Карпюк и другие (Karpyuk and others) против Украины

Дело касается утверждений заявителей о том, что их содержание в металлической клетке во время судебных заседаний представляло собой унижающее достоинство обращение, что им не было обеспечено справедливое судебное рассмотрение и что их осуждение за массовые беспорядки в связи с участием в событиях 9 марта 2001 года в Киеве нарушило их права на свободу выражения мнений и мирных собраний.

По словам заявителей, в соответствующее время первые три заявителя были лидерами, четвертый, пятый и седьмой – членами, а шестой заявитель являлся сторонником националистической партии Украинская Национальная Ассамблея (далее – УНА). В то время УНА была связана с незарегистрированной организацией, известной как Украинская Национальная Солидарная Организация (далее – УНСО) или Украинская Национальная Самооборона. В конце 2000 года – начале 2001 года группа политиков и организаций, которые находились в оппозиции к тогдашнему Президенту Украины Леониду Кучме, организовала ряд масштабных митингов и демонстраций, а также гражданскую кампанию, известную как движение «Украина без Кучмы». По сообщениям СМИ, 8 марта 2001 года организации, участвовавшие в движении, публично объявили, что протестующие планируют не позволить Президенту Кучме возложить цветы к памятнику Тарасу Шевченко, известному украинскому поэту, в Киеве на следующий день, 9 марта 2001 года, в 187-ю годовщину со дня рождения Тараса Шевченко.

9 марта 2001 года около 8 часов утра заявители и другие сторонники УНА и УНСО приняли участие в политическом митинге возле памятника Шевченко, анонсированном оппозиционными силами 8 марта 2001 года. В ходе событий, возле памятника Шевченко несколько протестующих были арестованы. Около 14 часов того же дня колонна демонстрантов, включая заявителей, пришла к Министерству внутренних дел и потребовала их освобождения. По словам заявителей, более 200 человек были арестованы в связи с этими событиями. Между 9 и 14 марта 2001 года первых шести заявителей арестовали. В различные дни они были взяты под стражу в ожидании следствия и судебного разбирательства. 16 марта 2001 года седьмой заявитель был арестован, а 19 марта 2001 года освобожден под подписку о невыезде в ожидании следствия и судебного разбирательства. По имеющейся информации, ни один из заявителей не был задержан на месте событий 9 марта 2001 года. Заявители были обвинены в организации массовых беспорядков и участии в них.

1 октября 2001 года дело в отношении заявителей и других обвиняемых было передано в Голосеевский районный суд города Киева. В ходе судебного рассмотрения в суде первой инстанции и в апелляционном суде тринадцать обвиняемых, в том числе первые шесть заявителей, содержались в железной клетке. Во время рассмотрения дела в суде шестой заявитель признал себя виновным частично, показав, что он был в толпе на улице Банковой и бросил яйцо в сотрудников милиции. Другие заявители не признали себя виновными. Первый, второй и третий заявители показали, что в ходе событий 9 марта 2001 года они пытались помешать применять силу некоторым другим протестующим. Второй заявитель также показал, в частности, что он действительно скандировал: «УНСО, в атаку! УНА к власти!» и «Долой предателей!», но не на улице Банковой.

Суд считает, что жалобы в отношении нарушения статьи 3 Конвенции были поданы первыми двумя заявителями только 11 августа 2004 года, а третьим, четвертым, пятым и шестым заявителями – 20 августа 2004 года, то есть в любом случае более чем через шесть месяцев после соответствующих дат. Суд приходит к выводу, что жалобы первых шести заявителей по статье 3 должны быть отклонены в соответствии со статьей 35 §§ 1 и 4 Конвенции как поданные за пределами шестимесячного срока.

Суд пришел к выводу, что не было продемонстрировано никаких причин, не говоря уже об основаниях, для ограничения права второго, третьего и четвертого заявителей на допрос свидетелей, чьи показания были использованы для их осуждения. Соответственно, была нарушена статья 6 §§ 1 и 3 (d) в отношении второго заявителя в связи с неявкой И.Тр., М.Ш., Р.Тк., С.Ко. и В.Ду. в качестве свидетелей, и в отношении третьего заявителя в связи с неявкой Д.Ко., И.Тр., О.Дм., М.Пе., М.Ш., Р.Пи., В.Ду., В.Ку. и В.Ма. в качестве свидетелей.

Также Суд считает, в частности, что тяжелое наказание в настоящем деле должно было оказать сдерживающее воздействие на заявителей и других лиц, организующих акции протеста (Taranenko). Суд также помнит о своем предыдущем заключении, что это наказание было назначено второму и третьему заявителям в результате судебного процесса, который не соответствовал требованиям статьи 6 Конвенции. В свете вышеизложенного, Суд считает, что обжалуемое вмешательство не было необходимым в демократическом обществе. Следовательно, была нарушена статья 11 Конвенции в отношении первых трех заявителей. Суд также приходит к выводу, что реакция властей на агрессивное поведение заявителей не была непропорциональной, и было бы разумно рассматривать ее как необходимую в демократическом обществе. Следовательно, статья 11 Конвенции в отношении четвертого, пятого, шестого и седьмого заявителей нарушена не была.