Государство должно проводить эффективное расследование в случае смерти лица

Дата: 25.12.2014

Решение Европейского суда по правам человека “Реус и другие (Reus and others) против Украины”, № 40587/07, 16 октября 2014 года

Нарушение статьи 2 (процеcсуальный аспект) Конвенции.

Справедливое возмещение: 10 000 евро в счет возмещения нематериального вреда и 305 евро в счет возмещения затрат и расходов.

Представитель заявителя в Европейском Суде – Б. Фокин, адвокат.

Дело касается расследования смерти родственника заявителей. 23 декабря 2000 года И. Г. Чебана сбил автомобиль, за рулем которого был Т. Вскоре он умер в больнице. 30 декабря 2000 года следователь УМВД Украины в Черновицкой области отказал в возбуждении уголовного дела по факту ДТП ввиду отсутствия в действиях Т. состава преступления. Прокуратура г. Черновцы отменила данное постановление и возбудила уголовное дело за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, повлекшее смерть потерпевшего. После этого неоднократно выносились постановления о закрытии уголовного дела, и также они неоднократно отменялись как необоснованные. 10 октября 2004 года Шевченковский районный суд г. Черновцы отменил постановление о закрытии уголовного дела от 27 декабря 2003 года в связи с его необоснованностью и указал о наличии в деле ряда противоречий. Суд указал на необходимость организации дополнительных следственных действий, в том числе проведение экспертиз. 06 апреля 2005 года следователь вынес постановление о закрытии уголовного дела. Обоснованность данного постановления подтвердила прокуратура г. Черновцы, Шевченковский районный суд г. Черновцы, а также Апелляционный суд Черновицкой области и Верховный Суд Украины.

Суд отметил, что за период с 2001 по 2003 годов органами следствия было вынесено 6 постановлений о прекращении уголовного дела. Однако эти постановления отменялись вышестоящими органами, которые не считали расследования тщательными и указывали на необходимость принятия дополнительных следственных действий. Неоднократность возвращении дела на дополнительное расследование демонстрирует серьезный недостаток уголовного расследования (см. Oleynikova v. Ukraine, no. 38765/05, § 81, 15 December 2011). Суд отметил, что отменяя шестое постановление о закрытии уголовного дела, национальный суд указал о наличии серьезных противоречий в деле, которые не были устранены вопреки многочисленным указаниям следователям. Эти факты свидетельствуют, что в течение длительного времени следственные органы не прилагали истинных усилий для тщательного расследования ДТП.

Кроме того, не оправдывает себя и общая продолжительность уголовного производства. Суд отметил, что ДТП произошло 23 декабря 2000 года, но последнее постановление о закрытии уголовного дела не было вынесено до 10 апреля 2007 года, то есть, более 6 лет и 3 месяцев после ДТП. Суд повторяет, что эффективность расследования включает в себя требования по его разумной скорости и своевременности. Даже если могут существовать преграды или сложности, препятствующие успешности расследования при определенных обстоятельствах, своевременные действия органов государственной власти являются необходимыми для сохранения уверенности общества в соблюдении ними правовых норм и предотвращении любых проявлений правонарушений и незаконных действий (см. Šilih v. Slovenia [GC], no. 71463/01, § 195, 9 April 2009). Более того, за истечением давности все больше уменьшаются перспективы эффективного расследования.

Суд пришел к выводу, что национальное расследование обстоятельств смерти родственника заявителей не соответствовало процессуальным требованиям статьи 2 Конвенции.