Ответственность за оценочные суждения касательно лица, занимающего публичную должность, нарушает статью 10 Конвенции

56388fd2ee8a3_Screenshot_145.jpg_resize

Источник фото: joinfo.ua

Текст решения (фр.)

Перевод решения (рус.)

Европейский суд по правам человека 25 февраля 2010 года вынес решение “Рено против Франции” (Renaud v. France, no. 13290/07, § …, 25 February 2010), признав нарушение статьи 10 Конвенции и присудив компенсацию в размере 1 900 евро в счет возмещения материального вреда,  а также 10 000 евро в счет возмещения затрат и расходов. 

Факты

В 2004 году, г-жа М.-Л.Ф., мэр г. Санс, разрешила строительство жилого комплекса, состоящего из 221 квартиры. Желая помешать реализации этого проекта, местные жители основали ассоциацию – Комитет защиты южного района г. Санс, председателем которого был избран заявитель. Последний, не вдаваясь в подробности, указывает в своей жалобе, что он от своего имени обращался в Административный суд г. Дижона с требованием отменить «незаконное решение мэра г. Санс» и выиграл это дело в январе 2006 года. В своих дальнейших замечаниях, он уточняет, что Административный суд, вынося решение в его пользу, отменил проект на строительство жилого комплекса, реализация которого оспаривалась в декабре 2005 года. Он также утверждает, что в июле 2007 года он добился отмены проекта на застройку значительного участка, а в сентябре 2008 года добился отмены местного плана застройки города и, что в марте 2008 года он был выбран муниципальным советником.

Между тем, 6 августа 2004 года, г-жа М.-Л.Ф. обратилась с иском в Исправительный суд г. Санс, обвиняя заявителя в публичной клевете и оскорблении лица, занимающего публичную должность, в связи с высказываниями, которые в июле 2004 года появились на сайте ассоциации (сайт «политической борьбы против г-жи М.-Л.Ф.», по словам заявителя, разработчиком которого он являлся, а также был ответственным за размещаемые на нем публикации). Что касается обвинения в клевете, иск касался следующих абзацев:
1. « … в то время, когда спрос на магазины по близости центра города все больше увеличивается (перечень исследований будет доступен в ближайшее время), [МЛФ] (какая ее реальная финансовая заинтересованность …?) в одностороннем порядке решила упразднить маленькие магазины с целью реализации сумасшедшего проекта более, чем в 4 км от центра города. Не беспокойтесь о молодых людях, не имеющих транспортного средства, не беспокойтесь о пожилых людях, испытывающих трудности с передвижением, не беспокойтесь о лицах с ограниченными возможностями!»;
2. «Комитет по защите южного района г. Санс
Строить – да, но не как попало
Чаушеску – диктатор урбанист
(…) программой систематизации 1988 года предусматривалось уничтожение 7 000 деревень из 13 000 (5 были уничтожены на самом деле) и консолидация румынского населения в 600 «агрогородах». C 1984 года Чаушеску уничтожал исторический центр Бухареста, чтобы возвести новый президентский дворец. Наконец, с 1967 по 1989 года, были уничтожены девятнадцать из трехсот шестидесяти пяти церквей Бухареста, из которых девять являлись историческими памятниками …»;
3. «… или как [МЛФ] поощряет и развивает преступность в центре города, чтобы оправдать свою политику безопасности»;
4. «В настоящее время мы выражаем наше недовольство в чатах и на форумах в Интернете. Это способствует продвижению сайта и повышению осведомленности общественности о реальной политике [МЛФ]: построении ее карьеры путем уничтожения нашей среды обитания»;
5. « [МЛФ], это все кроме устойчивого развития. Это значит, что я набиваю себе карманы (я зарекомендую себя как держатель сумочки Бернадетт; я вознаграждена: муниципальный совет Франции/наблюдательный комитет по вопросам преступности), и я убегаю в другое место (министерство…?). Ты тем не менее должна поминать о твоем позорном провале на выборах (региональный совет), [М.-Л.]. А может это начало конца?»

