При необходимости национальный суд может осуществить вмешательство в свободу выражения мнения

Источник фото: http://www.dailymail.co.uk/news/article-1222422/1984-murder-Gregory-Villemin-4-haunts-France-reopened-new-DNA-evidence.html

Текст решения (фр.)

Перевод решения (рус.)

Европейский суд по правам человека не признал нарушения статьи 10 Конвенции и защите прав человека и основных свобод в деле “Промпт против Франции” (Prompt v. France, no. 30936/12, § …, 3 December 2015). Обстоятельства настоящего дела касаются нашумевшего дела Грегори, которое на протяжении нескольких лет было предметом обсуждений французских хроник.

Факты

Дело Грегори и публикация книги под названием «Дело Грегори: сказало ли правосудие свое последнее слово?»

16 октября 1984 года в реке был обнаружен труп четырехлетнего Грегори Вийемина со связанными руками и ногами. На следующий день отец жертвы (Жан-Мари Вийемин) получил анонимное письмо с признанием в преступлении и упоминанием о мести. В ноябре 1984 года двоюродному брату Жан-Мари Вийемина, Бернару Ларошу, было предъявлено обвинение в совершении убийства. 29 марта 1985 года отец ребенка убил Бернара Лароша, застрелив его в доме последнего (16 декабря 1993 года он был осужден по этому факту). В июле 1985 года матери ребенка (Кристин Вийемин) также были предъявлены обвинения в совершении убийства вышеуказанного лица. 3 февраля 1993 года дело в отношении нее было прекращено. Обстоятельства убийства Грегори Вийемина не выяснены по настоящее время. 17 февраля 2007 года бывший адвокат Бернара Лароша, заявитель в настоящем деле, опубликовал книгу под названием «Дело Грегори: сказало ли правосудие свое последнее слово?». Он утверждает, что написал эту книгу с целью дать ответ на выпады средств массовой информации в адрес его бывшего клиента, а также защитить честь адвоката перед высказываниями, дискредитирующими его деятельность, в различных изданиях, а также в фильме, вышедшем на экраны в 2006 году.

Осуждение заявителя за клевету

Постановление Суда большой инстанции г. Парижа от 27 октября 2008 года

27 октября 2008 года Суд большой инстанции г. Парижа постановил, что ответчики публично оклеветали г-на Вийемина в этой книге, обвиняя его в том, что он намеревался совершить убийство другого участника дела (г-н Рожер Жакель) и в том, что он совершил убийство г-на Бернара Лароша на глазах у его сына. Постановление суда содержит детальное описание книги. Суд большой инстанции постановил, что ответчики должны совместно выплатить г-ну Вийемину 3 000 евро в качестве компенсации ущерба и 2 500 евро в соответствии со статьей 700 Гражданского процессуального кодекса (денежные средства, не включенные в расходы). Кроме того «в качестве дополнительной компенсации» суд большой инстанции постановил «в любое новое печатное издание или издание книги включить текст, который должен соответствовать шрифту основного текста, под заголовком «Судебный запрет по требованию г-на Жан-Мари Вийемина», шрифт которого также должен соответствовать шрифту всех названий глав», следующего судебного предписания:
«Постановлением Палаты по гражданским делам в отношении прессы Суда большой инстанции г. Парижа от 27 октября 2008 года «заявитель, издатель и издательский дом» были осуждены за то, что они, опубликовав и написав данную книгу, обвинив г-на Жана-Мари Вийемина в том, что он намеревался убить г-на Рожера Жакеля и в том, что он совершил убийство г-на Бернара Лароша на глазах у его сына Себастьяна, публично его оклеветали.»

Суд большой инстанции оставил без удовлетворения исковые требования г-на Вийемина в отношении других абзацев, так же, как и исковые требования г-жи Вийемин.

2. Постановление апелляционного суда г. Парижа от 7 апреля 2010 года

Заявитель, издатель и издательский дом, так же, как и г-жа Вийемин подали апелляционную жалобу. Постановлением от 7 апреля 2010 года апелляционный суд г. Парижа оставил без изменений постановление суда большой инстанции г. Парижа, в части признания некоторых абзацев книги такими, что порочили честь г-на Вийемина.

