Краткие заметки о решениях Европейского суда по правам человека (16 июля 2015 года)

Дата: 11.08.2015

16 июля 2015 года Европейский суд по правам человека представил ко всеобщему обозрению тексты 49 решений и постановлений.

Kuttner v. Austria (application no. 7997/08)

Заявитель, Franz Kuttner, является австрийским гражданином, который родился в 1950 году и живет в Traun (Австрия).
Дело касается его жалобы, относительно задержки в ходе решения его заявления об освобождении с психиатрического учреждения после того, как он был приговорен к тюремному заключению.
Г-н Kuttner был осужден за умышленно тяжкие телесные повреждения своей 80-летней матери и приговорен к шести годам лишения свободы в январе 2005 года областным судом. Суд признал, опираясь на заключение психиатрического эксперта, что заявитель страдал от серьезного психического расстройства и представлял опасность для общества, и впоследствии он был помещен в учреждение для психически больных правонарушителей. Ходатайство г-на Kuttner в отношении условного освобождения из психиатрического учреждения было отклонено в 2006 году. Во втором судебном разбирательстве, касающемся его ходатайства об освобождении с данного учреждения, областной суд опирался на новое заключение эксперта, который установил, что был еще риск совершения им актов насилия, присудив при этом дальнейшее содержание под стражей в психиатрическом учреждении. Его апелляция против этого решения была отклонена в сентябре 2007 года. В третьем судебном разбирательстве, областной суд в сентябре 2009 года, в конце концов, присудил прекратить его содержание под стражей в данном учреждении, а также приостановил отбывание оставшихся месяцев его тюремного заключения и освободил его с рядом условий.
Ссылаясь на статью 5 §§ 1 и 4 Конвенции (право на свободу и безопасность/право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу), г-н Kuttner жалуется, что длительность судебного разбирательства относительно его второго ходатайства была необоснованной. Он также ссылается на статью 6 §§ 1 и 3 (D) Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство и право на вызов, допрос свидетелей).
Суд постановил: признать заявление приемлемым; констатировать наличие нарушения статьи 3 Конвенции (материальный и процессуальный аспекты); присудить заявителю компенсацию в размере 16 500 евро в счет возмещения нематериального вреда и 2 500 евро в счет возмещения затрат и расходов.
Заявитель был представлен госпожой L. Horvat, практикующим юристом в г. Загреб.
Текст решения (англ.)

Керимли против Азербайджана (№ 3967/09)

Заявитель, Ali Amirhuseyn oglu Kerimli, является гражданином Азербайджана, который родился в 1965 году и живет в Баку. Он оппозиционный политик, председатель реформистского крыла ПНФА. Дело касается отказа возобновить заграничный паспорт г-на Kerimli. В июне 2006 года согласно условий для получения нового паспорта, г-ну Kerimli сообщили, что его заявление было отклонено на том основании, что были уголовные дела, возбужденные против него. После запроса в полиции Баку он обнаружил, что уголовное разбирательство, возбужденное против него в 1994 году за незаконное хранение ручной гранаты в ходе его ареста, во время демонстрации, организованной его политической партией, не было приостановлено в 1995 году и не прекращено. Впоследствии он неоднократно доводил до сведения органов прокуратуры и внутренних судов, что уголовное дело против него утратило силу ввиду истечения срока давности в 1999 году и, что судебное разбирательство должно, таким образом, быть прекращено. В мае 2008 года суд Насиминского района установил, что национальный суд не обладает компетенцией для рассмотрения жалоб о неспособности органов прокуратуры прекратить судебное разбирательство против г-на Kerimli. Это решение было оставлено в силе, в конечном счете, Апелляционным судом Баку в июле 2008 года. Так, как уголовное дело до сих пор не было прекращено, г-н Kerimli остается без заграничного паспорта с июня 2006 года.
Г-н Керимли жалуется, что отказ в выдаче ему паспорта нарушает его свободу передвижения в отношении статьи 2 § 2 Протокола № 4 Конвенции (свобода передвижения). Он утверждает, в частности, что отказ властей выдать ему новый паспорт на том основании, что он может остаться за границей, чтобы избежать судебного преследования, не имел оснований. В частности, он ездил за границу во время возбужденного против него уголовного разбирательства в 1994 году и до отказа в 2006 году, использовав обычный и дипломатический паспорт, и всегда возвращался в Азербайджан.
Суд постановил: признать заявление приемлемым; констатировать наличие нарушения статьи 2 § 2 протокола № 4; присудить заявителю компенсацию в размере 5 000 евро в счет возмещения нематериального вреда и 3 600 евро в счет возмещения затрат и расходов.
Заявитель был представлен господином I. Aliyev, адвокатом, практикующим в Азербайджане.
Текст решения (англ.)

