. Правительство отмечает, что в соответствии с устоявшейся практикой Суда, такое ограничение может быть финансовым, при условии, что оно преследует законную цель и, что существует разумная соразмерность между используемыми средствами и преследуемой целью (Kreuz c. Pologne, № 28249/95, §§ 52-55, CEDH 2001 VI и Weissman et autres c. Roumanie, № 63945/00, §§ 34-36, CEDH 2006 … (отрывки)).
19. Правительство также подчеркивает, что Румыния не единственное Государство в составе Совета Европы, которые обязывает заявителей оплачивать государственную пошлину по гражданским и торговым делам. Правительство отмечает, что в Румынии, как и в Норвегии, Бельгии, Польше, Италии, Литве, Дании и Австрии, государственная пошлина оплачивается досрочно.
20. Правительство считает, что это соответствует положениям статьи 6 § 1 Конвенции, учитывая то, что в соответствии с практикой Суда, требование об оплате расходов относящимся к ходатайствам судам по гражданским делам, о которых они должны знать, не может рассматриваться как ограничение права на доступ к суду, противоречащее статье 6 § 1 Конвенции (Kreuz, §§ 59 и 60). Судебные расходы преследуют законную цель, поскольку они введены в интересах добросовестного отправления правосудия (Tolstoy-Miloslavsky c. Royaume-Uni, 13 juillet 1995, série A № 316-B, pp. 80-81, § 61).
21. Правительство также считает, что обязательство по оплате пропорциональной государственной пошлины не противоречит Конвенции. Правительство приводит в пример дело Philis c. Grèce (№ 18989/91, décision du 12 octobre 1994), по которому Комиссия вынесла решение, что государственная пошлина была пропорциональна сумме запрашиваемой заявителем и что, таким образом, он не был ограничен в доступе к суду на незаконных основаниях.
22. Ссылаясь на дело V.M. c. Bulgarie (№ 45723/99, arrêt du 8 juin 2006), по которому Суд вынес решение об отсутствии нарушения права на доступ к суду, Правительство отмечает, что в настоящем деле заявители предоставили ходатайство об освобождении от уплаты государственной пошлины в суд, рассматривавший дело по существу, который передал его в Главное управление государственными финансами.
23. Правительство также считает, что настоящее дело отличается от дела Weissman et autres c. Roumanie, принимая во внимание тот факт, что в данном случае Министерство финансов не выступало стороной по делу, как в вышеупомянутом деле.
24. Заявители выступают против такого утверждения. Они считают что размер государственной пошлины был преувеличен и установлен на незаконных основаниях. Кроме того, они говорят о том, что они находилось в более худшей ситуации по сравнению с ответчиком, так как он являлся органом государственного управления, и был освобожден от оплаты государственной пошлины.

