Вениамин Тимошенко против Украины: решение о праве работников транспортных компаний на забастовку

Дата: 02.10.2014
Країна: Украина
Судовий орган: Европейский суд по правам человека
Організація: Українська Гельсінська спілка з прав людини
Номер справи: 48408/12
Коротко: Нарушение статьи 11 Конвенции: свобода собраний и ассоциаций

Зміст

© Перевод Украинского Хельсинского союза по правам человека

Официальное цитирование – Veniamin Tymoshenko and Others v. Ukraine, no. 48408/12, § …, 2 October 2014

Официальный текст (англ.)

 

ПЯТАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО ВЕНИАМИНА ТИМОШЕНКО И ДРУГИХ ПРОТИВ УКРАИНЫ

(Заявление № 48408/12)

РЕШЕНИЕ

СТРАСБУРГ

2 октября 2014 года

Это решение станет окончательным при условиях, изложенных в Статье 44 § 2 Конвенции. Оно может быть отредактировано.

По делу Вениамина Тимошенко и других против Украины,
Европейский Суд по правам человека (Пятая секция), заседая Палатой в составе:
Mark Villiger, Председатель,
Angelika Nußberger,
Boštjan M. Zupančič,
Ganna Yudkivska,
Vincent A. De Gaetano,
André Potocki,
Aleš Pejchal, судьи,
and Claudia Westerdiek, Секретарь секции,
Рассмотрев дело в закрытом заседании 9 сентября 2014 года,
Провозглашает следующее решение, принятое в этот день:

ПРОЦЕДУРА

1. Данное дело основано на заявлении (№48408/12) против Украины, поданном в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция») пятью гражданами Украины: г-ном Вениамином Вячеславовичем Тимошенко (1975 г.р.), Андреем Николаевичем Бородиным (1973 г.р.), Ольгой Валерьевной Ивановой (1971 г.р.), Олегом Петровичем Пушняком (1972 г.р.) и Тарасом Александровичем Товстым (1984 г.р.). Г-н Бородин проживает в Борисполе, все остальные заявители проживают в Киеве.
2. Заявители были представлены г-жой О. Чугаенко и г-жой О. Коробко, юристами, практикующими в Киеве. Правительство Украины (далее – Правительство) было представлено его уполномоченным, на последнем этапе – г-жой О. Давыдчук.
3. Заявители жаловались, что запрет на забастовку членов экипажа авиакомпании АэроСвит был нарушением их прав в соответствии со статьей 11 Конвенции.
4. 7 марта 2013 года заявление было коммуницировано Правительством.
5. Письменные пояснения были получены от Европейской конфедерации профсоюзов (ЕКП), которой Председателем была предоставлена возможность выступить в качестве третьей стороны (§ 2 ст. 36 Конвенции и § 3 ст. 44 Регламента Суда).

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

6. В рассматриваемый период времени заявители работали в ЗАО «АэроСвит Эйрлайнс» (далее – авиакомпания «АэроСвит»), в качестве членов экипажа авиакомпании.
7. Как подтверждается, в частности, протоколом учредительного собрания профсоюза от 2 июля 2003 года, все заявители были членами профсоюза компании. Г-н Тимошенко был его председателем.
8. 16 февраля 2011 года Национальной службой посредничества и примирения (далее – НСПП) был зарегистрирован трудовой спор между работниками и руководством авиакомпании «АэроСвит». Требования работников сводились, в частности, к следующему:
– ремонт авиационного электронного оборудования для подачи пищи и для кондиционирования воздуха;
– повышение безопасности технологических процессов во время полетов;
– выплаты зарплаты не позднее, чем за три дня до начала периода отпусков;
– выплата заработной платы своевременно и в полном объеме два раза в месяц;
– повышение заработной платы на 3% и перерасчет заработной платы за 2009 и 2010 гг.;
– перерасчет заработной платы с 2008 года на основе обменного курса доллара США и украинской гривны по курсу, установленному Национальным банком Украины;
– перерасчет доплат за выслугу;
– обеспечение трансфера членов экипажа самолета в аэропорт и обратно;
– установление суточных в расчете 50 $ за все иностранные рейсы;
– чистка и глажка формы за счёт работодателя;
– выделение, по меньшей мере, 0,3% от фонда оплаты труда для культурных и спортивных мероприятий;
– выплата премии сотрудникам в размере 3,23% от прибыли, полученной в 2008 г.; а также,
– инфляционная корректировка зарплаты, если они выплачивались с задержкой, начиная с декабря 2008 г.
9. 16 марта и 12 апреля НСПП, исключила из списка некоторые требования работников, установив, что они были удовлетворены, со ссылкой на решения комиссии по примирению от 28 февраля, 10 и 30 марта 2011 года.
10. 27 мая 2011 года Арбитражный суд НСПП на основе слушаний, в которых приняли участие представители обеих сторон, вынес решение касательно остальных требований работников. Было установлено, что большинство требований являются законными, и они были направлены работодателю для их выполнения.
11. Из-за отсутствия каких-либо мер по обеспечению выполнения вышеуказанных требований, члены экипажа авиакомпании «АэроСвит», в том числе заявители, решили провести забастовку.
12. 9 сентября 2011 года на общем собрании работников авиакомпании «АэроСвит» в поиске решения трудового спора было принято решение о забастовке 150 членов экипажей самолетов. Забастовка должна была начаться 28 сентября 2011 г. и продолжаться, пока требования работников не будут полностью удовлетворены. В своем объявлении о забастовке работники указали, что все иностранные рейсы, начавшиеся до начала забастовки, будут выполнены. На собрании был сформирован забастовочный комитет из шести лиц (в него вошли все заявители, кроме г-на Пушняка, который, однако, присутствовал на собрании и проголосовал за забастовку). Забастовочный комитет был наделён следующими полномочиями: вести от имени работников переговоры с руководством компании и государственными органами, привлечь внимание средств массовой информации к забастовке; получать информацию от руководства компании об уступках относительно требований работников; инициировать создание и участвовать в работе комиссии по примирению; организовать и провести митинги и пикеты в поддержку, выдвинутых требований; подписать соглашение с собственником или его уполномоченным представителем об урегулировании трудового спора, а также проводить консультации с НСПП.
13. К 12 сентября 2011 года забастовочный комитет уведомил следующие органы о проведении забастовки: работодатель, НСПП, Министерство инфраструктуры Украины, Государственную авиационную администрацию, Министерство социальной политики, Государственную инспекцию труда, парламентского Уполномоченного по правам человека, а также ряд других учреждений и организаций.
14. 19 сентября 2011 г. сентября руководство авиакомпании «АэроСвит» подало иск в Дарницкий районный суд города Киева (Дарницкий суд) к профсоюзу членов экипажа данной компании с требованием о признании забастовки незаконной.
15. 26 сентября 2011 г. Дарницкий суд провел первое заседание по делу. Следующее слушание было назначено на утро 28 сентября 2011 г.
16. По неизвестным заявителям причинам запланированное судебное заседание не было проведено. Позже стало известно, что судья был на больничном.
17. 28 сентября 2011 года руководство авиакомпании «АэроСвит» подало еще один иск к забастовочному комитету о признании забастовки незаконной, на этот раз в Бориспольский городской суд (Бориспольский суд).
18. 29 сентября 2011 года Бориспольский суд, в порядке письменного судебного производства, выдал запрет в отношении забастовочного комитета на проведение забастовки до момента вынесения решения по иску работодателя.
19. В тот же день руководство авиакомпании «АэроСвит» передало судебный запрет на проведение забастовки представителям профсоюза авиакомпании.
20. 30 сентября руководство авиакомпании отозвало свой ранее поданный иск из Дарницкого районного суда г. Киева.
21. 4 октября 2011 года профсоюз обжаловал решение Бориспольского районного суда от 29 сентября 2011 года в апелляционный суд Киевский области («апелляционный суд»). Профсоюз указал, в частности, что забастовочный комитет не мог быть ответчиком в данном деле, так как он не был ни физическим, ни юридическим лицом. Также у него не было права действовать в суде от имени сотрудников, решивших поддержать забастовку.
22. 5 октября 2011 г. апелляционный суд отказал в удовлетворении вышеуказанной жалобы.
23. 6 октября 2011 года Бориспольский суд признал проведение страйка незаконным и вынес решение о его запрете. Суд опирался на статью 18 закона Украины «О транспорте», которая запрещала забастовки на транспортных предприятиях, если они влияют на перевозки пассажиров. Суд отметил, что авиакомпания «АэроСвит» была крупным пассажирским перевозчиком, где работало более восьмидесяти маршрутов в тридцать три страны. Кроме того, учитывая, что одной из основных задач экипажа самолета было обеспечение безопасности пассажиров, суд учел также положения статьи 24 закона Украины «О порядке разрешения коллективных трудовых споров», запрещающие забастовки, если они могут поставить под угрозу жизнь и здоровье людей. Суд также сделал общую ссылку на статью 44 Конституции Украины.
24. Профсоюз подал апелляцию на это решение. Он вновь привёл те же аргументы, что и 4 октября 2011 г., касающиеся полномочий забастовочного комитета. Также профсоюз указал, что суд первой инстанции неправильно применил положения Закона Украины «О транспорте», противоречащие Закону Украины «О порядке разрешения коллективных трудовых споров».
25. 22 ноября и 19 декабря 2011 г., соответственно, Киевский областной апелляционный суд и Высший специализированный суд по рассмотрению гражданских и уголовных дел оставили в силе судебное решение от 6 октября 2011 года.
26. 20 января 2012 года Высшим специализированным судом было вынесено окончательное судебное решение касательно иска к забастовочному комитету.

II. СООТВЕТСТВУЮЩИЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА

A. Конституция Украины (1996 г.)

27. Статья 44 гласит:
“Сотрудники имеют право на забастовку для защиты своих экономических и социальных интересов.
Порядок осуществления права на забастовку устанавливается законом с учетом необходимости обеспечения национальной безопасности, защиты здоровья и прав и свобод других лиц.
Никто не может быть принужден к участию или неучастию в забастовке.
Забастовка может быть запрещена только на основании закона”

B. Закон о порядке решения коллективных трудовых споров (конфликтов) (1998 г., с последующими изменениями) – “Про порядок вирішення колективних трудових спорів (конфліктів)”

28. Соответствующие положения гласят:
Статья 3. Стороны коллективного трудового спора
“Сторонами коллективного трудового спора (конфликта) являются:
– на производственном уровне – наемные работники (отдельные категории наемных работников) … или первичная профсоюзная или другая уполномоченная наемными работниками организация и собственник предприятия, учреждения, организации или уполномоченный им орган или представитель…
Уполномоченный наемными работниками [на представительство их интересов] орган является единственным полномочным представителем наемных работников до момента прекращения такого спора…”
Статья 17. Забастовка
“Забастовка – это временное коллективное добровольное прекращение работы работниками (невыход на работу, невыполнение своих трудовых обязанностей) … в целях разрешения коллективного трудового спора (конфликта).
Забастовка применяется как крайнее средство (когда все другие возможности исчерпаны) разрешения коллективного трудового спора (конфликта) в связи с отказом [работодателя] удовлетворить требования наемных работников или уполномоченного ими органа, профсоюза, объединения профсоюзов или уполномоченного им (ими) органа.”
Статья 18. Право на забастовку
“Согласно статье 44 Конституции Украины работники имеют право на забастовку для защиты своих экономических и социальных интересов.
Порядок осуществления права на забастовку устанавливается данным законом.
Забастовка может быть начата, если примирительные процедуры не привели к разрешению коллективного трудового спора (конфликта) или [работодатель] уклоняется от примирительных процедур либо не выполняет соглашения, достигнутого в ходе разрешения коллективного трудового спора (конфликта)…”
Статья 24. Случаи, при которых запрещается проведение забастовки
“Запрещается проведение забастовки при условии, что прекращение работниками работы создает угрозу жизни и здоровью людей, окружающей среде или препятствует предотвращению стихийного бедствия, аварий, катастроф, эпидемий и эпизоотиям или ликвидации их последствий.
Запрещается проведение забастовки работников (кроме технического и обслуживающего персонала) органов прокуратуры, суда, Вооруженных Сил Украины, органов государственной власти, безопасности и правопорядка…”
РАЗДЕЛ V: ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ.
“…3. До приведения законодательства в соответствие с данным Законом, законы и другие нормативно-правовые акты применяются в части, не противоречащей настоящему Закону.
4. Кабинету Министров Украины в трехмесячный срок – представить предложения о приведении законодательных актов Украины в соответствие с настоящим Законом..”

C. Закон «О транспорте» (1994 г.)

29. Статья 18 «Забастовки на транспорте» гласит:
“Прекращение работы (забастовка) на предприятиях транспорта возможно в случае невыполнения администрацией предприятия условий тарифных соглашений, кроме случаев, связанных с перевозкой пассажиров, обслуживанием непрерывно действующих предприятий, а также, когда забастовка представляет угрозу жизни и здоровью людей.”
30. В указанные выше положения не были внесены поправки, несмотря на то, что Закон вступил в силу ещё в 1994 году. Некоторые предлагаемые поправки были разработаны в 2001 г. в соответствии с рекомендациями Комитета МОТ по свободе объединений, но безрезультатно (пункты 38-40 ниже). Кроме того, 26 августа 2010 года проект Закона «О внесении изменений в статью 18 Закона «О транспорте» для приведения в соответствие с Конституцией Украины и Постановлением о порядке решения трудовых споров (конфликтов)» был зарегистрирован в Верховной Раде (Украинском парламенте). Окончательный вариант проекта содержал предложение об отмене всей статьи 18. 15 июня 2011 года Парламентский комитет по вопросами транспорта и связи рекомендовал парламенту отклонить проект текста, аргументируя свою позицию тем, что это приведет к дестабилизации транспортного сектора и нанесёт вред социально-экономическим интересам государства. В результате, проект изменений был отклонен.