Ghedir и другие против Франции (№ 20579/12)

Заявителями являются двое французских граждан, Abdelkader Ghedir и Houcine Ghedir, а также двое алжирских граждан, Abbas Ghedir и Fatiha Ghedir, которые родились в 1983, 1985, 1937 и 1947 году, соответственно. Они живут в Вильпенте (Франция), за исключением Houcinа Ghedir, который живет в Дранси (Франция). Houcine Ghedir и Abbas Ghedir, Fatiha Ghedir являются братом, отцом и матерью, Abdelkader Ghedirа. Дело касается ареста Abdelkader Ghedirа сотрудниками по вопросам безопасности SNCF (французской национальной железнодорожной компании). Abdelkader Ghedir был остановлен и допрошен вечером 30 ноября 2004 года на станции Mitry-Villeparisis сотрудниками по вопросам безопасности SNCF, которые ошибочно подозревали его в том, что он бросал камни в поезда. Пять сотрудников по вопросам безопасности и сотрудники правоохранительных органов L.P., Y.F. и O.D.B., задержали его, положили на землю и скрутили ему руки за спину, перед тем как обыскать его. Затем он был доставлен в местное отделение полиции. По прибытию в камере он потерял сознание и находился в коме. Он был доставлен в больницу, а затем было установлено отсутствие 95% его постоянной частичной нетрудоспособности (неспособность самостоятельно выполнять основные повседневные задачи). Вечером 30 ноября 2004 года было начато расследование по процедуре задержания его на месте преступления. Во время допроса, L.P., Y.F. и O.D.B. описали стандартную операцию задержания, в то время как полицейские, которые присутствовали, описали операцию как «жёсткую». Некоторые из полицейских утверждали, что они видели, как сотрудники по вопросам безопасности Y.F. били ногами Abdelkader Ghedirа в лицо, в то время как его повалили на землю. 3 декабря 2004 года генеральный прокурор города Мо просил об открытии судебного расследования в отношении L.P., Y.F. и O.D.B. Четыре экспертных отчета были включены в дело, и воспроизведение обстоятельств и обстановки событий было проведено 23 ноября 2007 года.
15 февраля 2010 года следственный судья Суда большой инстанции города Мо прекратил судебное разбирательство. В решении от 3 сентября 2010 года следственный отдел Парижского Апелляционного суда отклонил апелляцию заявителей. Было установлено, что Abdelkader Ghedir проявил агрессивное поведение, но также, что сотрудники по вопросам безопасности вели себя более жестко, чем было в их показания. Следственный отдел пришел к выводу, что остается неопределенность относительно того избивали ли Y.F. ногами Abdelkader Ghedirа и если да, то сделали это они умышленно или нет. Он отметил, что появилась вероятность того, что он имел предыдущие травмы, которым потребовалось время, чтобы проявить себя. Следственный отдел пришел к выводу, что расследование не дало достаточно доказательств для предъявления обвинения кому-либо в совершении преступления.
1Расследование по процедуре задержания с поличным осуществляется полицией при совершении преступления, которое находится в процессе совершения или только, что совершено. Полномочия полиции в контексте процедуры задержания с поличным шире, чем те, которые проводятся во время предварительного следствия в связи с установлением факта нарушения общественного порядка и непосредственности преступления.
27 сентября 2011 года Кассационный суд отклонил кассационную заявителей .
Ссылаясь, в частности, на статью 3 Конвенции (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), заявители жалуются на условия, при которых Абделькадер Ghedir был задержан. Они также утверждают, что решение о прекращении судебного разбирательства, также, как и о начале, производится в одинаковые сроки что и окончательные представления прокурора и составляет нарушение статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство).
Суд постановил: признать заявление приемлемым; констатировать наличие нарушения статьи 3 (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), нет нарушения статьи 3 (в отношении проведения расследования); суд отложил принятие решения о присуждении справедливой компенсации.
Заявитель был представлен госпожей A. Ursulet, адвокатом, практикующим в Париже и G. Thuan, адвокатом, практикующим в Страсбурге.
Текст решения (фр.)

