Лыков против Российской Федерации

Дата: 12.07.2007
Країна: Россия
Судовий орган: Европейский суд по правам человека
Номер справи: 18557/06
Джерело: www.echr.ru
Коротко: Нарушение статьи 6 § 1 Конвенции: длительное неисполнение судебных решений // Нарушение статьи 1 Протокола 1: право на владение имуществом

лыков (lykov) против российской федерации.pdf

Европейский Суд по правам человека

(Первая Секция)

Дело “Лыков (Lykov)

против Российской Федерации”

(Жалоба N 18557/06)

Постановление Суда

Страсбург, 12 июля 2007 г.

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса,

Д. Малинверни, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 21 июня 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:

Процедура

1. Дело было инициировано жалобой N 18557/06, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее – Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) гражданином Российской Федерации Михаилом Петровичем Лыковым (далее – заявитель) 15 марта 2006 г.

2. Власти Российской Федерации были первоначально представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым, а впоследствии новым Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека В.В. Милинчук.

3. 22 июня 2006 г. Европейский Суд официально уведомил власти Российской Федерации о рассмотрении жалобы заявителя. Согласно положениям пункта 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд принял решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с принятием решения по вопросу о ее приемлемости.

Факты

4. Заявитель, 1949 года рождения, проживает в г. Костроме.

5. 11 мая 2004 г. Свердловский районный суд г. Костромы удовлетворил иск заявителя к администрации г. Костромы и возложил на ответчика обязанность:

“…предоставить Лыкову Михаилу Петровичу и членам его семьи: жене, Лыковой Ольге Александровне, сыну, Лыкову Сергею Михайловичу, и Шелепо Татьяне Павловне, – обустроенное жилое помещение, которое соответствует санитарным и техническим требованиям, принимая во внимание право на дополнительную жилую площадь в размере одной отдельной комнаты”.

6. Решение Свердловского районного суда г. Костромы было оставлено без изменения судебной коллегией по гражданским делам Костромского областного суда 21 июля 2004 г.

7. 20 августа 2004 г. было возбуждено исполнительное производство. Судебное решение оставалось неисполненным, поскольку администрация г. Костромы не располагала соответствующим жилым помещением и средствами для его приобретения.

8. Администрация Костромской области обратилась в Федеральное казначейство с просьбой предоставить ей средства для приобретения квартиры площадью 82 кв. метра, на которую заявитель и члены его семьи имели право в соответствии с судебным решением от 11 мая 2004 г. В декабре 2004 г. денежные средства в размере 738 000 рублей были перечислены на счет администрации Костромской области. Учитывая среднюю рыночную стоимость недвижимости в г. Костроме, в 2005 году администрация Костромской области смогла приобрести квартиру только площадью 57,3 кв. метра. Заявителю была предложена эта квартира, но он отказался принимать ее, поскольку имел право на квартиру большей площади в соответствии с судебным решением от 11 мая 2004 г.

9. В январе 2006 г. теща заявителя, Т.П. Шелепо, умерла. Служба судебных приставов-исполнителей обратилась в Свердловский районный суд г. Костромы за разъяснением судебного решения от 11 мая 2004 г., учитывая смерть Т.П. Шелепо. 14 августа 2006 г. Свердловский областной суд отклонил ходатайство.

10. 21 августа 2006 г. служба судебных приставов-исполнителей предложила заявителю ту же квартиру, которая была куплена в 2005 году. Заявитель снова отклонил предложение, отметив размер квартиры и ее плохое состояние.

11. 7 сентября 2006 г. исполнительное производство было прекращено и исполнительный лист был возвращен заявителю, поскольку он отклонил предложение судебных приставов-исполнителей.

12. 14 ноября 2006 г. Свердловский районный суд г. Костромы отменил постановление судебного пристава-исполнителя от 7 сентября 2006 г. Свердловский районный суд г. Костромы отметил, что в соответствии с судебным решением от 11 мая 2004 г., оставленным без изменения судом кассационной инстанции 21 июля 2004 г., заявитель имел право на обустроенное жилое помещение площадью 82 кв. метра, отвечающее санитарным и техническим требованиям. Заявителю дважды предлагалась квартира меньшей площади, которая “не отвечала техническим и санитарным требованиям, находилась в плохом состоянии, нуждалась в ремонте и, следовательно, требовала дополнительных затрат”. Свердловский районный суд г. Костромы также отметил, что смерть Т.П. Шелепо не повлияла на право заявителя и его семьи на такую квартиру. Определение Свердловского районного суда г. Костромы от 14 ноября 2006 г. не было обжаловано и вступило в законную силу.

13. В декабре 2006 г. исполнительное производство возобновилось. В марте 2007 г. администрация г. Костромы проинформировала заявителя о том, что она располагает двумя квартирами: одна была куплена в 2005 году и уже предлагалась заявителю, площадь другой квартиры составляла 75,6 кв. метра. Заявитель мог выбрать любую из них. Он снова отклонил предложение, утверждая, что он имел право на квартиру большей жилой площади.