D. Действия Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека

31. 15 января 2013 года Уполномоченным Верховной Рады Украинской по правам человека был выпущен пресс-релиз следующего содержания
Г-жа Валерия Лутковская: «Право сотрудников транспортных предприятий на забастовку должно быть урегулировано на законодательном уровне»
“Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Валерия Лутковская направила Премьер-министру Украины г-ну Николаю Азарову письмо о защите конституционного права на забастовку работников транспорта. В нем отмечается, что к Омбудсмену неоднократно обращались представители Всеукраинского профессионального союза пилотов, а также профсоюзы членов экипажа одного из авиаперевозчиков по поводу неконституционности норм Закона Украины “О транспорте” и нарушении их законных прав.
Мониторинг Уполномоченного засвидетельствовал: недостаточная урегулированность этого вопроса фактически сделала невозможной законную защиту прав работников транспорта, обусловила неоднозначную трактовку норм права в этой сфере. И, с одной стороны, [данная недостаточная урегулированность] несет реальную угрозу массовых нарушений трудовых прав работодателем, а с другой – спонтанных (неожиданных) срывов перевозок и тому подобное.
Рабочей группой, созданной Уполномоченным по правам человека, при участии представителей Министерства социальной политики, Министерства инфраструктуры, Министерства экономического развития, Национальной службы посредничества и примирения, делегированных от совместных представительских органов сторон работодателей и профсоюзов, был разработан проект Закона Украины “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно гарантирования реализации конституционного права человека на забастовку”. В нем, в частности, предлагается статью 18 Закона Украины “О транспорте” изложить в такой редакции: “Забастовка на предприятиях транспорта применяется в соответствии с законодательством о порядке решения коллективных трудовых споров (конфликтов)”. А часть первую статьи 24 Закона Украины “О порядке решения коллективных трудовых споров (конфликтов)” после слов “здоровью людей”, дополнить словами “[либо] национальной безопасности”.
Как отмечает Уполномоченный по правам человека Валерия Лутковская, Министерство социальной политики, Министерство экономического развития, Министерство инфраструктуры, Секретариат Совета национальной безопасности и обороны, представители профсоюзов оставили законопроект без замечаний.
Учитывая важность решения этого вопроса на законодательном уровне, Омбудсмен г-жа Валерия Лутковская… внесла на рассмотрение правительства разработанный законопроект для дальнейшего направления в Верховную Раду Украины. Премьер-министр Украины г-н Николай Азаров дал поручение руководителям Министерств инфраструктуры, социальной политики, экономического развития, финансов и юстиции рассмотреть проект вышеупомянутого закона и внести в него согласованные предложения. Уполномоченный по правам человека надеется, что уже в ближайшее время законопроект в установленном порядке будет внесен на рассмотрение парламента.”

III. СООТВЕТСТВУЮЩИЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

A. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.)

32. Статья 8 § 1 Пакта гласит:
“1. Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются обеспечить:
a) право каждого человека создавать для осуществления и защиты своих экономических и социальных интересов профессиональные союзы и вступать в таковые по своему выбору при единственном условии соблюдения правил соответствующей организации. Пользование указанным правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусматриваются законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности или общественного порядка или для ограждения прав и свобод других;
b) право профессиональных союзов образовывать национальные федерации или конфедерации и право этих последних основывать международные профессиональные организации или присоединяться к таковым;
c) право профессиональных союзов функционировать беспрепятственно без каких-либо ограничений, кроме тех, которые предусматриваются законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности или общественного порядка или для ограждения прав и свобод других;
d) право на забастовки при условии его осуществления в соответствии с законами каждой страны.

B. Принципы МОТ, касающиеся права на забастовку

33. Соответствующие принципы Международной организации труда (МОТ) обобщены в документе «Принципы МОТ о праве на забастовку», впервые опубликованном в Международном обзоре труда, Вып. 137 (1998), № 4, с дальнейшим изданием в 2000 году. Соответствующие выдержки из него гласят:
1. Общие вопросы
Основной принцип права на забастовку
“…На протяжении многих лет, в соответствии с этим принципом, Комитет по свободе объединений признал, что забастовка является правом, а не просто социальным актом, а также:
1. дал понять, что это право, которым работники и их организации (профсоюзы, федерации и конфедерации) имеют право пользоваться …;
2. сократил количество категорий работников, которые могут быть лишены этого права, а также правовые ограничения на его осуществление, которые не должны быть чрезмерными;
3. связал осуществление права на забастовку с целями поощрения и защиты экономических и социальных интересов работников …;
4. заявил, что законное осуществление права на забастовку не должно повлечь за собой отрицательно влияющего наказания любого рода, которые будет означать акты дискриминации в отношении профсоюзов.
Эти подходы, высказанные Комитетом по свободе объединения совпадают по содержанию с мнением Комитета экспертов…”
3. Работники, которые пользуются правом на забастовку, и исключения из этого права
“…Комитет решил признать общее право на забастовку, с единственными возможными исключениями, которые могут быть наложены на государственных служащих и работников в сфере средств жизнеобеспечения в строгом смысле этого термина. Очевидно, что Комитет по свободе объединения принимает запрет на забастовки в случае национального чрезвычайного положения (МОТ, 1996d, пункт 527)…”
Сфера средств жизнеобеспечения в строгом смысле этого термина
“В течение долгого времени, надзорные органы МОТ внесли большую точность в концепцию средств жизнеобеспечения в строгом смысле этого термина (для лиц, которым забастовка может быть запрещена). В 1983 году Комитет экспертов определил такие услуги, как те, «прерывание которых может представлять угрозу для жизни, личной безопасности или здоровья всего или части населения» (МОТ, 1983b, пункт 214). Это определение было принято Комитетом по свободе объединения вскоре после этого.
Очевидно, что определение средств жизнеобеспечения в строгом смысле этого слова «зависит в значительной степени от конкретных обстоятельств, сложившихся в стране»; также, не может быть никаких сомнений в том, что «сфера иных услуг может стать сферой средств жизнеобеспечения, если забастовка длится свыше определенного времени или выходит за пределы определенной сферы, тем самым ставя под угрозу жизнь, личную безопасность или здоровье в целом или части населения» (МОТ, 1996d, пункт. 541). Комитет по свободе объединения, тем не менее, не дал свое заключение о существенной либо несущественной природе ряда конкретных услуг.
Таким образом, Комитет дает определение сферы средств жизнеобеспечения в строгом смысле, в данной ситуации право на забастовку может быть предметом серьезных ограничений или даже запрещаться: больничная сфера; услуги по предоставлению электроснабжения; услуги водоснабжения; телефонная связь; управление воздушным движением (там же, пункт 544).
В отличие от этого, Комитет посчитал, что, в общем, следующие услуги не принадлежат к сфере средств жизнеобеспечения в строгом смысле этого слова, и, следовательно, запрет на забастовку к ним не относится (там же, пункт 545):
… транспортные услуги в целом; … ремонтные работы самолётных судов…
Эти несколько примеров не характеризуют исчерпывающий перечень сферы средств жизнеобеспечения. Комитет не перечислил большее количество услуг в данной сфере, потому что его мнение зависит от характера конкретной ситуации и от контекста, который он должен изучить, так как жалобы относительно запрещения забастовок в сфере средств жизнеобеспечения являются редкими…”
Терминологическое разъяснение относительно концепции сферы средств жизнеобеспечения и минимального обслуживания
“…Когда Комитет экспертов использует выражение «сфера средств жизнеобеспечения», это относится только к средствам жизнеобеспечения в строгом смысле этого термина (то есть теми, непредоставление которых может поставить под угрозу жизнь, личную безопасность или здоровье всего или части населения), ограничения или даже запрет которых могут быть оправданы, однако сопровождаются компенсаторными гарантиями. Тем не менее, «минимальное обслуживание» «было бы уместно в ситуациях, где значительное ограничение или полный запрет забастовки не были бы оправданы и где, не ставя под сомнение право на забастовку для большинства работников,.. возможно рассмотреть обеспечение необходимых потребностей пользователей, выполнение их с помощью непрерывной и безопасной необходимой эксплуатации» (там же, пункт 162)…”
34. В Общем Обзоре основополагающих конвенций, касающихся прав в сфере труда в свете Декларации МОТ о социальной справедливости в целях справедливой глобализации (Международная конференция труда, 101-я сессия, 2012 г.), Комитет экспертов МОТ по имплементации Конвенций и Рекомендаций (КЭПКР) указал, что воздушный транспорт, должен быть исключён из «сферы средств жизнеобеспечения» и о том, что право на забастовку рабочих, занятых в этом секторе должно быть признано.