Апелляционный суд отменил решение в части признания высказываний из упомянутого третьего абзаца, в отношении которого г-жа Вийемин предъявляла исковые требования, такими, что не имели клеветнического характера. Г-жа Вийемин давала понять, что, предъявив гражданский иск, они с мужем преследовали стратегию, так как собранные доказательства могли послужить причиной предъявления ей обвинений в том, что она пыталась перевести подозрения на Бернара Лароша. Апелляционный суд оставил без изменений решение в части, которой остальные двадцать пять абзацев признавались такими, что не имели клеветнического характера. Апелляционный суд обязал заявителей совместно выплатить: г-ну Вийемину – 4 000 евро в качестве компенсации ущерба и 5 000 евро в соответствии со статьей 700 Гражданского процессуального кодекса; г-же Вийемин – 2 000 евро в качестве компенсации ущерба и 2 500 евро в соответствии со статьей 700 Гражданского процессуального кодекса. Апелляционный суд также постановил включить в любое переиздание, либо новое печатное издание, текст судебного запрета аналогичный тексту, принятому постановлением 27 октября 2008 года.

3. Решение первой Палаты по гражданским делам Кассационного суда от 4 ноября 2011 года

Решением от 4 ноября 2011 року Первой Палата по гражданским делам Кассационного суда встречная жалоба была оставлена без удовлетворения. Также без удовлетворения была оставлена первоначальная кассационная жалоба в части, касающейся обжалования выводов апелляционного суда относительно клеветнического характера абзацев, в которых г-н Вийемин обвинялся в намерении совершить убийство г-на Рожера Жакеля и в совершении убийства г-на Бернара Лароша на глазах у его сына Себастьяна. Однако кассационный суд рассмотрел жалобу в части, касающейся выводов апелляционного суда относительно абзацев, в которых г-жа Вийемин обвинялась в том, что она подала гражданский иск с целью, противоположной установлению истины:
« (…)
[Суд] отменяет постановление апелляционного суда г. Парижа от 7 апреля 2010 года, за исключением части, которой признается, что [заявитель, издатель и издательский дом] публично оклеветали г-на Жана-Мари Вийемина, обвиняя его в намерении совершить убийство г-на Жана-Мари Жакеля и в совершении убийства г-на Бернара Лароша на глазах у его сына, и оставляет без изменений постановление в части, которой совместные и самостоятельные исковые требования супругов Вийемин, относительно других абзацев, кроме тех, в которых она обвинялась в том, что она подала гражданский иск с противоположной установлению истины целью; апелляционный суд восстанавливает юридическое состояние дела и сторон, которое они имели до упомянутых постановлений и, для разрешения спора, передает их апелляционному суду Версаля; (…)»
Генеральной прокурор постановил передать дело в кассационный суд, не ссылаясь на апелляционную жалобу, в связи с тем, что апелляционный суд создал некоторую путаницу между требованием добросовестности и доказательства истинности предполагаемых фактов в отношении двух абзацев, в которых шла речь о г-же Вийемин.
Стороны не заявляли ходатайств о передаче дела на новое судебное рассмотрение, а г-жа Вийемин отказалась от апелляционной жалобы на постановление от 27 октября 2008 года и возместила суммы в соответствии с решением от 7 апреля 2010 года, а именно: 2 000 евро в качестве компенсации ущерба и 2 500 евро в соответствии со статьей 700 Гражданского процессуального кодекса.

