Милиционеры вытолкали инвалида со здания суда, одев при этом на него наручники

15.11.2014

Милиционеры вытолкали инвалида со здания суда, одев при этом на него наручники

16 октября 2014 года Европейский суд по правам человека вынес решение Гордиенко (Gordienko) против Украины, №27620/09, в котором признал факт жестокого обращения по отношению к заявителю и ненадлежащее расследования государством данного факта, определив справедливое возмещение в раз мере 5 000 евро в счет возмещения нематериального вреда. Свои интересы заявитель представлял самостоятельно.

Суд признал в этом деле нарушение статьи 3 Конвенции (материальный и процессуальный аспекты).

Дело касается необоснованного применения силы сотрудниками милиции к заявителю, причинение ему при этом телесных повреждений, а также отсутствия эффективного расследования данного инцидента.

Статья 3 Конвенции требует, что расследование спорных утверждений о жестоком обращении должно быть тщательным. Это означает, что власти должны всегда предпринимать серьезные попытки, чтобы выяснить, что произошло и не должны полагаться на поспешные или необоснованные выводы, чтобы закрыть расследование или использовать как основание для своих решений. Они должны применить все разумные меры, для получения доказательств по делу, в том числе показания свидетелей и вещественные доказательства (см. Kaverzin v. Ukraine, no. 23893/03, § 108, 15 May 2012). Суд считает, что телесные повреждения заявителя были серьезные, и что его жалоба соответствовала целям статьи 3 Конвенции, требующим, чтобы государство провело эффективное расследование. Суд также отмечает, что власти должны были принять дополнительные меры, чтобы рассмотреть все медицинские заключения по делу, поскольку, сначала, эксперт предположил, что телесные повреждения получены в способ описанный заявителем, а в последствие, он предположил, что некоторые травмы, в частности, черепно-мозговая травма, могли быть получены в способ, указанный сотрудниками милиции. В последнем случае, он не дает, однако никаких объяснений происхождения других телесных повреждений на заявителе, особенно на руках заявителя. Тем не менее, власти полагались на это частичное заключение в их решении закрыть расследование. Принимая во внимание эти факты и соображения Суд считает, что национальные власти опирались в своих решениях на поспешные выводы и не сделали надлежащей попытки внимательно изучить обстоятельства инцидента. Суд считает, что государство не обеспечило необходимые меры, направленные на эффективное расследование заявления о жестоком обращении. Соответственно была нарушена статья 3 Конвенции в процессуальном аспекте.

В соответствии с прецедентным правом Суда статья 3 Конвенции не запрещает применение силы в целях осуществления задержания. Тем не менее, такая сила должна быть использована, только если это неизбежно, и она не может быть чрезмерной (см. Rehbock v. Slovenia, no. 29462/95, §§ 68-78, ECHR 2000-XII; Ivan Vasilev v. Bulgaria, no. 48130/99, § 63, 12 April 2007; and Spinov v. Ukraine, no. 34331/03, § 51, 27 November 2008). В данном деле, общей является позиция, что заявителю были нанесены телесные повреждения во время данного инцидента. В таком случае бремя доказывания ложится на правительство, чтобы предоставить правдоподобное объяснение применение силы и происхождение телесных повреждений. В частности, Суд считает, что официальное объяснение травмы головы не является убедительным. В целом, Суд не убежден, что было необходимым применение силы к заявителю, как и наручников. Суд отмечает, что конфликт возник между заявителем и сотрудниками милиции спонтанно и отличается от запланированной операции по задержанию. Эта ситуация не представляется экстренной и была довольно управляема, учитывая характер предполагаемого нарушения, совершенного заявителем, отсутствием признаков опасного поведения с его стороны, и очевидно слабым физическим состоянием, а также тем, что заявитель столкнулся в общей сложности с четырьмя милиционерами. Ничего не указывало, что была необходимость надеть на него наручники в помещении суда и сделать это на глазах у других посетителей. С учетом вышеизложенных соображений Суд приходит к выводу, что применение силы к заявителю не было необходимым. Власти не смогли предоставить конкретные объяснения значительной части телесных повреждений заявителя, а также имеющиеся объяснения травмы головы неубедительны. По этим причинам Суд считает, что государство должно нести ответственность за жестокое обращение, которое должно быть квалифицировано как бесчеловечное и унижающее достоинство. Из этого следует, что была нарушена статья 3 Конвенции.

Заявитель жаловался на другие нарушения его прав, предусмотренных Конвенцией. Суд рассмотрел эти жалобы и считает, что в свете всех материалов, имеющихся в его распоряжении, и в той мере, в вопросы находятся в пределах его компетенции, они не содержат каких-либо признаков нарушения прав и свобод изложенных в Конвенции или протоколов к ней. Соответственно, Суд отклоняет их как явно необоснованные, в соответствии со статьей 35 §§ 3 (а) и 4 Конвенции.