C. Соответствующая судебная практика Комитета МОТ по свободе объединений

1. В отношении Украины (Дело № 2018)

35. 23 февраля 1999 г. Независимый профсоюз работников Ильичевского морского торгового порта подал жалобу в Комитет МОТ по свободе объединения против правительства Украины, заявив о нарушении прав профсоюзов, включая право на забастовку. В ответе Правительства содержалось указание на то, что, в соответствии с Законом «О транспорте», забастовки были запрещены в постоянно действующих транспортных предприятиях.
36. В своем докладе № 318 ноября 1999 года (доклад, в котором Комитет запросил информацию относительно развития), Комитет заявил:
“514. В делах, касающихся нарушений права на забастовку, Комитет всегда признавал право на забастовку работников и их организаций в качестве законного средства защиты своих экономических и социальных интересов. Он также считает, что условия, которые предусмотрены в правовых актах и должны быть выполнены для придания забастовке законности, должны быть разумными и в любом случае не создавать существенных ограничений возможности действовать профсоюзным организациям. … Комитет также подчеркнул, что в то время как право на забастовку может быть ограничено или запрещено для предоставления услуг в сфере средств жизнеобеспечения в строгом смысле этого термина, то есть обслуживания, прерывание которого может поставить под угрозу жизнь, личную безопасность или здоровье в целом или части населения, при условии, что рабочим даны соответствующие гарантии, деятельность в портах, как правило, не принадлежит к сфере средств жизнеобеспечения в строгом смысле этого слова, хотя она является важной составляющей общественных услуг, минимальное предоставление которых может потребоваться в случае забастовки. … Таким образом, Комитет просит правительство внести поправки в статью 18 Закона «О транспорте», чтобы убедиться, что она не может быть истолкована как запрещающая забастовки в портах.

516. В свете своих предыдущих выводов, Комитет предлагает Правительству утвердить следующие рекомендации:

(d) Что касается судебных решений, по которым забастовка, запланированная на 7 сентября 1998 года, была незаконной, Комитет, подчеркивает, что деятельность в портах не является услугами в сфере средств жизнеобеспечения, в которой забастовки могут быть запрещены, хотя она является важной общественной деятельностью, в которой минимальное обслуживание может потребоваться в случае забастовки, и просит правительство внести поправки в статью 18 Закона «О транспорте», чтобы убедиться, что она не может быть истолкована как возможность запрета забастовок в портах.”
37. Впоследствии Комитет издал несколько докладов относительно выполнения данных рекомендаций
38. В частности, в ноябре 2001 года он выпустил Доклад № 323, в котором он сослался на коммуникацию Правительства, датированную августом 2001 г., о том, что Министерство транспорта готовит новый законопроект по вопросам регулирования транспорта, который будет включать в себя следующие положения:
“Добровольное прекращение работы (забастовка) на транспортных предприятиях может быть инициировано в соответствии с порядком, установленным согласно действующему законодательству, за исключением случаев, когда такое прекращение работы угрожает жизни и здоровью физических лиц или создаёт угрозу окружающей среде, препятствует профилактике стихийных бедствий, аварий или серьезных инцидентов, эпидемий или эпизоотий либо препятствует усилиям по борьбе с последствиями таких событий.”
39. Комитет «заинтересованно следи[л]» за проектом поправок в статью 18 Закона «О транспорте» относительно забастовки и просил Правительство информировать его о прогрессе, достигнутом в связи с этим.
40. Рассмотрение дела в Комитете было, однако, завершено без сообщений о каком-либо прогрессе (см. также пункт 30 выше относительно дальнейших попыток доработки законопроекта).