Оценка Суда

Суд отмечает, что заявитель был осужден за клевету вследствие публикации книги под названием «Дело Грегори: сказало ли правосудие последнее слово?», также на него был наложен штраф в качестве возмещения морального ущерба согласно статье 700 Гражданского процессуального кодекса (денежные средства, не включенные в расходы), а также он обязан был включать текст судебного запрета в любое новое печатное издание или книгу. Таким образом, он может утверждать, что является жертвой вмешательства в свободу выражения мнения, в смысле параграфа второго статьи 10 Конвенции, что, впрочем, Правительство и не оспаривает. Такое вмешательство нарушает это положение, только если оно не «предусмотрено законом», преследует одну или несколько законных целей согласно пункту 2 и «необходимо в демократическом обществе» для ее или их достижения.
Суд устанавливает, что это ограничение имеет правовые основания – статья 29 и 32 Закона от 29 июля 1881 года «О свободе прессы», таким образом, оно было «предусмотрено законом». Этот пункт также не был предметом спора сторон.
Таким образом, остается выяснить, было ли это вмешательство «необходимо в демократическом обществе».
В данном деле заявитель затрагивал тему, представляющую общественный интерес не только из-за внимания публики к делу Грегори, но также и из-за вопросов о функционировании системы правосудия, которые поднимались в связи с этим делом. Таким образом, речь идет о случае, когда статья 10 требует высокой защиты права на свободу выражения мнения, уменьшая при этом пределы усмотрения Государства (см, также, Morice c. France [БП], № 29369/10, § 125, от 23 апреля 2015 года, а также ссылки упомянутые в данном решении).
Однако, Cуд отмечает, что заявитель оспаривает вывод национальных судебных органов, по мнению которых заявителю не хватило благоразумия, что привело к заключению об отсутствии у него доброй воли и послужило поводом для его осуждения, инкриминируя Жану-Мари Вийемину покушение на убийство Рожера Жакеля, а также совершение убийства Бернара Лароша на глазах у его сына.
Тем не менее, Суд отмечает, что в решении Апелляционного суда г. Парижа от 7 апреля 2010 года тщательно рассматривались эти моменты. В более широком смысле, многие материалы показывают, что национальные судебные органы тщательно рассмотрели дело заявителя и должным образом соблюли баланс между конкурирующими интересами. Так, во-первых, решение Суда большой инстанции г. Парижа от 27 октября 2008 года содержит детальное описание книги, что свидетельствует о том, что факты были установлены со всей необходимой серьезностью. Во-вторых, в результате их рассмотрения, национальные суды признали клеветническими два абзаца, в то время как истцы предъявляли требования в отношении 20 абзацев. В-третьих, даже в отношении этих двух абзацев, апелляционный суд г. Парижа признал, что заявитель преследовал законную цель и не выражал никакой личной неприязни по отношению к последним; в конце концов апелляционный суд признал эти абзацы клеветническими из-за деталей, которые он охарактеризовал, как нехватку добросовестности.
Что касается принципа, в соответствии с которым, некоторое отсутствие сдержанности позволительно в случае, когда речь идет об общественном интересе (см., в частности, решение по делу «Mamère c. France», № 12697/03, § 25, CEDH 2006 XIII, и решение по делу «Lindon, Otchakovsky-Laurens et July c. France» [БП], №№ 21279/02 и 36448/02, § 56, CEDH 2007 IV), Суд приходит к выводу, что абзацам книги, которые послужили причиной для осуждения заявителя, являются следующие: «Около 18.00 двое патрульных жандармов муниципалитета Гранж-сюр-Волонь находились неподалеку от дома Жакеля, когда к нему пришел Жан-Мари Вийемин, намеревавшийся его убить. Он обошел вокруг дома. (…) Г-на Жакеля в течение нескольких часов допрашивался и был помещен под наблюдение жандармов муниципалитета Корсье. Это привело его к безумному страху быть убитым Жаном-Мари Вийемином и также позволило, в частности, жандармам проверить алиби его, а также его семьи на весь день 16 октября. (…) в результате экспертизы (…) Жану-Мари Вийемину были объявлены подозрения в том, что 16 октября в 18.00 он собирался совершить покушение на убийство Рожера Жакеля»; «Пятилетний Себастьян, ставший свидетелем убийства своего отца, безнадежно ринулся к его груди, крича: «Папа, папа!». Он пачкается в его крови, которая брызжет из легких. Глаза его сына Себастьяна (…) наполнены ужасом от убийства Лароша в его доме (…)». Суд считает, что вышеупомянутый принцип не может служить достаточным основанием для утверждений о намерении совершить убийство, которые не являются ничем иным кроме гипотезы и добавляют фактических обстоятельств, которые на самом деле не установлены материалами дела, с целью представить более трагично сцену с маленьким ребенком, который столкнулся с убийством собственного отца.
Наконец, следует напомнить, что характер и степень тяжести назначенного наказаниями являются факторами, которые также необходимо принимать во внимание при оценке соразмерности вмешательства (см., в частности, упомянутое решение по делу Morice, § 127, а также указанные в нем ссылки). Так, в частности, если его характер не способен защитить от последствий, которые может повлечь за собой вмешательство в свободу выражения мнения (см., в частности, упомянутое решение по делу Morice, а также указанные в нем ссылки), это может привести к выводу об отсутствии нарушения статьи 10 (см., например, у помянутое решение по делу Lindon, Otchakovsky-Laurens et July, § 68).
В настоящем деле, Суд приходит к выводу, что заявитель не был осужден в уголовном порядке, а обязан лишь выплатить совместно с издателем и издательским домом 9 000 евро в качестве компенсации и в соответствии со статьей 700 Гражданского процессуального кодекса. Кроме того, если национальные органы и постановили публиковать судебный запрет, то это касалось лишь новых работ и или изданий книг. То есть это не привело к отзыву уже изданных книг и это не является препятствием для переиздания книги в ее первоначальном варианте, при условии публикации судебного запрета.
В свете вышеизложенного, Суд считает, что, несмотря на ограниченные пределы усмотрения, которыми пользуется национальный суд, он может осуществить оспариваемое вмешательство в свободу выражения мнения заявителя при необходимости, в демократическом обществе, защиты репутации или прав других лиц.
Таким образом, не была нарушена статья 10 Конвенции.

Текст решения (фр.)

Перевод решения (рус.)