Хворостина против Российской Федерации

Дата: 05.04.2007
Країна: Россия
Судовий орган: Европейский суд по правам человека
Номер справи: 20098/03
Джерело: www.echr.ru
Коротко: Нарушение статьи 6 § 1 Конвенции: длительное неисполнение судебных решений // Нарушение статьи 1 Протокола 1: право на владение имуществом

CASE OF KHVOROSTINA v. RUSSIA

Европейский Суд по правам человека

(Первая Секция)

Дело “Хворостина (Khvorostina)

против Российской Федерации”

(Жалоба N 20098/03)

Постановление Суда

Страсбург, 5 апреля 2007 г.

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

С.Э. Йебенса,

Г. Малинверни, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 15 марта 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:

Процедура

1. Дело было инициировано жалобой N 20098/03, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее – Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) пятью гражданами Российской Федерации, чьи имена перечислены в прилагаемой к настоящему Постановлению таблице, 20 июня 2003 г.

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 24 марта 2006 г. Европейский Суд официально уведомил власти Российской Федерации о рассмотрении жалобы заявителей. Согласно положениям пункта 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд принял решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с принятием решения по вопросу о ее приемлемости.

Факты

4. Заявители – граждане Российской Федерации, проживающие в г. Кореновске Краснодарского края. Заявители являются бывшими сотрудниками отдела архитектуры и градостроительства при администрации Кореновского района Краснодарского края (далее – отдел архитектуры и градостроительства). Трое заявителей работали инженерами, двое других – техником и земельным проектировщиком.

A. Судебное разбирательство по вопросу о восстановлении на работе и взыскании задолженности по заработной плате

5. В январе 2001 г. заявители были уволены.

6. Заявители обратились в суд с иском к отделу архитектуры и градостроительства о восстановлении на работе и взыскании задолженности по заработной плате за период с октября 2000 г. по январь 2001 г.

7. 28 марта 2001 г. Кореновский районный суд Краснодарского края оставил без удовлетворения требования заявителей о восстановлении на работе, однако присудил им денежные средства, указанные в прилагаемой к настоящему Постановлению таблице. Судебное решение от 28 марта 2001 г. вступило в силу 22 мая 2001 г., когда было оставлено без изменений определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда. Судебное решение не было исполнено в связи с отсутствием у отдела архитектуры и градостроительства необходимых денежных средств.

B. Судебное разбирательство по вопросу о взыскании задолженности по заработной плате за период с февраля по апрель 2001 г.

8. Заявители обратились к мировому судье судебного участка N 153 Кореновского района о взыскании в их пользу задолженности по заработной плате за период с февраля по апрель 2001 г.

9. 20 июня 2001 г. мировой судья судебного участка N 153 Кореновского района удовлетворил их требования к отделу архитектуры и градостроительства и присудил им денежные средства, указанные в прилагающейся к настоящему Постановлению таблице. Судебные решения не были обжалованы и вступили в законную силу.

10. Исполнительное производство было возбуждено, однако судебное решение исполнено не было в связи с отсутствием у отдела архитектуры и градостроительства денежных средств.

11. 8 августа 2002 г. денежные средства, присужденные заявителям решением мирового судьи судебного участка N 153 Кореновского района от 20 июня 2001 г., были перечислены на лицевые счета заявителей.

C. Судебное разбирательство в связи с длительным неисполнением судебных решений

12. Заявители обратились в суд с жалобой на неисполнение отделом архитектуры и градостроительства судебных решений от 28 марта и 20 июня 2001 г. Они требовали выплаты денежных средств, присужденных названными судебными решениями.

13. 20 ноября 2002 г. мировой судья судебного участка N 153 Кореновского района решил, что отдел архитектуры и градостроительства должен возместить заявителям ущерб, причинный неисполнением судебного решения от 28 марта 2001 г., за период с 22 мая 2001 г. по 20 ноября 2002 г. (присужденные суммы указаны в прилагающейся к настоящему Постановлению таблице). Судебное решение от 20 ноября 2002 г. было оставлено без изменений судом апелляционной инстанции 24 декабря 2002 г.

14. Исполнительное производство было возбуждено, однако судебное решение от 20 ноября 2002 г., оставленное без изменений судом апелляционной инстанции 24 декабря 2002 г., остается неисполненным в связи с отсутствием в распоряжении отдела архитектуры и градостроительства денежных средств.

Право

I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с длительным неисполнением судебных решений

15. Заявители утверждали, что судебные решения от 28 марта 2001 г. и 20 ноября 2002 г. не были исполнены, а судебное решение от 20 июня 2001 г. было исполнено с задержкой. Европейский Суд полагает, что данная жалоба подлежит рассмотрению в свете пункта 1 статьи 6 Конвенции истатьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу “Бурдов против России” (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00,§ 26, ECHR 2002-III* (*Опубликовано в “Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год”.)). Названные статьи в части, применимой к настоящему делу, предусматривают:

Пункт 1 статьи 6 Конвенции

“Каждый при определении его гражданских прав и обязанностей… имеет право на справедливое… разбирательство дела в разумный срок… судом…”.

Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

“Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

A. Приемлемость жалобы

16. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по иным основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

B. Существо дела

17. Власти Российской Федерации утверждали, что в распоряжении отдела архитектуры и градостроительства не было денежных средств, необходимых для исполнения судебных решений, вынесенных в пользу заявителей. Более того, они отметили, что судебные решения от 28 марта 2001 г. и от 20 ноября 2002 г. не были исполнены и, следовательно, права заявителей, гарантированные статьей 6 Конвенции и статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции, были нарушены. Что касается судебного решения от 20 июня 2002 г., власти Российской Федерации обратили внимание, что оно было исполнено 8 августа 2002 г.

18. Заявители подтвердили свои жалобы.

19. Европейский Суд отмечает, что 28 марта и 20 июня 2001 г., а также 28 ноября 2002 г. в пользу заявителей были постановлены судебные решения, в соответствии с которыми отдел архитектуры и градостроительства, орган государственной власти, обязан был выплатить в их пользу денежные средства. Судебные решения от 28 марта 2001 г. и 20 ноября 2002 г. не были исполнены до настоящего времени. Таким образом, судебные решения остаются неисполненными на протяжении нескольких лет. Судебное решение от 20 июня 2001 г. было исполнено в полном объеме 8 августа 2002 г. перечислением денежных средств на счета заявителей. Судебное решение от 20 июня 2001 г. оставалось неисполненным примерно 14 месяцев.

20. Европейский Суд неоднократно устанавливал нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в делах, где возникали вопросы, аналогичные тем, которые возникли в данном деле (см. Постановления Европейского Суда по делу “Бурдов против России” (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, § 19 et seq., ECHR 2002-III; по делу “Гиззатова против Российской Федерации” (Gizzatova v. Russia) от 13 января 2005 г., жалоба N 5124/03, § 19 et seq.* (*Опубликовано в “Бюллетене Европейского Суда по правам человека” N 7/2005.), по делу “Герасимова против Российской Федерации” (Gerasimova v. Russia) от 13 октября 2005 г., жалоба N 24669/02, § 17 et seq.* (*Опубликовано в “Бюллетене Европейского Суда по правам человека” N 2/2006.)).

21. Изучив представленные материалы дела, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не назвали ни одного факта и не представили ни одного довода в обоснование длительного неисполнения судебных решений. Европейский Суд установил, что, не исполняя в течение нескольких лет судебные решения, вынесенные в пользу заявителей, власти Российской Федерации нарушили саму суть их права на суд и воспрепятствовали в получении денежных средств, которые те разумно ожидали получить.

22. Следовательно, имело место нарушение статьи 6 Конвенции истатьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

II. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции в связи с несправедливостью судебного разбирательства

23. Заявители утверждали, что судебное разбирательство, окончившееся вынесением решения мирового судьи судебного участка N 153 Кореновского района от 20 ноября 2002 г., было несправедливым и что суды Российской Федерации неверно произвели оценку доказательств и применили законодательство Российской Федерации. Они ссылались настатьи 6 и 17 Конвенции. Европейский Суд полагает, что данная жалоба подлежит рассмотрению в свете положений пункта 1 статьи 6 Конвенции.

24. Европейский Суд напоминает в связи с данным вопросом, что он не является апелляционным судом для обжалования решений национальных судов и что по общему правилу именно эти суды должны производить оценку представленных им доказательств. Задача Европейского Суда состоит в том, чтобы установить, было ли судебное разбирательство в целом справедливым (см. среди прочих Постановление Большой палаты Европейского Суда по делу “Гарсия Руиз против Испании” (Garcia Ruiz v. Spain), жалоба N 30544/96, §§ 28-29, ECHR 1999-I).

25. Европейский Суд отмечает, что 20 ноября 2002 г. мировой судья судебного участка N 153 Кореновского района удовлетворил требования заявителей и постановил судебное решение в их пользу. Европейский Суд отмечает в связи с этим, что все возможные нарушения Конвенции, которые предположительно имели место в ходе названного судебного разбирательства, были устранены выводом мирового судьи в пользу заявителей. В любом случае, учитывая представленные заявителями материалы дела, Европейский Суд отмечает, что в рамках судебного разбирательства по гражданскому делу заявители имели возможность представить все необходимые доводы в защиту своих интересов и суды Российской Федерации дали им должную оценку.

26. Следовательно, данная часть жалобы подлежит отклонению как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35Конвенции.

III. Применение статьи 41 конвенции

27. В соответствии со статьей 41 Конвенции:

“Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенцииили Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне”.

A. Ущерб

28. Заявители требовали денежные средства, присужденные им судебными решениями от 28 марта 2001 г. и 20 ноября 2002 г. Они также требовали по 10 000 евро каждому в качестве компенсации морального вреда.