2. В отношении других государств

41. Комитет МОТ по свободе объединений опубликовал свои выводы по ряду других случаев, связанных с делами в сфере транспорта, в которых было обнаружено, что ограничения права на забастовку не соответствовали стандартам МОТ.
42. В частности, соответствующие выдержки из его 362-го Доклада (312-я Сессия, Женева, ноябрь 2011 г.) гласят следующее:
– Дело № 2841 (Франция): Доклад, в котором Комитет просит предоставлять ему информацию о последующих изменениях:
“1041. Комитет напоминает, что, в секторе аэропорта, только управление воздушным движением можно рассматривать в качестве услуги в сфере необходимого жизнеобеспечения, оправдывающей ограничения права на забастовку. Ни распределение топлива для обеспечения работы рейсов, ни транспортировки сами по себе не могут поэтому считаться услугами в сфере необходимого жизнеобеспечения в строгом смысле этого термина. Более того, экономические соображения не должны служить оправданием для ограничения права на забастовку. Тем не менее, Комитет, ранее, имел причины считать, что когда эта услуга, которая не относится к сфере жизнеобеспечения в строгом смысле этого слова, но принадлежит к важнейшему государственному сектору – куда возможно отнести и пассажирские и грузовые перевозки –полностью прекращает оказываться, меры по обеспечению минимального уровня услуг могут быть оправданы. Такие услуги также могут быть потенциальным альтернативным решением в ситуациях, в которых значительное ограничение или полный запрет забастовки возможно не будет оправдан и где, не ставя под сомнение право на забастовку из-за большого большинства работников, можно было бы рассмотреть обеспечение основных потребностей пользователей, выполнение их с помощью непрерывной и безопасной необходимой эксплуатации.”
– Дело № 2838 (Греция): Доклад, в котором Комитет просит предоставлять ему информацию о последующих изменениях:
“1076. … перевозка пассажиров и коммерческих товаров не является услугой в сфере необходимого жизнеобеспечения в строгом смысле этого термина; однако, это общественная услуга первостепенного значения, где требования минимального обслуживания в случае забастовки могут быть оправданы … В общем, для определения минимального уровня услуг и минимального количества работников для их обеспечения, следует привлекать не только государственные органы, но и соответствующие организации работодателей и работников. Это не только позволяет вести скрупулёзный обмен мнениями относительного того, что в данной ситуации можно считать минимальным необходимым уровнем предоставления услуг, но и вносит свой вклад в гарантии того, что сфера минимального уровня предоставления услуг не приводит к тому, что забастовка становится неэффективной на практике из-за её ограниченного воздействия. Также подобная практика рассеивает возможные сомнения профсоюзных организаций, что забастовка не достигла цели из-за расширенного и фиксированного в одностороннем порядке уровня минимальных услуг.”

D. Европейская социальная хартия (пересмотренная), ратифицированная Украиной 21 декабря 2006 года

43. Соответствующие положения излагаются следующим образом
“ Статья 6 – Право на заключение коллективных договоров
В целях обеспечения эффективного осуществления права на заключение коллективных договоров Договаривающиеся стороны обязуются:
1. содействовать проведению совместных консультаций между работниками и работодателями;
2. содействовать, когда это необходимо и целесообразно, созданию механизмов для проведения добровольных переговоров между работодателями или организациями работодателей, с одной стороны, и организациями работников – с другой, с целью регулирования коллективными договорами условий занятости;
3. содействовать созданию и использованию соответствующего механизма примирения и добровольного арбитража для урегулирования трудовых споров;
и признают:
4. право трудящихся и работодателей на коллективные действия в случаях конфликтов интересов, включая право на забастовку при условии соблюдения обязательств, которые могут вытекать из заключенных ранее коллективных договоров.
Статья 31 – Ограничения
Изложенные в Части I права и принципы, в случае их эффективной реализации, и их практическое осуществление, предусмотренное в Части II, не могут подвергаться ограничениям, не указанных в Частях I и II, за исключением ограничений, установленных законом и необходимых в демократическом обществе для защиты прав и свобод других лиц или защиты государственных интересов, национальной безопасности, здоровья населения или нравственности.
Ограничения, допускаемые по настоящей Хартии в отношении признанных в ней прав и обязанностей, не подлежат применению в иных целях, кроме тех, для которых они предусмотрены
Приложение к Социальной хартии
Пункт 4 Статьи 6
Существует понимание, что каждая из Сторон может в том, что ее касается, регламентировать осуществление права на забастовку посредством закона при условии, что любое другое возможное ограничение этого права может быть обосновано в соответствии с положениями статьи 31.”

E. Соответствующая судебная практика Европейского комитета по социальным правам

1. Общие принципы толкования статьи 6 § 4 Европейской социальной хартии

44. В своем Дайджесте прецедентной практики Европейского комитета по социальным правам от 1 сентября 2008 года Комитет (в функции которого входит решение по соответствию ситуации в государствах, ратифицировавших Европейскую Социальную хартию, положениям Европейской Социальной Хартии) отметил в разделе «Интерпретация различных положений» (ниже цитата предоставляется без сносок, которые содержат ссылки на конкретные случаи):
“3. Конкретные ограничения права на забастовку
Изложенные в Части I права и принципы, в случае их эффективной реализации, и их практическое осуществление, предусмотренное в Части II, не могут подвергаться ограничениям, не указанных в Частях I и II, за исключением ограничений, установленных законом и необходимых в демократическом обществе для защиты прав и свобод других лиц или защиты государственных интересов, национальной безопасности, здоровья населения или нравственности.
i. Ограничения, касающиеся услуг / деятельности в сфере необходимого жизнеобеспечения
Запрет забастовки в отраслях, которые необходимы для общества, считается подчинённым законной цели, так как забастовки в таких отраслях могут представлять угрозу для общественных интересов, национальной безопасности и / или охраны здоровья населения. Тем не менее, просто запрет на забастовки даже в отраслях жизнеобеспечения – особенно, когда отрасль имеет широкое определение, т.е. «энергетика» или «здравоохранение» – не считается соразмерным конкретным требованим каждой отрасли. В лучшем случае, введение минимального уровня услуг в этих отраслях может рассматриваться в соответствии с положениями § 4 статьи 6 …”

2. Выводы в отношении коллективных действий в Украине

45. 22 октября 2010 года Комитет опубликовал свои выводы (2010/def/UKR) по ситуации, касающейся коллективных действий в Украине. Соответствующие выдержки гласят:
Статья 6 – Право на ведение коллективных переговоров
Пункт 4 – Коллективные действия
“ Комитет принимает к сведению информацию, содержащуюся в докладе, представленном Украиной.
Статья 44 Конституции гарантирует трудящимся право на забастовку для защиты своих экономических и социальных интересов.
Дополнительно статья 27 Закона о профсоюзах гарантирует право профсоюзов на, соответственно, организацию и проведение забастовки в целях защиты трудовых и социально-экономических прав работников. Закон о порядке разрешения коллективных споров содержит положения о праве на забастовку, в том числе процедуры, которым необходимо следовать до осуществления права на забастовку, и т. д …
Конкретные ограничения права на забастовку
Согласно статье 6 § 4 право на забастовку может быть ограничено при условии, что любое ограничение удовлетворяет условиям, предусмотренным в статье 31, в которой говорится, что ограничения прав, гарантируемых Хартией, должны происходить в порядке, установленном законом, служить законной цели и быть необходимым в демократическом обществе для защиты прав и свобод других лиц или для охраны общественного интереса, национальной безопасности, общественного здоровья или нравственности населения.
Ограничения, касающиеся услуг / деятельности в сфере необходимого жизнеобеспечения
Комитет отмечает, что существуют ограничения на право на забастовку для работников аварийных и спасательных служб, работников ядерных объектов, работников подземных предприятий, а также работников предприятий электроэнергетики. Комитет напоминает, что ограничение забастовок в отраслях, которые имеют важное значение для общества, считается подчинённым законной цели, так как забастовки в этих отраслях могут представлять угрозу для общественных интересов, национальной безопасности и / или охраны здоровья населения. Тем не менее, просто запрет на забастовки даже в основных секторах – особенно при их широком определении – не считается соразмерным конкретным требованим каждой отрасли, но требует соответствия статье 6 § 4.
Поэтому Комитет просит предоставлять дополнительную информацию о степени ограничения на право на забастовку в этих отраслях, в частности, в отношении «подпольных начинаний».
Кроме того Комитет отмечает, что, согласно Отчету, забастовки в транспортной отрасли могут быть запрещены, если они, в частности, влияют на перевозку пассажиров. Комитет стремится к подтверждению верности такой интерпретации, и, соответственно, руководствуется упомянутым выше прецедентным правом…”