2. Оценка Суда

25. Суд напоминает, что статья 6 § 1 Конвенции гарантирует каждому право на доступ к суду в случае споров, касающихся их гражданских прав или обязанностей. Оно закреплено как «право на суд», что подразумевает право на доступ к суду, а именно право обращаться в суд по гражданским делам.
26. Тем не менее, Суд, как и Правительство, напоминает, что в соответствии с его устоявшейся практикой «право на суд» не является абсолютным. Оно может быть ограничено, так как, по своей природе, оно регулирует законодательство Государства, которое имеет право выбора средств для разрешения этой ситуации. В связи с этим, Суд напоминает, что он никогда не выносил решения о том, что интересы добросовестного отправления правосудия могут оправдать введение финансового ограничения на доступ лица к суду (Tolstoy-Miloslavsky précité, pp. 80-81, §§ 61 и Kreuz précité, § 59).
27. Несмотря на свободу действий Государства в настоящем вопросе, Суд подчеркивает, что ограничение права на доступ к суду не совместимо с положениями статьи 6 § 1 Конвенции, только если оно не преследует законную цель, и если присутствует разумная соразмерность между используемыми средствами и преследуемым результатом (Kreuz précité, § 55).
28. Что касается требования об оплате судам по гражданским делам судебного сбора относящегося к ходатайствам, о которых должен знать суд, то оно не может рассматриваться как ограничение права на доступ к суду, противоречащее статье 6 § 1 Конвенции.
29. Тем не менее, Суд напоминает, что размер суммы сбора, оцениваемый в свете обстоятельств конкретного дела, в том числе кредитоспособности заявителя и стадии разбирательства, к которой применяется данное ограничение, должен быть принят во внимание для установления факта о том, смогло ли заинтересованное лицо воспользоваться правом на доступ к суду или же, по причине размера суммы сбора, доступ к суду был ограничен настолько, что подрывается сама суть права (Tolstoy-Miloslavsky précité, pp. 80-81, §§ 63 et suiv., и Kreuz précité, § 60).
30. В данном случае иск заявителей о возмещении денежной суммы был оставлен без движения из-за неуплаты государственной пошлины. Суд напоминает, что в соответствии с румынским законодательством, размер государственной пошлины рассчитывается, как процент от цены иска. Таким образом, сумма сбора пропорциональна запрашиваемой сумме. Что касается преследуемой законной цели, Суд отмечает, что такая система, нацелена на ограничение неправомерных ходатайств к суду и на получение средств в бюджет судебной системы. Поэтому необходимо изучить пропорциональность ограничения доступа к суду в настоящем деле в зависимости от размера запрашиваемой суммы сбора (см., Iorga c. Roumanie, № 4227/02, § 41, 25 janvier 2007).
31. В связи с этим, Суд отмечает, что в данном случае, сумма сбора должна составлять примерно 330 евро (EUR). Очевидно, что вышеуказанная сумма была слишком высока в данном положении заявителей, так как она составляла более двух месячных доходов их семьи (см. пункт 9 выше). Кроме того, следует принять во внимание, что в соответствующий период времени пенсионные доходы заявителей были меньше среднемесячной зарплаты в Румынии, а именно 119 евро (EUR). Таким образом, Суд считает, что размер суммы сбора представлял собой чрезмерные расходы для заявителей и, что трудно представить каким образом они должны были при помощи собственных средств найти такую сумму.
32. Кроме того, Суд должен исследовать могут ли процессуальные нормы внутреннего законодательства в отношении налогообложения и освобождения от уплаты судебных расходов рассматриваться как достаточно очевидные для участника судебного разбирательства (Levages Prestations Services c. France, arrêt du 23 octobre 1996, Recueil 1996-V, p. 1543, § 42, и V.M. précité, § 48).
33. Даже если национальная правовая система предусматривает освобождение от уплаты пошлины для лиц, не располагающих достаточными средствами, то факт остается фактом – Суд уже признал это неправомерным в соответствии с положениями статьи 6 § 1 Конвенции (Weissman et autres c. Roumanie (déc.), № 63945/00, 28 septembre 2004 и Iorga précité, §§ 47-49). Суд установил, что в соответствующий период времени только Министерство финансов могло дать такое освобождение (см., mutatis mutandis, Iorga précité, § 47), суды не были компетентны в данном вопросе.
34. Суд не оспаривает, что в настоящем деле, в отличии от упомянутых дел Weissman et autres и Iorga, Министерство финансов не было участником процесса и, что заявители, как в упомянутом в деле Iorga, воспользовались возможностью запросить у Министерства освобождение от уплаты пошлины. Однако Суд отмечает, что Министерство отказало заявителям в их ходатайстве и, что национальные суды, оставляя иск заявителей без движения в связи с неуплатой пошлины, не изучили данное решение и тем самым подтвердили свою некомпетентность в данном вопросе.
35. Таким образом, Суд не присоединяется к замечаниям Правительства о том, что настоящее дело аналогично упомянутому делу V.M.. В действительности, в деле V.M. ходатайства об освобождении от уплаты судебных расходов были представлены перед судами, которые их рассмотрели, принимая во внимание личные обстоятельства заявителя, который также имел возможность обжалования в вышестоящей инстанции (см. V.M. précité, §§ 49, 54 et 56). Плюс ко всему, по вышеупомянутым причинам, Суд отмечает, что в данном деле национальные власти находились в лучшем положении, чем международный суд, для изучения имеющихся доказательств и оценки возможности заявителя оплатить необходимый сбор (см. V.M. précité, § 55). Тем не менее, в настоящем деле такая оценка не была проведена.
36. Суд отмечает, что в соответствии с румынским законодательством, Закон № 146/1997 с изменениями, внесенными Законом № 195 от 25 мая 2004 года, предусматривает, что предоставление освобождения, уменьшения или переноса сроков оплаты государственной пошлины отныне находится под юрисдикцией судов. Однако, в соответствующий период времени такой возможности не существовало.
37. Наконец Суд отмечает, что довод заявителя об освобождении стороны ответчика от пошлины касается справедливого судебного разбирательства, а в частности принципа равенства сторон. Таким образом, учитывая то, что суд не вынес решения по сути, а просто оставил иск без движения, Суд считает, что нет необходимости рассматривать отдельно этот аргумент заявителя (см., mutatis mutandis, Weissman et autres précité, § 32).
38. В свете данных обстоятельств и после общей оценки фактов, Суд считает, что в настоящем деле Государство не выполнило свое обязательство в регулировании права на доступ к суду в соответствии с положениями статьи 6 § 1 Конвенции.
Следовательно, была нарушена эта статья.

II. ЗАЯВЛЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ СТАТЬИ 1 ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОТОКОЛА 1 К КОНВЕНЦИИ

39. Заявители также говорят о нарушении статьи 1 Протокола 1 к Конвенции, утверждая, что они не могли возместить суммы инвестированные в НФИ в связи с оставлением их иска без движения из-за неуплаты государственной пошлины. Статья 1 Протокола 1 гласит следующее:
«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Предыдущие положения не умаляют права Государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.»
40. Правительство утверждает, что заявители не обладали ни «конкретной собственностью», ни «принципом законного ожидания» в смысле устоявшейся практики органов Конвенции. Правительство отмечает, что ни один суд не устанавливал их права ни на компенсацию, ни ее размеры. В этих условиях их право требования не было ни бесспорным, ни ликвидным.
41. Правительство признает, что настоящее дело отличается от упомянутого дела Weissman et autres, в котором право требования заявителей было следствием некоторых положений гражданского кодекса. Однако, в данном случае, право требования заявителей было изначально условным и вопрос о соответствии требованиям законодательства должен был быть решен в судебном порядке.
42. Наконец, Правительство напоминает, что по другим делам, в которых Суд сталкивался с проблемой доступа к суду, он признавал, что не было необходимости выносить решение о существовании собственности.
43. По сути, Правительство признает, что вмешательство в право собственности заявителей, приведшее к оставлению их иска без движения из-за неуплаты государственной пошлины, было предусмотрено законом, преследовало законную цель и представляло справедливый баланс между интересом по сбору судебных расходов и интересом заявителей предъявить свои претензии в суд.
44. Заявители в свою очередь отмечают, что они оказались в ситуации, в которой не представлялось возможным вернуть средства инвестированные под поручительством сберегательной кассы в национальный фонд, так как их иск был оставлен без движения по причине неуплаты государственной пошлины.
45. Суд отмечает, что эта жалоба напрямую связана с жалобой в свете статьи 6 § 1 Конвенции. Суд объявляет ее приемлемой. Тем не менее, принимая во внимание выводы основывающиеся на последней статье, Суд не может размышлять об исходе иска о реституции, если в национальных судах были соблюдены положения о праве на доступ к суду.
46. Таким образом, Суд считает что нет необходимости выносить решение по сути относительно жалобы по статье 1 Протокола 1 к Конвенции (см., Iorga, précité, § 60 и Vlasia Grigore Vasilescu c. Roumanie, № 60868/00, §§ 50 et 51, 8 juin 2006).

III. ЗАЯВЛЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

47. В соответствии со статьей 41 Конвенции:
«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.»

A. Компенсация вреда

48. Заявители требуют в качестве компенсации материального вреда сумму, представляющую текущую стоимость их вклада в НФИ, а именно 911 392 525 старых румынский лей (RON), что в переводе на евро (EUR) составляет 27 363. Они также требуют 20 000 евро (EUR) в качестве компенсации причиненного им нематериального вреда.
49. Правительство заявляет, что сумма, запрашиваемая в качестве компенсации материального вреда, является спекулятивной и, что в любом случае, заявители не могут просить о возмещении суммы, которая была объектом судебных разбирательств в национальных судах и на данный момент составляет приблизительно 5 700 евро (EUR). Что касается компенсации нематериального вреда, то Правительство считает, что запрашиваемая сумма является чрезмерной в соответствии с устоявшейся практикой Суда в данном вопросе и, что любое осуждающее решение будет являться достаточной компенсацией якобы причиненного нематериального вреда.
50. Суд отмечает, что единственное основание для получения справедливой компенсации заключается в том, что заявители не смогли воспользоваться своим правом на доступ к суду для возвращения средств в связи с нарушением статьи 6 § 1 Конвенции.
51. На основании поданных доказательств Суд приходит к выводу, что заявители не доказали связи между предполагаемым материальным вредом и оставлением их иска без движения из-за неуплаты государственной пошлины (см., mutatis mutandis, Kudła c. Pologne [GC], № 30210/96, § 164, ECHR 2000-XI, Dactylidi c. Grèce, № 52903/99, § 57, 27 mars 2003 et Iorga, précité, § 64). В любом случае, Суд не может рассуждать о результатах внутренних процедур, если не присутствовало нарушения права на доступ к суду. Следовательно нет никаких причин присуждать компенсацию по этому вопросу.
52. Что касается нематериального вреда, то Суд признает, что они могли понести такой вред в связи с оставлением их иска без движения. На основе принципа справедливости Суд присуждает им совместно 5 000 евро (EUR) в качестве компенсации нематериального вреда.

B. Компенсация расходов и издержек

53. Заявители не требовали возмещения судебных расходов и издержек, которые они понесли в ходе разбирательства в национальных судах и в Европейском суде по права человека.
54. В данном случае Суд не предоставляет им никаких средств.
C. Пеня
55. Суд считает разумным, что пеня должна быть основана на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка с добавлением трех процентных пунктов.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО,

1. Объявляет жалобу приемлемой;

2. Постановляет, что была нарушена статья 6 § 1 Конвенции;

3. Постановляет, что нет необходимости выносить решение о приемлемости жалобы в соответствии со статьей 1 Дополнительного протокола 1 к Конвенции;

4. Постановляет, что
a) Государство-ответчик должно выплатить заявителям в течение трех месяцев с даты, когда это решение станет окончательным в соответствии со статьей 44 § 2 Конвенции, 5000 (пять тысяч) евро за нематериальный ущерб;
b) сумма должна быть переведена в валюту Государства-ответчика по курсу, действующему на день выплаты, с добавление любых налогов, которые могут быть начислены на эту сумму;
c) с момента истечения вышеупомянутых трех месяцев, на вышеуказанную сумму начисляется пеня, равная предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в этот период с добавлением трех процентных пунктов;

5. Отклоняет остальные требования относительно справедливой компенсации.
Составлено на французском языке и объявлено в письменном виде 7 февраля 2008 года в соответствие с § 2 и § 3 правила Регламента Суда.

Сантьяго Кесада                                                                                             Боштьян М. Зупанчич                                            Секретарь                                                                                                            Председатель