Право

I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции

14. Заявитель утверждал, что решение Свердловского районного суда г. Костромы от 11 мая 2004 г., оставленное без изменения 21 июля 2004 г., не было исполнено. Европейский Суд полагает, что эта жалоба должна быть рассмотрена в свете положений пункта 1 статьи 6 Конвенции истатьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу “Бурдов против России” (Burdov v. Russia) жалоба N 59498/00,§ 26, ECHR 2002-III* (* Опубликовано в “Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год”.)). Указанные положения в части, применимой к данному делу, предусматривают:

Пункт 1 статьи 6 Конвенции

“Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на справедливое… разбирательство дела… судом…”.

Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

“Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права…”.

A. Приемлемость жалобы

15. Европейский Суд отмечает, что жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее Европейский Суд отмечает, что она не является неприемлемой по иным основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

B. Существо жалобы

16. Власти Российской Федерации утверждали, что судебное решение от 11 мая 2004 г., оставленное без изменения 21 июля 2004 г., оставалось неисполненным, поскольку администрация г. Костромы не располагала ни подходящим жилым помещением, ни денежными средствами и поскольку имели место сложные межбюджетные отношения. Кроме того, заявитель отклонил несколько предложений и таким образом затянул исполнительное производство.

17. Заявитель утверждал, что предложения администрации г. Костромы не соответствовали требованиям, изложенным в судебном решении от 11 мая 2004 г.

18. Европейский Суд отмечает, что 11 мая 2004 г. заявитель добился вынесения судебного решения в свою пользу, в соответствии с которым ему и членам его семьи полагалась квартира. Судебное решение было оставлено без изменения судом кассационной инстанции и вступило в законную силу 21 июля 2004 г. До сих пор оно не было исполнено. Таким образом, оно остается неисполненным немногим менее трех лет.

19. Европейский Суд часто признавал нарушения пункта 1 статьи 6Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в делах, где возникали вопросы, схожие с поднятыми в настоящем деле (см. Постановление Европейского Суда по делу “Малиновский против Российской Федерации” (Malinovskiy v. Russia) жалоба N 41302/02, § 35 et seq., ECHR 2005* (* Опубликовано в “Бюллетене Европейского Суда по правам человека” N 11/2005.); Постановление Европейского Суда по делу “Тетерины против Российской Федерации” (Teteriny v. Russia) от 9 июня 2005 г., жалоба N 11931/03, § 41 et seq.; Постановление Европейского Суда по делу “Гиззатова против Российской Федерации” (Gizzatova v. Russia) от 13 января 2005 г., жалоба N 5124/03, § 19 et seq.* (* Опубликовано в “Бюллетене Европейского Суда по правам человека” N 7/2005.); упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу “Бурдов против России”, § 34 et seq., ECHR 2002-III).

20. Изучив представленную в его распоряжение информацию, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не привели какого-либо факта или довода, которые смогли бы убедить Европейский Суд прийти к иному выводу в настоящем деле. Европейский Суд отмечает, что судебное решение не было исполнено, поскольку должник не располагал подходящим жильем и не имел финансовых средств для его приобретения. Тем не менее Европейский Суд напоминает, что орган государственной власти не вправе ссылаться на отсутствие средств или иных ресурсов, например, жилого помещения, в обоснование невыплаты долга по судебному решению (см. упоминавшиеся выше Постановление Европейского Суда по делу “Малиновский против Российской Федерации”, § 35; Постановление Европейского Суда по делу “Плотниковы против Российской Федерации” (Plotnikovy v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалоба N 43883/02, § 23* (* Там же. N 9/2005.)). Действительно задержка в исполнении судебного решения может быть оправдана при конкретных обстоятельствах, но она не может быть таковой, чтобы нарушить саму сущность права, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Заявителю не должны создаваться препятствия в извлечении благоприятных для него результатов судебного разбирательства в связи с финансовыми трудностями, испытываемыми властями государства-ответчика (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу “Бурдов против России”, § 35). Тот же принцип применим и к трудностям, испытываемым государственной службой по принудительному исполнению судебных решений, и к сложным бюджетным взаимоотношениям (см. Постановление Европейского Суда по делу “Вассерман против Российской Федерации” (Wasserman v. Russia) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 15021/02, § 38* (* Там же. N 6/2005.); и Постановление Европейского Суда по делу “Чернышов и другие против Российской Федерации” (Chernyshov and Others v. Russia) от 28 сентября 2006 г., жалоба N 10415/02, § 14* (* Там же. N 3/2008.)).