3. Иная прецедентная практика в отношении ограничений права на забастовку в транспортной и авиационной отрасли

46. Соответствующие выдержки из Резолюции CM/ResChS (2012) 4 по коллективной жалобе № 32/2005 против Болгарии гласит:
“ “[Комитет считает], что не было установлено, что ограничение права на забастовку, введенное статьёй 51 [Закона о железнодорожном транспорте] преследует законную цель в трактовке статьи 31. Предполагаемые и в последующем не конкретизированные последствия для экономики не могут быть квалифицированы как законная цель. В отсутствие законной цели, ограничение права на забастовку в соответствии со статьей 51 [Закона о железнодорожном транспорте] не может считаться необходимым в демократическом обществе в понимании статьи 31.”
47. Соответствующий раздел выводов от 22 октября 2010 года в отношении Литвы гласит:
“ Ограничения, касающиеся услуг / деятельности в сфере необходимого жизнеобеспечения
Трудовой кодекс предусматривает обязанность обеспечивать минимальный уровень услуг для удовлетворения необходимых потребностей общества в случае забастовок на предприятиях и отраслях, охватываемых статьей 77.4 Трудового кодекса. Такие минимальные услуги определяются либо Правительством после консультаций с Трехсторонним Советом, либо соответствующим государственным исполнительным органом после консультаций со сторонами коллективного спора. Отраслями, на которые накладываются соответствующие обязательства, являются железные дороги и общественный транспорт, гражданская авиация, связь и энергетические предприятия, здравоохранение и фармацевтические учреждения, общественное питание, водоснабжение, канализация и утилизация промышленных отходов, нефтеперерабатывающие заводы, предприятия с непрерывным циклом производства и другие предприятия, где проведение забастовок может привести к серьезным и опасным последствиям для общества или жизни и здоровья человека.”
48. Соответствующая часть выводов от 30 июня 2006 г. в отношении Словении гласит:
“В докладе … указывается, что касательно сектора полиции, вооруженных сил, авиация, таможни и железнодорожного транспорта, а также других видов деятельности, где должен выполняться минимальный уровень предоставления услуг, там практически не было ни одного соответствующей забастовки в последние годы, так как споры разрешаются путем переговоров после предварительного уведомления о забастовке.”

F. Резолюция ПАСЕ 1442 (2005 г.) «Право на забастовку работников в сфере необходимого жизнеобеспечения: экономические последствия», принятая 6 июня 2005 года

49. Соответствующие выдержки гласят (курсив наш):
“1. Сейчас, когда в Европе происходит быстрая политическая, экономическая, социальная и культурная интеграция – в рамках Европейского Союза и в географическом пространстве Совета Европы вообще – становится все более очевидной уязвимость каждой отдельной страны перед кризисными ситуациями, возникающими в других странах. Это же касается забастовок работников служб жизнеобеспечения – как общественной, так и частной форм собственности – например, на транспорте (особенно воздушном), и в здравоохранении, что происходит на фоне активизации международных контактов и мобильности трудовых ресурсов. Серьезные различия в законодательстве и практике государств Европы приходят во все большее противоречие с общими интеграционными процессами в Европе и создают препятствия на пути их развития.
2. Кроме того, вызывает озабоченность отсутствие во многих странах необходимого баланса между, с одной стороны, правом работников на забастовку, которое распространяется на службы в сфере жизнеобеспечения и закреплено в различных международно-правовых документах Совета Европы – от Европейской социальной хартии (ETS No. 163) до Хартии основных прав Европейского Союза – и, с другой стороны, важнейшим правом граждан на спокойную жизнь, охрану здоровья и благополучия, правом общества функционировать и сохранять свою жизнеспособность, а также защищать здоровье и благополучие своих членов. В ряде европейских стран имеется значительный перекос в пользу либо индивидуальных, либо коллективных прав.
3. В связи с вышеизложенным Парламентская Ассамблея призывает правительства государств-членов Совета Европы:
– провести исследования издержек, вызванных проведением забастовок в службах жизнеобеспечения, как по экономике в целом, так и для отдельных предприятий и граждан непосредственно в виде производственных потерь и опосредованно в виде нарушенных социальных связей и ущерба для международного престижа страны, со сбором и сопоставлением полученных результатов на уровне Совета Европы;
– активизировать исследования и обмен информацией о законодательных и нормативных положениях, принятых в различных государствах-членах Совета Европы для регулирования или ограничения права работников служб в сфере жизнеобеспечения на забастовку;
– в максимальной степени унифицировать национальное законодательство, регулирующее вопросы проведения забастовок в службах в сфере жизнеобеспечения с тем, чтобы обеспечить надлежащую и единообразную защиту интересов граждан на всем географическом пространстве Совета Европы;
– максимально полно использовать с этой целью положения Европейской социальной хартии, регулирующие право на забастовку и вопросы защиты других социальных прав граждан, а также заложенные в Хартии механизмы ее реализации;
– стимулировать аналогичные усилия в более ограниченных масштабах со стороны Европейского Союза, чье законодательство могло бы впоследствии с необходимыми коррективами использоваться всеми государствами-членами Совета Европы.”

ПРАВО

I. ЗАЯВЛЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ СТАТЬИ 11 КОНВЕНЦИИ

50. Заявители жаловались на полный запрет властями их забастовки на основании того, что они были заняты в пассажироперевозках. Они ссылались на статью 11 Конвенции, которая гласит:
“1. Каждый имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими, включая право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов.
2. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Настоящая статья не препятствует введению законных ограничений на осуществление этих прав лицами, входящими в состав вооруженных сил, полиции или административных органов государства.”