Чтокасается обвинения в оскорблении, заявитель осуждался в связи со следующими фразами (отрывки из решения Апелляционного суда г. Парижа от 6 апреля 2006 года):
6 «Дорогостоящие национальные амбиции на местном уровне: [МЛФ] издевается над лицами с ограниченными возможностями; [МФЛ] насмехается над молодежью [;] [МЛФ] незаконнорожденная дочь супер-лжеца?»;
7 «Итак – циник, шизофреник или лгунья, [МЛФ]?».

Что касается обвинения в клевете в отношении лица, занимающего публичную должность, 17 марта 2005 года Исправительный суд г. Санс постановил, что фраза, указанная в параграфе 4 выше «не превыш[ала] допустимый уровень критики в политике демократического государства» и, что, следовательно, не было необходимости поддерживать это обвинение. Тем не менее, суд признал заявителя виновным в связи с четырьмя другими абзацами, также, как и в оскорблении лица, занимающего публичную должность, и обязал его оплатить штраф в размере 1 000 евро, помимо суммы в размере 1 000 евро в качестве возмещения вреда истцу.

Решением от 6 апреля 2006 года Апелляционный суд г. Парижа, рассмотрев жалобы заявителя и прокуратуры, оставил в силе решение о признании заявителя виновным в клевете в отношении лица, занимающего публичную должность, однако исключительно в отношении двух фраз («как [МФЛ] поощряет и развивает преступность в центре города, чтобы оправдать свою политику безопасности», «это означает, что я набиваю себе карманы»). Кроме этого, суд признал его виновным в оскорблении из-за одного из двух абзацев («Итак – циник, шизофреник или лгунья, [МЛФ]?») и обязал его выплатить штраф в размере 500 евро и, оставляя в силе решение Исправительного суда, к компенсации вреда в размере 1 000 евро.

Принимая во внимание то, что обжалуемые абзацы являлись частью дискуссии между муниципалитетом и Комитетом по защите южного района г. Санс от политики урбанизации коммуны и мэра, суд постановил, что некоторые из них не имели клеветнического характера, так как они, в основном, выражали свободную критику местных политических решений, несмотря на чрезмерный характер одного из них. Заявитель был оправдан в отношении других абзацев: в отношении одного ему не могли предъявляться обвинения, а другой не фигурировал в цитируемом отрывке.

Апелляционный суд, тем не менее, счел, что фраза «это означает я набиваю себе полные карманы» не относилась к критике относительно совмещения видов деятельности (участие в Ассоциации мэров Франции и Наблюдательном комитете по вопросам преступности), и носила клеветнический характер, намекая на то, что г-жа М.-Л.Ф. злоупотребляла своими полномочиями на посту мэра с целью незаконного обогащения.

Наконец, что касается свободы выражения мнения и правдивости, Апелляционный суд пришел к выводу, что два абзаца, которые носили клеветнический характер, вышли за пределы свободы выражения политического мнения в связи с серьезностью обвинений, выдвинутых против мера. В связи с этим суд добавил, что конфликт между Комитетом по защите и муниципалитетом не являлся оправдывающим обстоятельством и, что заявитель, который не мог так просто полагаться на газетные статьи (статьи от 12 марта и 27 мая 2003 года, «Санс, рай фантастической незащищенности» и «В г. Санс, цель в том, чтобы запугать», которые вышли в ежедневной газете Libération), не продемонстрировал, что провел хотя бы минимальное расследование для подтверждения его обвинений. В последствии суд отклонил утверждения заявителя о добросовестности в связи с тем, что он не привел никаких мотивов в оправдание таких оскорбительных высказываний.

Заявитель подал кассационную жалобу, ссылаясь, в частности, на нарушение его права на свободу выражения мнения и утверждая, относительно некоторых высказываний, которые были квалифицированы как оскорбительные, что решение Апелляционного суда г. Парижа «не соответствовало Европейской конвенции по правам человека и противоречило его устоявшейся практике».

Решением от 3 октября 2006 года, Палата по уголовным делам Кассационного суда признала жалобу неприемлемой.

