Провал Ноттебома в Международном суде ООН (Лихтенштейн против Гватемалы)

zamok

Лихтенштейн. Источник фото: Товариство Друзів Радіо

Текст решения (англ.)

Перевод решения (рус.)

Международный суд ООН признал неприемлемым дело Ноттебома (Лихтенштейн против Гватемалы) в связи с тем, что Лихтенштейн не вправе распространять свою защиту на г-на Ноттебома в отношении Гватемалы, так как его натурализация была проведена только для того, чтобы дать г-ну Ноттебому возможность изменить свой статус гражданина воюющего Государства на статус гражданина нейтрального государства с единственной целью – попасть под защиту Лихтенштейна, а не создать связь с его традициями, интересами и жизненным укладом, либо принять на себя какие-либо обязательства, помимо финансовых, и осуществлять права, связанные со статусом, приобретенным таким образом.

Факты

ruyny_y_pyramydy_yaguara-_gvatemala

Гватемала. Источник фото: Тонкости туризма

Ноттебом родился в Гамбурге 16 сентября 1881 года. Он был немцем по рождению и имел гражданство Германии, когда в октябре 1939 года он обратился в отношении натурализации в Лихтенштейне.
В 1905 году он уехал в Гватемалу. Он поселился здесь и сделал эту страну центром своей коммерческой деятельности, которая расширялась и процветала; эта деятельность развивалась в отрасли коммерции, банковского дела и возделывания угодий. Являясь сотрудником фирмы Nottebohm Hermanos, которую основали его братья Хуан и Артуро, в 1912 году он стал их партнером, а позже, в 1937 году, возглавил фирму. После 1905 года он иногда ездил в Германию по вопросам бизнеса, и в другие страны на отдых. У него по-прежнему имелись деловые связи в Германии. Он нанес несколько визитов брату, который проживал в Лихтенштейне с 1931 года. Некоторые из других его братьев, родственников и друзей были в Германии, другие – в Гватемале. У него самого было постоянное место жительства в Гватемале до 1943 года, иными словами, до наступления событий, которые легли в основу настоящего спора.
В 1939 году после того, как он обеспечил защиту своих интересов в Гватемале путем выдачи 22 марта доверенности фирме Nottebohm Hermanos, он покинул эту страну в срок, установленный адвокатом Лихтенштейна, приблизительно в конце марта или начале апреля, когда он, по-видимому, уехал в Гамбург, а позднее нанес несколько коротких визитов в Вадуц, где он побывал в начале октября 1939 года. Именно тогда, 9 октября, спустя немногим более месяца с начала второй мировой войны, которое было отмечено нападением Германии на Польшу, его адвокат, д-р Марксер [Marxer], подал от имени Ноттебома заявление касательно натурализации.
Закон Лихтенштейна от 4 января 1934 года формулирует условия для натурализации иностранцев, устанавливает подтверждающие документы, которые необходимо подать, и гарантии, которые необходимо предоставить, а также определяет компетентные органы, отвечающие за выдачу решения, и процедуру, которой необходимо придерживаться. Закон определяет некоторые обязательные требования, а именно, что заявителю, обращающемуся в отношении натурализации, следует доказать: (1) «что принятие в Отечественную ассоциацию (Heimatverband) коммуны Лихтенштейна было обещано ему в случае приобретения гражданства Государства»; (2) что он утратит свое бывшее гражданство в результате натурализации, хотя от выполнения этого требования можно было отказаться при указанных условиях. Кроме того, еще одним условием натурализации является соблюдение требования касательно проживания не менее трех лет на территории Княжества, хотя и предусматривается, что «данное требование может быть снято при наличии обстоятельств, заслуживающих особого рассмотрения, и в порядке исключения». Кроме того, от лица, обращающегося с просьбой о натурализации, требуется предоставить ряд документов, таких как доказательство его проживания на территории Княжества, справка о несудимости, выданная компетентными органами по месту жительства, документы, имеющие отношение к его имуществу и доходам, и, если он не является резидентом Княжества, подтверждение заключенного между ним и налоговыми органами соглашения, «после рассмотрения комиссией по налогам предполагаемой отечественной коммуны». Кроме того, Закон предусматривает оплату заявителем сбора за предоставление натурализации, который устанавливается Правительством Княжества и составляет не менее половины суммы, оплачиваемой заявителем за принятие в Отечественную ассоциацию коммуны Лихтенштейна, при этом обещание такого принятия составляло условие по Закону для предоставления натурализации.
Закон раскрывает озабоченность по поводу того, что натурализацию следует разрешать только при условии знания всех фактов, имеющих отношение к делу, по той причине, что он в прямой форме предусматривает проведение расследования отношений заявителя со страной его бывшего гражданства, а также всех остальных личных и семейных обстоятельств, и добавляет, что «предоставление гражданства запрещается в том случае, когда эти отношения и обстоятельства вызывают опасения, что по причине принятия в гражданство Государству может быть нанесен какой-либо ущерб».