A. Приемлемость

1. Относительно статуса жертвы у г-на Пушняка

51. Правительство отметило, что г-н Пушняк не был членом забастовочного комитета, против которого руководство АэроСвит подало иск, стремясь запретить планируемую забастовку. Оно также утверждало, что в материалах дела не было никаких доказательств, подтверждающих его членство в профсоюзе.
52. Правительство пришло к заключению, что г-н Пушняк не может рассматриваться в качестве жертвы вследствие предполагаемого нарушения и что жалоба в части, которая касается нарушений его прав, должна быть признана неприемлемой на этом основании.
53. Заявители оспорили доводы Правительства. Они утверждали, что все они, в том числе г-н Пушняк, были наняты авиакомпанией «АэроСвит» в качестве членов экипажа. Кроме того, все они были членами профсоюза. Также они подчеркнули, что г-н Пушняк, наряду с другими заявителями, лично принимал участие в общем собрании работников от 9 сентября 2011 года, на котором была объявлена забастовка (см. пункт 12 выше).
54. Суд повторяет, что слово «жертва» в контексте статьи 34 Конвенции обозначает человека, непосредственно пострадавшего от действия или бездействия в деле (см. Lüdi v. Switzerland, 15 июня 1992 г., § 34, Серия A no. 238).
55. В данном деле, как справедливо отмечено Правительством, повторное судебное разбирательство в национальном судопроизводстве было инициировано только против забастовочного комитета, – то есть, против шести человек, и г-н Пушняк не был одним из них.
56. В то же время является бесспорным факт, что сутью исковых требований в данном разбирательстве была легитимность забастовки, запланированной 150 сотрудниками авиакомпании «АэроСвит», в том числе заявителями. Кроме того, установлено, что все заявители были членами профсоюза компании (см. пункт 7 выше).
57. Соответственно, Суд считает, что соответствующие судебные решения непосредственно оказывали влияние на всех заявителей относительно реализации их права на забастовку.
58. Суд принимает во внимание прецедентную практику, устанавливающую, что лицо не может жаловаться на нарушение своих прав в производстве, в котором он или она не является стороной, даже если он или она был акционером и / или директором компании, являющейся стороной по делу (см. Centro Europa 7 S.r.l. and Di Stefano v. Italy [GC], no. 38433/09, §§ 92 и 93, ECHR 2012).
59. Тем не менее, учитывая характер права в данном случае, а также особенности статуса и функций забастовочного комитета, было бы неуместно проводить какие-либо параллели между данной ситуацией и имущественными спорами при участии корпоративных структур, в рамках которых был создан вышеупомянутый принцип (в дополнение к делу Centro Europa 7 S.r.l. and Di Stefano, цитируется выше, см., для примера, Agrotexim and Others v. Greece, 24 октября 1995 г., § 66, Series A no. 330 A, и Camberrow MM5 AD v. Bulgaria (dec.), no. 50357/99, 1 апреля 2004 г.).
60. Поэтому Суд отклоняет это возражение со стороны Правительства.

2. Статус жертвы всех заявителей

61. Далее Правительство обратило внимание Суда на тот факт, что Бориспольский суд запретил забастовку решением от 29 сентября 2011 года, в то время как начало забастовки была назначено на 28 сентября 2011 года. Соответственно, оно утверждало, что ничего не помешало заявителям провести забастовку 28 сентября 2011 года.
62. Заявители подчеркивали, что забастовка не была запланирована как однодневное мероприятие, и что они были намерены продолжать забастовку до тех пор, пока требования работников не будут выполнены в полном объеме. Они утверждали, что забастовка не была начата 28 сентября 2011 года, как это предусматривалось, по той простой причине, что Дарницкий суд должен был рассмотреть дело утром того же дня. Соответственно, было принято решение отложить начало забастовки в ожидании решения суда, которое, как ожидали сотрудники, было бы в их пользу.
63. Суд отмечает, что начало забастовки действительно было запланировано на 28 сентября 2011 года и что она была запрещена днём позже. Таким образом, у сотрудников был один день на проведение забастовки. Однако следует иметь в виду, что целью забастовки было разрешение коллективного трудового спора и что продолжительность забастовки зависело от действий, предпринимаемых в этом направлении.
64. Принимая во внимание юридически значимые действие, осуществленные руководством компании и то, что слушание было назначено на день начала забастовки, работники поступили разумно, откладывая начало забастовки до судебного рассмотрения. Если бы суд запретил забастовку, она в итоге продлилась бы всего несколько часов и вряд ли бы помогла протестующим в достижении целей забастовки; аналогично, если бы забастовка не была запрещена судом, работники смогли бы начать забастовку с незначительной задержкой относительно первоначального плана.
65. При данных обстоятельствах аргументы Правительства не могут быть приняты. Таким образом, Суд отклоняет это возражение со стороны Правительства.

3. Иные вопросы приемлемости

66. Суд также отмечает, что жалоба не является явно необоснованной по смыслу статьи 35 § 3 (а) Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой и по другим основаниям. Поэтому она должна быть признана приемлемой.

B. Существо дела

1. Доводы сторон

(a) Заявители

67. Заявители утверждали, что запрет забастовки не имел под собой соответствующей правовой базы, и не преследовал никаких законных целей.
68. Они утверждали, что он был основан на устаревших положениях Закона «О транспорте», предусматривающих безосновательный запрет на забастовку для работников отрасли пассажироперевозок, которые идут вразрез с Конституцией и Законом Украины «О порядке разрешения коллективных трудовых споров».
69. Заявители отмечали, что забастовка была организована в соответствии с процедурой, изложенной в Законе «О порядке разрешения коллективных трудовых споров», что забастовочный комитет уведомил все надлежащие органы и организации по этому поводу, и что сотрудники намеревались продолжать оказывать определенные минимальные услуги, даже во время забастовки. Поэтому заявители утверждали, что забастовка не представляла опасности для жизни и здоровья пассажиров и что единственной опасностью была бы потеря прибыли для авиакомпании.
70. В связи с этим они сослались на соответствующие принципы МОТ, признающие общее право на забастовку, с единственно возможными исключениями – исключения в случае срочного введения в государстве чрезвычайного положения, и те, которые могут быть наложены на государственных служащих и работников в сфере жизнеобеспечения в строгом смысле термина.

(b) Правительство

71. Правительство признало, что запрет работникам авиакомпании «Аэросвит» на забастовки представляло собой вмешательство в права заявителей в соответствии со статьей 11 Конвенции.
72. Оно, однако, утверждало, что вмешательство было основано на положениях Конституции, Закона «О транспорте» и Закона «О порядке разрешения коллективных трудовых споров», которые были сформулированы, по его мнению, с достаточной точностью и ясностью. Они утверждали, что на этом основании вмешательство было законным.
73. Наконец, Правительство настаивало, ссылаясь на выводы национальных судов, что если бы забастовка состоялась, это поставило бы под угрозу жизнь или здоровье пассажиров, чьи рейсы были бы отменены. В данном деле оспариваемое вмешательство преследовало законную цель и было необходимо в демократическом обществе.

(c) Европейская конфедерация профсоюзов (ЕКП)

74. ЕКП подчеркнула, что право на забастовку является необходимым для деятельности профсоюзного движения в свободных обществах.
75. ЕКП дала всесторонний обзор международно-правовых документов, закрепляющих явно или неявно, данное право, и предложила Суду интерпретировать право на свободу объединения в соответствии со статьей 11 Конвенции, соответственно.
76. И наконец, Европейская конфедерация профсоюзов отметила, что, в соответствии с давней и устоявшейся судебной практикой надзорных органов МОТ, транспортная отрасль в целом и гражданская авиация или связанное с ней авиационое обслуживание, находятся вне сферы услуг в сфере жизнеобеспечания, которая оправдывала бы узкий подход в обосновании определенных ограничений права на забастовку.