29. Власти Российской Федерации утверждали, что требования заявителей в отношении денежных средств, присужденных судебными решениями от 28 марта 2001 г. и 20 ноября 2002 г., были разумны. Что касается требований заявителей в отношении компенсации морального вреда, то они являлись чрезмерными.

30. Европейский Суд отмечает, что наличие невыполненной обязанности властей Российской Федерации по исполнению судебных решений, вынесенных в пользу заявителей, не оспаривается. Следовательно, заявители вплоть до настоящего времени имеют право на получение сумм, присужденных им национальными судебными решениями. Европейский Суд напоминает, что наиболее уместной формой возмещения ущерба в связи с нарушением статьи 6Конвенции является создание для заявителя по мере возможности тех условий, в которых он бы находился, если положения статьи 6 Конвенции не были бы нарушены (см. Постановление Европейского Суда по делу “Пьерсак против Бельгии (статья 50 Конвенции)” (Piersack v. Belgium (Article 50) от 26 октября 1984 г., Series A, N 85, p. 16, § 12, и, mutatis mutandis* (*Mutatis mutandis (лат.) – с соответствующими изменениями, внеся необходимые изменения (прим. переводчика).), Постановление Европейского Суда по делу “Генчел против Турции” (Genсel v. Turkey) от 23 октября 2003 г., жалоба N 53431/99, § 27). Европейский Суд приходит к выводу, что, учитывая установленное нарушение, в данном деле также применим данный принцип (см. для сравнения Постановление Европейского Суда по делу “Познахирина против Российской Федерации” (Poznakhirina v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалоба N 25964/02, § 33* (*Опубликовано в “Бюллетене Европейского Суда по правам человека” N 7/2005.)). Следовательно, он полагает, что власти Российской Федерации должны обеспечить приемлемым образом исполнение решения Кореновского районного суда Краснодарского края от 28 марта 2001 г. и решения мирового судьи судебного участка N 153 Кореновского района от 20 ноября 2002 г., вынесенных в пользу заявителей.

31. Европейский Суд также отмечает, что заявители испытали моральные переживания и разочарование в связи с неисполнением властями Российской Федерации судебных решений, вынесенных в их пользу. Европейский Суд принимает во внимание имеющие отношение к данному делу факторы, такие как срок неисполнения судебных решений, а также характер присужденных денежных средств, и, учитывая принцип справедливости, присуждает каждому заявителю 3 900 евро в качестве компенсации морального вреда, а также сумму любых налогов, подлежащих взысканию с присужденных средств.

B. Судебные расходы и издержки

32. Заявители также требовали 5 000 рублей и 5 000 евро в возмещение судебных расходов и издержек, понесенных ими в рамках разбирательства по делу в судах Российской Федерации и Европейском Суде, где 5 000 рублей представляют собой расходы на оплату юридических услуг, а затраты в размере 5 000 евро не конкретизированы.

33. Власти Российской Федерации утверждали, что требования заявителей в отношении суммы возмещения расходов по оплате юридических услуг разумны. Они не прокомментировали остальную часть требований.

34. Согласно прецедентной практике Европейского Суда, заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек лишь в той мере, насколько было доказано, что они были понесены действительно и по необходимости и являлись разумными по сумме. В настоящем деле, учитывая имеющуюся в распоряжении Европейского Суда информацию, а также указанный критерий, Европейский Суд отклоняет требование о выплате 5 000 евро, поскольку заявителями не было представлено ни копий квитанций, ни чеков в подтверждение требования. В отношении требования о возмещении расходов по оплате юридических услуг Европейский Суд полагает, что заявителям должна быть выплачена в полном объеме эта сумма, а также любые налоги, подлежащие взысканию с нее.

C. Процентная ставка при просрочке платежей

35. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил жалобу на неисполнение судебных решений от 28 марта и 20 июня 2001 г. и от 20 ноября 2002 г. приемлемой, а остальную часть жалобы – неприемлемой;

2) постановил, что в данном деле имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

3) постановил, что:

(a) власти Российской Федерации в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции должны обеспечить приемлемым способом исполнение решений Кореновского районного суда Краснодарского края от 28 марта 2001 г. и мирового судьй судебного участка N 153 Кореновского района от 20 ноября 2002 г., вынесенных в пользу заявителей;

(b) власти Российской Федерации в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции обязаны выплатить каждому заявителю по 3 900 (три тысячи девятьсот) евро в качестве компенсации морального вреда в российских рублях по курсу, установленному на день выплаты, а также любые налоги, которые могут быть взысканы с присужденных сумм;

(c) власти государства-ответчика в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции обязаны выплатить заявителям 5 000 (пять тысяч) рублей в возмещение судебных расходов и издержек, а также любые налоги, которые могут быть взысканы с присужденной суммы;

(d) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил остальные требования заявителей по справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении было направлено в письменной форме 5 апреля 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

   

Серен Нильсен

Христос Розакис

   

Секретарь Секции Суда

Председатель Палаты Суда