21. Европейский Суд также не убежден в том, что заявитель способствовал затягиванию исполнительного производства, отказавшись принять предложения администрации г. Костромы. Трижды заявитель отказался принять квартиры, которые не удовлетворяли условиям, указанным в судебном решении от 11 мая 2004 г. Согласно судебному решению от 11 мая 2004 г. заявитель и три члена его семьи имели право на квартиру, отвечавшую санитарным нормам. 14 ноября 2006 г. Свердловский районный суд г. Костромы подтвердил право заявителя на квартиру площадью не менее 82 кв. метра. Предложения администрации г. Костромы не отвечали указанным требованиям. Власти Российской Федерации признали, что заявитель правомерно отклонил предложения администрации г. Костромы (см. выше, § 12 настоящего Постановления). Европейский Суд полагает, что заявителя нельзя обвинять в том, что он отказался урегулировать спор, согласившись на квартиру меньшей площадью, чем полагалась ему в соответствии с судебным решением от 11 мая 2004 г., оставленным без изменения 21 июля 2004 г. (см. для сравнения Постановление Европейского Суда по делу “Корнев против Российской Федерации” (Kornev v. Russia) от 28 сентября 2006 г., жалоба N 26089/02, § 40* (* Там же. N 9/2007.)).

22. Европейский Суд приходит к выводу, что, не исполняя в течение нескольких лет вступившее в законную силу судебное решение, принятое в пользу заявителя, власти Российской Федерации нарушили сущность его права на доступ к суду и воспрепятствовали ему в получении квартиры, которую он обоснованно ожидал получить.

23. Следовательно, имело место нарушение статьи 6 Конвенции истатьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

II. Применение статьи 41 Конвенции

24. В соответствии со статьей 41 Конвенции:

“Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции илиПротоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне”.

A. Ущерб

25. Заявитель требовал 50 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

26. Власти Российской Федерации отметили, что требования заявителя были чрезмерными и необоснованными.

27. Европейский Суд напоминает, что в настоящем деле он признал нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с тем, что судебное решение, принятое в пользу заявителя, не было исполнено. Европейский Суд напоминает, что наиболее подходящей формой компенсации в отношении нарушения статьи 6 Конвенции является гарантия того, что заявитель по возможности будет помещен в то положение, в котором он бы находился, если не были бы нарушены требования статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу “Пиерсак против Бельгии (статья 50 Конвенции)” (Piersack v. Belgium (Article 50) от 26 октября 1984 г., Series A, N 85, p. 16, § 12 и, mutatis mutandis* (* Mutatis mutandis (лат.) – с соответствующими изменениями (прим.переводчика).), Постановление Европейского Суда по делу “Генчель против Турции” (Gencel v. Turkey) от 23 октября 2003 г., жалоба N 53431/99, § 27). Европейский Суд полагает, что этот принцип также применим и в настоящем деле, принимая во внимание установленные нарушения (см. для сравнения Постановление Европейского Суда по делу “Познахирина против Российской Федерации” (Poznakhirina v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалоба N 25964/02, § 33* (* Опубликовано в “Бюллетене Европейского Суда по правам человека” N 7/2005.)). Основополагающее обязательство властей Российской Федерации по исполнению судебного решения, принятого в пользу заявителя, не ставится под сомнение. Следовательно, Европейский Суд считает, что власти государства-ответчика обязаны обеспечить надлежащим образом исполнение решения Свердловского районного суда г. Костромы от 11 мая 2004 г., оставленного без изменения судом кассационной инстанции 21 июля 2004 г.

28. Кроме того, Европейский Суд полагает, что заявитель, должно быть, испытывал страдания и чувство разочарования в результате неисполнения властями Российской Федерации судебного решения, принятого в его пользу. Европейский Суд принимает во внимание такие существенные аспекты, как длительность неисполнения судебного решения и характер вознаграждения, присужденного судом Российской Федерации, и, основываясь на принципе справедливости, присуждает заявителю 2 300 евро в качестве компенсации морального вреда, плюс любой налог, подлежащий начислению на присужденные денежные средства.

B. Расходы и издержки

29. Заявитель не представил каких-либо требований относительно возмещения расходов и издержек, понесенных в ходе разбирательства по делу во внутригосударственных органах власти и Европейском Суде.

30. Следовательно, Европейский Суд не присуждает заявителю возмещение по данному основанию.

C. Процентная ставка при просрочке платежей

31. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил жалобу приемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции истатьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

3) постановил:

(a) что власти государства-ответчика обязаны в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии спунктом 2 статьи 44 Конвенции обеспечить надлежащими средствами исполнение судебного решения, принятого судом Российской Федерации в пользу заявителя, а также выплатить ему 2 300 евро (две тысячи триста евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащие пересчету в российские рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, плюс любой налог, подлежащий начислению на присужденные денежные средства;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил остальную часть требований заявителя по справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении было направлено 12 июля 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77Регламента Европейского Суда.

   

Серен Нильсен

Христос Розакис

   

Секретарь Секции Суда

Председатель Палаты Суда