2. Оценка Суда

77. Суд считает, и стороны сходятся в этом вопросе, что запрет предлагаемой забастовки представляет собой вмешательство в право заявителей на свободу объединения в соответствии со статьей 11 Конвенции.
78. Принимая во внимание прецедентную практику, иллюстрирующую, что забастовочные действия явно защищаются статьей 11 (см. National Union of Rail, Maritime and Transport Workers v. the United Kingdom, no. 31045/10, § 84, 8 апреля 2014 г., с дальнейшими ссылками), Суд не видит причин для утверждения обратного.
79. Суд далее отмечает, что такое вмешательство будет являться нарушением статьи 11 Конвенции, если оно не было «предусмотрено законом», преследовало одну или более законные цели и было «необходимым в демократическом обществе» для достижения этих целей.
80. Суд повторяет, что выражение «предусмотрено законом» в статье 11 Конвенции подразумевает не только то, что оспариваемая мера должна иметь предпосылки в национальном законодательстве, но и соответствовать требованию законности. Закон должен быть доступным для заинтересованных лиц и сформулирован с достаточной точностью, чтобы позволить им – в случае необходимости, после соответствующей консультации – предвидеть, в степени, разумной в данных обстоятельствах, последствия, которые данное действие может повлечь за собой (см., к примеру, Maestri v. Italy [GC], no. 39748/98, § 30, ECHR 2004 I).
81. Суд отмечает, что национальные суды обосновывали запрет на забастовку в данном случае на основе статьи 18 Закона «О транспорте», статьи 24 Закона Украины «О порядке разрешения коллективных трудовых споров», и статьи 44 Конституции Украины (пункты 23 и 27 -29 выше). Таким образом, представляется, что вмешательство базировалось на национальном законодательстве. Суд не имеет оснований сомневаться в том, что вышеупомянутые правовые положения были доступны. Следовательно, остается, определить, были ли они также достаточно понятными и подлежащими предвиденью.
82. Суд отмечает, что Конституция Украины, которая вступила в силу в 1996 году, предусматривает право на забастовку как средство для защиты экономических и социальных интересов работников. Что касается процедуры для осуществления этого права или основания для запрещения забастовки, эти вопросы должны быть урегулированы законодательством (см. пункт 27 выше).
83. Двумя применяемыми законами являются вышеупомянутые Закон «О порядке разрешения коллективных трудовых споров», и Закон «О транспорте». Суд отмечает, что статья 24 Закона «О порядке разрешения коллективных трудовых споров» от 1998 г., которая касается трудовых споров во всех отраслях, запрещает забастовки в следующих случаях: «… при условии, что прекращение работниками работы создает угрозу жизни и здоровью людей, окружающей среде или препятствует предотвращению стихийного бедствия, аварий, катастроф, эпидемий и эпизоотиям или ликвидации их последствий» (см. пункт 28 выше). Ничто в использованной формулировке не предполагает, что этот список не является исчерпывающим. В то же время, статьей 18 Закона «О транспорте» 1994 года, в который не были внесены изменения с момента его принятия и который является единственным законом, полностью регулирующим транспортную отрасль, также предусмотрено, в каких ситуациях забастовки должны быть запрещены. Это положение носит гораздо более ограничительный характер: помимо тех случаев, когда забастовка создает угрозу жизни и здоровью людей, она должна быть запрещена «в случаях, связанных с перевозкой пассажиров, обслуживанием непрерывно действующих предприятий» (см. пункт 29 выше).
84. Примечательно, что, несмотря на то, что Закон «О порядке разрешения коллективных трудовых споров» предусматривает в своих Заключительных положениях порядок применения иных законов и правовых актов только в той части, которая не противоречит данному закону, и необходимость приведения их положений в соответствие с ним, Закон «О транспорте», тем не менее, до настоящего момента действует без изменений. Изменения в Закон «О транспорте» не вносились более 16 лет, хотя Закон «О порядке разрешения коллективных трудовых споров» вступил в силу в 1998 году (см, например, Vyerentsov v. Ukraine, no. 20372/11, § 55, 11 апреля 2013 г.). Это утверждение остается верным, несмотря на то, что вышеупомянутая непоследовательность и необходимость приведения Закона «О транспорте» в соответствие с Конституцией Украины и Законом «О порядке разрешения коллективных трудовых споров» была признана во многих случаях (см, в частности, пункты 30, 31 и 38 выше).
85. Изложенные соображения являются достаточными для того, чтобы Суд пришел к выводу, что вмешательство в права заявителей, в соответствии со статьей 11 Конвенции, не было основано на достаточно понятном и внятно изложенном законодательстве.
86. Таким образом, была нарушена статья 11 Конвенции.

II. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

87. Статья 41 Конвенции предусматривает:
«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.»

A. Ущерб

88. Заявители требовали 2,400,000 евро (EUR) в качестве компенсации материального вреда. По их расчетам, именно такую сумму в общей сложности составляла задолженность по заработной плате руководства авиакомпании 404 работникам за 2008-2012 годы. Заявители также требовали 1,600,000 евро в качестве компенсации нематериального вреда. В связи с этим они упоминали якобы незаконно инициированную руководством компании процедуру банкротства, которую, по их мнению, забастовка могла предотвратить.
89. Правительство оспорило эти претензии, как несоответствующие, непомерные и необоснованные.
90. Суд не усматривает причинной связи между нарушением и предполагаемым материальным вредом, поэтому он отклоняет это требование. Тем не менее, он присуждает заявителям совместно 20,000 евро в качестве компенсации нематериального вреда.

B. Затраты и расходы

91. Заявители не предъявили никаких требований по этому основанию. Таким образом, Суд не присуждает никаких выплат.

C. Процентная ставка

92. Суд считает, что процентная ставка должна рассчитываться на основе граничной процентной ставки Европейского центрального банка, к которой должно быть прибавлено три процентных пункта.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД

1. Единогласно объявляет жалобу приемлемой

2. Единогласно постановляет, что была нарушена статья 11 Конвенции;

3. Постановляет шестью голосами против одного
(a) что государство-ответчик должно выплатить заявителям в течение трёх месяцев с даты, когда судебное решение станет окончательным, в соответствии с § 2 ст. 44 Конвенции, 20,000 (двадцать тысяч) евро в качестве компенсации морального вреда, которые должны быть преобразованы в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на день выплаты;
(b) что с момента истечения вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты простые проценты должны начисляться на эти суммы в размере, равном предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка в период неуплаты, плюс три процента;

4. Единогласно отклоняет остальные требования заявителей о справедливой компенсации

Составлено на английском языке и объявлено в письменном виде 2 октября 2014 года, в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

Клаудиа Вестердийк                                                                                                      Марк Филлигер
Секретарь                                                                                                                         Председатель