Что касается рассмотрения заявления компетентными органами и процедуры, которой им необходимо было придерживаться, Закон предусматривает, что Правительство, после изучения заявления и имеющих к нему отношение документов, а также после получения удовлетворительной информации касательно заявителя, должно представить заявление Парламенту. В случае утверждения заявления последним, Правительство должно представить необходимое ходатайство Князю, который является единственным, кто имеет право на предоставление гражданства Княжества.
И наконец, Закон предоставляет право Правительству Княжества, в течение пятилетнего периода с даты натурализации, лишить гражданства Лихтенштейна любое лицо, которое могло его получить, в случае если выяснится, что требования, установленные в Законе, не были соблюдены; аналогичным образом он предусматривает, что Правительство может в любой момент лишить лицо его гражданства в случае получения разрешения на натурализацию обманным путем.
Такова была правовая позиция в отношении заявлений о предоставлении разрешения на натурализацию на момент подачи заявления Ноттебома.
9 октября 1939 года Ноттебом, «резидент Гватемалы с 1905 года (в настоящее время проживающий как гость у своего брата Германа Ноттебома в Вадуце)», обратился с просьбой о признании его гражданином Лихтенштейна и, в то же время, предварительном предоставлении ему гражданства общины Маурен. Он просил об освобождении от предусмотренного в законе условия о проживании в течение трех лет, без указания особых обстоятельств, обуславливавших отказ от выполнения данного требования. Он представил выписку из банка Credit Suisse в Цюрихе касательно своих активов и принял обязательство выплатить 25 000 швейцарских франков общине Маурен и 12 500 швейцарских франков государству, с добавлением пошлин, связанных с судопроизводством. Кроме того, он заявил о достижении «договоренностей с налоговыми органами Правительства Лихтенштейна о заключении официального соглашения об уплате им ежегодного налога за натурализацию в сумме 1 000 швейцарских франков, из которых 600 швейцарских франков выплачиваются общине Маурена, а 400 швейцарских франков – Княжеству Лихтенштейн, с оговоркой, что уплата данных налогов будет зачисляться в счет уплаты обычных налогов, причитающихся к уплате в случае поселения заявителя в одной из общин Княжества»». Кроме того, он взял на себя обязательство внести в качестве залога сумму в размере 30 000 швейцарских франков. Он также представил общую информацию касательно своего финансового положения и засвидетельствовал, что он не будет обузой для общины, гражданства которой он добивался.
Наконец, он обратился с просьбой о том, «чтобы ведение дела о натурализации было начато и закончено в Правительстве Княжества и общине Маурен без задержек, чтобы заявление после этого было подано на рассмотрение Парламента с благосклонной рекомендацией и, наконец, чтобы затем заявление было подано со всей необходимой расторопностью Его Высочеству, правящему Князю».
В оригинале машинописного заявления, фотокопия которого была предоставлена, видно, что название общины Маурен и суммы, подлежавшие оплате, были вписаны от руки; этот факт вызвал некоторые возражения со стороны адвокатов Сторон. Также имеется ссылка правящего Князя на “Vorausverständnis”, полученное 13 октября 1939 года, которое Лихтенштейн интерпретирует как доказательство решения о предоставлении натурализации, однако такая интерпретация сомненительна. Наконец, к заявлению прилагается чистый лист с подписью правящего Князя, «Франц Иосиф» [Franz Josef], однако без указания какой-либо даты или иного объяснения.
Документ, датированный 15 октября 1939 года, удостоверяет, что в этот день община Маурена удостоила г-на Ноттебома чести быть своим гражданином и обратилась к Правительству с просьбой передать это решение на утверждение Парламента. Справка от 17 октября 1939 года подтверждает уплату г-ном Ноттебомом необходимых налогов. 20 октября 1939 года г-н Ноттебом принес клятву верности, а 23 октября было заключено окончательное соглашение об ответственности за уплату налогов.
В этом состояла процедура, которой придерживались в случае натурализации Ноттебома.
Также было представлено свидетельство о гражданстве, подписанное от имени Правительства Княжества и датированное 20 октября 1939 года, подтверждающее, что Ноттебом был натурализован Высочайшим решением правящего Князя от 13 октября 1939 года.
Получив паспорт гражданина Лихтенштейна, 1 декабря 1939 года Ноттебом завизировал его у Генерального консула Гватемалы в Цюрихе, и вернулся в Гватемалу в начале 1940 года, где он возобновил свою прежнюю деятельность, включая управление фирмой Nottebohm Hermanos.

