Кущ (Kushch) против Украины

Дело касается жалобы заявителя, на медицинское обслуживание, предоставленное ему во время задержания, и на то, что в больнице его заковывали в наручники, а также на законность и продолжительность его досудебного содержания под стражей, его судебное рассмотрение и отсутствие обеспеченного законом права на компенсацию в этом отношении.

Заявитель, 1969 года рождения, проживает в Киеве. До его задержания он занимал должность директора акционерного общества, ответственного за реконструкцию городской трамвайной линии в Киеве, финансируемого из местного бюджета. 20 июля 2010 года было возбуждено уголовное дело в отношении заявителя, а также двух других лиц, по подозрению в хищении муниципального имущества в особо крупных размерах в контексте работ по реконструкции трамваев. В частности, заявитель подозревался в искусственном увеличении цены щебня, приобретённого его компанией.

На следующий день, 21 июля 2010 года, следователь отдела по борьбе с организованной преступностью позвонил заявителю и пригласил его явиться, чтобы дать некоторые пояснения. Заявитель пришел и был задержан. Следователь ссылался на статью 115 Уголовно-процессуального кодекса. В постановлении о задержании было также отмечено, что заявитель подозревался в совершении уголовного преступления в соответствии с частью 5 статьи 191 Уголовного кодекса (хищение в особо крупных размерах). 23 июля 2010 года судья Голосеевского суда постановил продлить срок содержания под стражей заявителя до десяти дней.

Через определенное время, 26 ноября 2010 года, в отношении заявителя было возбуждено уголовное дело по подозрению в еще одном случае хищения. Оно было присоединено к первому уголовному делу. 4 января 2011 года еще одно уголовное дело было возбуждено в отношении заявителя и нескольких других лиц по подозрению  в создании преступной организации, направленной на хищение муниципальных средств. Оно было присоединено к другим вышеуказанным уголовным делам. Заявитель имеет долгую историю ряда болезней. До своего задержания, с 14 по 25 июня 2010 года, он проходил стационарное лечение, в частности, гипертонии, остеохондроза позвоночника, шейного спондилеза, хронической цервикалгии, хронического простатита и диффузного зоба. 15 августа 2010 года заявитель был помещен в Киевский следственный изолятор.

23 сентября 2011 года заявитель попросил Суд применить Правило 39 Регламента Суда в его случае и указать правительству на необходимость его срочного медицинского обследования и лечения в гражданской больнице. В тот же день Суд сообщил правительству об этой просьбе и пригласил их до 7 октября 2011 года предоставить информацию, касающуюся состояния здоровья заявителя, лечения, которое он получал и его адекватности, с учётом заключения администрации СИЗО о его нужде в обследовании и лечении в гражданской больнице. 4 октября 2011 года заявитель прошел ультразвуковое сканирование, которое подтвердило диагноз хронического простатита. 4 октября 2011 года он получил посылку с лекарствами от жены. 6 марта 2012 года заявитель был освобожден.

Суд считает достоверно установленным тот факт, что заявитель был закован в наручники во время его лечения в Киевской больнице неотложной помощи. В отсутствие каких-либо отчетливых соображений безопасности или иных соображений, оправдывающих такую унизительную меру ограничения передвижения, и с учётом слабого состояния здоровья заявителя, Суд считает, что сковывание его наручниками в больнице приравнивается к бесчеловечному и унижающему достоинство обращению (Okhrimenko v. Ukraine, № 53896/07). Соответственно, была нарушена статья 3 Конвенции и в связи с этим.

Кроме того, Суд также указал, что из документов, представленных сторонами, не видно, что были какие-либо веские причины для продолжения содержания заявителя под стражей (Barilo v. Ukraine, № 9607/06). Таким образом, Суд считает, что в течение данного периода заявитель содержался под стражей в нарушение статьи 5 § 1 Конвенции.

Также Суд отмечает, что при продлении срока содержания заявителя под стражей и отклонении его ходатайств об освобождении национальные суды в основном ссылались на аргументацию для его изначального задержания, без каких-либо обновляемых подробностей. Поэтому Суд пришёл к выводу, что была нарушена статья 5 § 3 Конвенции.

Суд указывает на то, что в Украине не существует юридически предусмотренной процедуры для начала разбирательства с целью получения компенсации за лишение свободы, которое было признано Страсбургским судом как нарушающее один из других пунктов (Nechiporuk and Yonkalo v. Ukraine, № 42310/04). Это значит, что один из принципов статьи 5 § 5, а именно, что эффективное осуществление права на компенсацию, гарантированного ей, должно быть обеспечено с достаточной степенью уверенности (Stanev v. Bulgaria № 36760/06), не был соблюден в данном деле. Таким образом, была нарушена статья 5 § 5 Конвенции.