Оценка Суда

Суд, прежде всего, отмечает, что сторонами не оспаривалось то, что осуждение заявителя за действия, квалифицированные как «клевета и публичные оскорбления в отношении лица, занимающего публичную должность», представляет собой вмешательство в осуществление его права на свободу выражения мнения.
Кроме всего прочего Суд утверждает, что такое вмешательство предусмотрено законом. Правонарушения, за которые был осужден заявитель, так же как и вышеупомянутые санкции, были закреплены в Законе от 29 июля 1881 года.
Не подлежит также сомнению тот факт, что это вмешательство преследовало «законную» цель. В связи с этим, Суд, как и Правительство, считает, что его целью была защита репутации и прав других лиц.
Таким образом, Суд должен определить, в свете фундаментальных принципов его устоявшейся практики по статье 10 Конвенции (см. среди многих прочих, решения по делам Lehideux et Isorni c. France, от 23 сентября 1998 года, §§ 51 и 55, Сборник решений и постановлений 1998-VII, Mamère c.France, № 12697/03, § 19, CEDH 2006-XIII, и Lindon, Otchakovsky-Laurens et July c. France, [БП], №№ 21279/02 и 36448/02, § 45, CEDH 2007-XI) было ли такое вмешательство «необходимо» в демократическом обществе для достижения этой цели.
С самого начала, Суд, также как и судьи Апелляционного суда, отмечает, что оспариваемые заявления, не выходили за рамки дискуссии между муниципалитетом г. Санс и ассоциацией, возглавляемой заявителем, относительно политики урбанизации, осуществляемой мэром и его муниципальной командой. В связи с этим становится очевидным, что заявитель ссылался на деятельность мэра.
Таким образом, обжалуемые заявления являются частью дискуссии, касающейся общественного интереса и представляет собой выражение политического и активистского мнения, следовательно речь идет о случае, когда статья 10 Конвенции требует высокого уровня защиты права на свободу выражение мнения. Следовательно, пределы усмотрения, которыми пользовались органы власти при оценке «необходимости» наказания, наложенного на заявителя, были особенно ограниченны (см., также, решения по делам Lingens c.Autriche, от 8 июля 1986 года, § 42, Серия A № 103, Steel et Morris c. Royaume-Uni, № 68416/01, § 90, CEDH 2005-II, упомянутые решения по делам Mamère, § 25, Lindon, Otchakovsky-Laurens et July, §§ 46 и 56, и решение по делу Brasilier c. France, № 71343/01, § 41, от 11 апреля 2006 года).
В связи с этим Суд, насколько он вправе судить, отмечает (см., например, упомянутое решение по делу Mamère, § 22), что судьи апелляционного суда старались установить носили ли оспариваемые заявления клеветнический или оскорбительный характер. Таким образом, они оправдали заявителя в отношении многих абзацев, которые они сочли частью свободной политической критики. Тем не менее, осуждая заявителя в отношении других обжалуемых абзацев, апелляционный суд отклонил любой мотив добросовестности со стороны заявителя, принимая во внимание в частности то, что он не доказал, что провел хотя бы минимальное расследование.
Суд напоминает о том, что должно существовать определенное различие между утверждениями о фактах и оценочными суждениями (см., кроме прочего, упомянутое решение по делу Lingens, § 46). Если существование фактов может быть продемонстрировано, то достоверность оценочных суждений не поддается доказыванию. Требование доказать правдивость оценочных суждений невозможно выполнить, и такое требование само по себе нарушает свободу выражения мнения, которая является фундаментальным элементом права, гарантированного статьей 10 Конвенции (см. решение по делу Jerusalem c.Autriche, № 26958/95, § 42, CEDH 2001-II).
Суд также напоминает, что даже если утверждение является оценочным суждением, пропорциональность вмешательства должна зависеть от существования фактических оснований для оспариваемого утверждения, поскольку даже оценочное суждение может быть преувеличенным при отсутствии каких-либо фактических оснований (см. решения по делам De Haes et Gijsels c. Belgique, от 24 февраля 1997 года, § 47, Recueil 1997-I, Oberschlick c. Autriche (№ 2), от 1го июля 1997 года, § 33, Recueil 1997-IV, и упомянутое решение по делу Jerusalem, § 43).
В обстоятельствах настоящего дела, принимая во внимание общий характер обжалуемых высказываний, Суд считает, что они больше представляют собой оценочное суждения, нежели утверждение о фактах (см., mutatis mutandis, упомянутое решение по делу Brasilier, § 37, и решение по делу Desjardin c.France, № 22567/03, § 42, от 22 ноября 2007 года).