Оценка Суда

548125-courtcambodia

Международный суд ООН. Источник фото: www.un.org


Исходя из предоставленного Ноттебому таким образом гражданства, Лихтенштейн считает себя вправе обратиться в Суд со своим заявлением от его имени, и его Окончательные выводы содержат два заявления в этой связи. Лихтенштейн просит Суд установить и объявить, во-первых, «что натурализация г-на Фредерика Ноттебома в Лихтенштейне 13 октября 1939 года не противоречила международному праву», и, во-вторых, «что заявление Лихтенштейна от имени г-на Ноттебома как гражданина Лихтенштейна является приемлемым для рассмотрения в Суде»; 
С другой стороны, в Окончательных выводах Гватемалы содержится просьба к Суду «объявить, что заявление Княжества Лихтенштейн является неприемлемым», и изложить ряд оснований, имеющих отношение к гражданству Лихтенштейна, предоставленному Ноттебому путем натурализации.

Таким образом, основной вопрос, стоящий перед Судом – это приемлемость заявления Лихтенштейна в отношении Ноттебома для рассмотрения в суде. Первое заявление Лихтенштейна, упомянутое выше, является основанием, выдвинутым для принятия решения Судом в пользу Лихтенштейна, в то время как ряд оснований, приведенных Гватемалой по вопросу гражданства, являются основаниями для неприемлемости заявления Лихтенштейна. Текущая задача Суда сводится к принятию решения касательно приемлемости заявления Лихтенштейна в отношении Ноттебома на основании таких причин, которые он сам посчитает релевантными и надлежащими.

В целях принятия решения о приемлемости заявления, Суд должен установить предполагает ли гражданство, предоставленное Лихтенштейном Ноттебому путем натурализации при описанных обстоятельствах, возможность правомерного обращения к Гватемале, наделяет ли оно Лихтенштейн достаточными правами для осуществления зашиты Ноттебома от Гватемалы и, следовательно, дает ли оно Лихтенштейну право на обращение в Суд с соответствующим заявлением. В этой связи адвокат Лихтенштейна заявил: «принципиальный вопрос состоит в том, является ли гражданство Лихтенштейна, приобретенное г-ном Ноттебомом, таким приобретением гражданства, которое должно признаваться другими Государствами». Данная формулировка является точной с учетом двусторонней оговорки о том, что, во-первых, подразумевается признание не во всех отношениях, а лишь в отношении приемлемости заявления, и, во-вторых, что подразумевается признание не всеми Государствами, а только Гватемалой. 

Суд не предлагает выходить за ограниченные рамки вопроса, по которому ему следует принять решение, а именно можно ли использовать гражданство, предоставленное Ноттебому, как основание, применительно к Гватемале, для возбуждения дела в Суде. Он должен решить этот вопрос на основании международного права; это соответствует сущности вопроса и сути собственной функции Суда.

Факты ясно показывают, с одной стороны, отсутствие каких-либо связей принадлежности между Ноттебомом и Лихтенштейном, а с другой стороны – существование долголетней и тесной связи между ним и Гватемалой – связующего звена, которое его натурализация никоим образом не ослабила. Эта натурализация не была основана на какой-либо действительно ранее существовавшей связи с Лихтенштейном и никоим образом не меняла образ жизни лица, которому она была предоставлена при исключительных обстоятельствах, связанных с необычной поспешностью и расположением. В обоих отношениях ей не хватало честности, необходимой для действия такой важности, если предполагалось, что она должна иметь право на уважение государством в положении Гватемалы. Она была предоставлена без учета концепции гражданства, принятой в международных отношениях.

Натурализация была затребована не столько в целях получения юридического признания фактической принадлежности г-на Ноттебома к населению Лихтенштейна, сколько для того, чтобы дать ему возможность изменить свой статус гражданина воюющего Государства на статус гражданина нейтрального государства с единственной целью – попасть под защиту Лихтенштейна, а не создать связь с его традициями, интересами и жизненным укладом, либо принять на себя какие-либо обязательства, помимо финансовых, и осуществлять права, связанные со статусом, приобретенным таким образом.

В данных обстоятельствах Гватемала не несет никаких обязательств относительно признания гражданства. Следовательно, Лихтенштейн не вправе распространять свою защиту на г-на Ноттебома в отношении Гватемалы, и, следовательно, его заявление признается неприемлемым.
Таким образом, Суд не должен рассматривать другие возражения по существу заявления, выдвинутые Гватемалой или Выводы Сторон, помимо тех, по которым он выносит решение на основании вышеизложенных причин.

Текст решения (англ.)

Перевод решения (рус.)