Басюк (Basyuk ) против Украины

Дело касается утверждений заявителя о том, что расследования дорожно-транспортного происшествия, в котором погибла его дочь были неэффективным. Заявитель, 1940 года рождения, живет в Одессе. 4 сентября 2005 года дочь заявителя, г-жа Е., и ее ребенок Д., при переходе улицы, были сбиты машиной под управлением г-жи М. По имеющимся сведениям, водитель вызвала скорую помощь и милицию. Согласно ее показаниям сотрудникам милиции, г-жа Е. и ребенок сначала остановились на середине дороги, вследствие чего у нее создалось впечатление, что они собираются подождать, пока автомобиль не проедет, но затем неожиданно побежали дальше через дорогу, сделав наезд неизбежным. В тот же день сотрудники милиции осмотрели место происшествия, и опросила нескольких свидетелей. Свидетели утверждали, что г-жа Е. и ее дочь переходили дорогу на некотором расстоянии от обозначенного пешеходного перехода.

Через некоторое время 21 ноября 2005 года дочь заявителя скончалась в больнице. Травмы его внучки оказались не опасными для жизни. Далее, 12 декабря 2005 года была завершена судебно-медицинская экспертиза тела г-жи Е., начатая 23 ноября 2005 года. Экспертиза установила, что г-жа Е. скончалась от травм, полученных в ДТП. Эксперт также установил положение жертвы по отношению к автомобилю в момент наезда.

29 декабря 2005 года следователь отдела расследования дорожно-транспортных происшествий Одесского областного управления Министерства внутренних дел Украины вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту ДТП. Было установлено, что г-жа Е. и ее дочь пересекали дорогу неожиданно и не по пешеходному переходу, в то время, когда водитель, г-жа М., увидела их, она не имела технической возможности избежать аварии. В неуказанные даты после этого еще три свидетеля аварии, которых нашел заявитель, показали, что наезд произошел на пешеходном переходе. 20 мая 2009 года заявителю был присвоен статус потерпевшего. 1 июня 2009 года судебно-медицинский эксперт установил, что причиной смерти г-жи Е. стали телесные повреждения, полученные ею в ДТП. В ноябре 2009 года заявитель подал еще одну жалобу в прокуратуру области на отсутствие прогресса в расследовании. Согласно самой последней информации от Правительства, по состоянию на 29 ноября 2013 года, следствие по делу продолжалось.

Суд не забывает о четырех возвратах дела на дополнительное расследование. В деле Oleynikova v. Ukraine (№ 38765/05, § 81, 15 December 2011) он уже выразил свою обеспокоенность по поводу таких возвратов дела на дополнительное расследование, поскольку, по его мнению, такие возвраты свидетельствуют о недостатках уголовного разбирательства. В этом деле Суд отметил, что эта проблема регулярно возникает в делах против Украины. Настоящее дело, как представляется, снова выявляет вышеупомянутую проблему. Суд отмечает, что уголовное дело в отношении аварии было возбуждено, и заявителю был присвоен статус потерпевшего более чем через три с половиной года после смерти его дочери. Наконец, Суд учитывает тот факт, что автомобиль, участвовавший в ДТП, был зарегистрирован в качестве вещественного доказательства только почти через пять с половиной лет после происшествия. В свете вышеизложенного, Суд считает, что эффективное расследование смерти г-жи Е. не было проведено, и что заявителю не был предоставлен доступ к эффективным правовым процедурам, совместимым с процессуальными требованиями статьи 2 Конвенции. Следовательно, была нарушена статья 2 Конвенции в ее процессуальном аспекте.