Что касается того были ли фактические основания для этих оценочных суждений достаточными, Суд, уделяя особое внимание высказываниям о политике безопасности, отмечает, что такие основания имеются, принимая во внимание две опубликованные в национальной прессе статьи с ясными заголовками. Относительно других высказываний, в которых обвинялся заявитель, Суд отмечает, что они являлись частью очевидной и оживленной полемики между ассоциацией заявителя и мэрией. Одно высказывание («Итак циник, шизофреник или лгунья, МЛФ?»), является общей критикой политики муниципалитета, непосредственно связанной с этой напряженной обстановкой. Что касается другого высказывания («это значит, что я набиваю себе карманы»), если оно не имеет под собой какого-либо фактического основания, позволяющего предположить о личном обогащении истца, оно бесспорно входят в задаваемые ассоциацией заявителя вопросы относительно легальности и реальных, поставленных под сомнение, целей проектов. В отличии от судей апелляционного суда, Суд, в связи с этим, считает, что использованные высказывания не могут быть четко отделены от критики относительно совмещения должностей, которая читается между строк, и опирается на конкретные ссылки.
Что касается того, что, по мнению Апелляционного суда г. Парижа, обжалуемые высказывания вышли за пределы свободной критики на политическую тематику, Суд считает, что в этой сфере, политические выпады часто выходят на личный уровень: в этом и заключается опасность политической игры и свободного обсуждения идей, которые являются гарантами демократического общества (см. решения по делам Lopes Gomes da Silva c.Portugal, № 37698/97, § 34, CEDH 2000-X, и Almeida Azevedo c. Portugal, № 43924/02, § 30, от 23 января 2007 года).
Хотя Суд отмечает, что высказывания, в которых обвиняется заявитель, являются несколько резкими, он, однако, признает, что даже если эти высказывания не входят в рамки свободы выражения мнения члена оппозиционного движения, эти заявления являются выражением мнения представленного в виде ассоциации органа, которое содержит в себе утверждения ее членов, представляющие публичный интерес в рамках обсуждения муниципальной политики. Суд также отмечает, что заявитель, принимающий участие в местной политической жизни, о чем свидетельствует его последующие выборы, являлся членом политического оппозиционного движения. Следовательно, Суд должен провести особо тщательный анализ (см. решение по делу Steel et Morris c.Royaume-Uni, № 68416/01, §§ 88-89, CEDH 2005-II и, mutatis mutandis, упомянутое решение по делу Brasilier, § 42). Кроме того, когда, как в настоящем деле, дискуссия затрагивает такую эмоциональную тему, как место проживания лиц, живущих по соседству с этим проектом недвижимости, народные избранники должны проявлять особую терпимость к критике, объектом которой они становятся, и в случае необходимости, к словесным или письменным ругательствам, которые ее сопровождают (см., mutatis mutandis, упомянутое решение по делу Brasilier, § 42).
В свете вышеизложенного, Суд считает, что не был соблюден справедливый баланс между необходимостью защиты права заявителя на свободу выражения мнения и необходимостью защиты прав и репутации истца. Если аргументы, приведенные национальными судами для обоснования осуждения заявителя, могут быть расценены надлежащими, они, однако, не были достаточными и, следовательно, не отвечали какой-либо острой общественной необходимости. В связи с этим Суд напоминает о более общем интересе обеспечения свободы политической дискуссии, которая лежит в основе понятия демократического общества, полностью преобладающего во всей Конвенции (см. упомянутое решение по делу Almeida Azevedo, § 32, и решение по делу Oberschlick c. Autriche (№ 1), от 23 мая 1991 года, § 58, Серия A № 204).
Кроме того, что касается сумм, которые заявитель должен был выплатить, Суд считает, что их относительно небольшой размер не является сам по себе достаточным, чтобы оправдать вмешательство в его право на свободу выражения мнения. Суд также подчеркнул, что посягательство на свободу выражения мнения может иметь негативное воздействие на осуществление этой свободы (см., среди прочего, упомянутое решение по делу Brasilier, § 43).
Суд приходит к выводу, что осуждение заявителя не было пропорционально преследуемой законной цели, принимая во внимание интерес демократического общества в обеспечении и поддержании свободы выражения мнения.
Соответственно, была нарушена статья 10 Конвенции.

Текст решения (фр.)

Перевод решения (рус.)