Gazsó против Венгрии (№ 48322/12)

Заявитель, György Gazsó, является венгерским гражданином, который родился в 1963 году и живет в деревне Телки (Венгрия).
Дело касается жалобы г-на Gazsó в отношении чрезмерной продолжительности судебного разбирательства в трудовом споре.
В период с февраля 2002 года по май 2005 года г-н Gazsó находился в судебном процессе с бывшим работодателем, который по результатам последнего судебного заседания, в конечном итоге, обязан был повторно взять его на работу. Г-н Gazsó не принял предложенное ему решение, и новый судебный процесс был начат в январе 2006 года. В конце концов, в феврале 2012 года суд вынес решение в пользу бывшего работодателя г-на Gazsó.
Ссылаясь на статью 6 § 1 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство в течении разумного срока) и статью 13 Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты), г-н Gazsó утверждает, что более шести лет судебных разбирательств, касающихся его повторного трудоустройства является чрезмерным, и что он не имел эффективного средства правовой защиты для того, чтобы ускорить судебное разбирательство. Дело было передано венгерскому правительству 13 ноября 2014 года. Стороны были приглашены, чтобы выразить свое мнение, в отношении того, выявило ли дело системную проблему чрезмерной длительности судебного разбирательства в Венгрии и подходило ли дело к процедуре пилотных решений, в соответствии со статьей 46 Конвенции (обязательная сила и исполнение постановлений).
Суд постановил: признать заявление приемлемым; констатировать наличие нарушения статьи 6 § 1 (право на справедливое судебное разбирательство в течение разумного срока) Европейской конвенция по правам человека, и, нарушение статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты) в сочетании со статьей 6 § 1; присудить заявителю компенсацию в размере 1 000 евро счет возмещения нематериального вреда и 2 400 евро в счет возмещения затрат и расходов.
Заявитель был представлен господином D. Karsai, практикующим адвокатом в Будапеште.
Текст решения (англ.)

Gégény против Венгрии (№ 44753/12)

Заявитель, János Gégény, является венгерским гражданином, который родился в 1966 году и в настоящее время отбывает длительный срок тюремного заключения в Венгрии.
Дело касается жалобы г-на Gégény в отношении ненадлежащих условий содержания в заключении за последние 13 лет нахождения в разных тюремных учреждениях.
Примечательно, что он начал отбывать тюремный срок в тюрьме Szeged в октябре 2001 года, потом был переведен в январе 2006 года в тюрьму Будапешта, а затем в тюрьму Sátoraljaújhely, где он в настоящее время содержится под стражей. Он жалуется, в частности, на переполненность этих тюрем в сочетании с плохими санитарными условиями и на отсутствие возможности проводить время в не своей камеры.
Ссылаясь на статью 3 Конвенции (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения) и статью 13 Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты), он утверждает, что такие условия содержания под стражей являются бесчеловечными и унижающими достоинство, и что он не имеет эффективных средств правовой защиты для того чтобы жаловаться.
Суд постановил: признать заявление приемлемым; констатировать наличие нарушения статьи 3 (бесчеловечное и унижающее достоинство обращение) и статьи 13; присудить заявителю компенсацию в размере 26 000 евро в счет возмещения нематериального вреда и 1 000 евро в счет возмещения затрат и расходов.
Заявитель был представлен господином D. Karsai, практикующим адвокатом в Будапеште.
Текст решения (англ.)

Akinnibosun против Италии (№ 9056/14)

Заявитель, Eyitope Akinnibosun, является гражданином Нигерии, который родился в 1979 году и живет в Лечче (Италия).
Дело касается решения о помещении его дочери на попечение социальных служб и ее последующего принятия в приемную семью.
Г-н Akinnibosun прибыл в Италию в 2008 году, на корабле, со своей двухлетней дочерью из Ливии, где он жил со своей женой и двумя детьми. По прибытии они были размещены в центре по приему беженцев в Trepuzzi, где дочь г-на Akinnibosun была под наблюдением социальных служб. В отчете, выданном социальными службами в апреле 2009 года, было описано, что ребенок находится в сложных отношениях со своим отцом. По словам психиатра, который видел ребенка в 2008 году, она страдала от посттравматического стрессового расстройства и чувствовала себя покинутой. В 2009 году г-н Akinnibosun был задержан и помещен под стражу по подозрению в торговле нелегальными мигрантами. Его дочь переехала в детский дом. В 2010 году суд по делам семьи Лечче приостановил выполнение родительских функций и оформил ребенка в приемную семью для того, чтобы обеспечить ей стабильную среду, так как она была травмирована и проснувшись плакала по ночам. В 2011 году г-н Akinnibosun был оправдан и освобожден, он ходатайствовал о праве контактировать со своей дочерью. Суд по делам семьи удовлетворил ходатайство, и его первая встреча с дочерью состоялась 30 июля 2012 года. Социальной службой вскоре был представлен отчет о том, что ребенок был напряженным во время встречи, вспоминая морской переезд и то, что ее отец не заботился о ней. В 2013 году суд по делам семьи и апелляционный суд Лечче приостановили право г-на Akinnibosun контактировать с дочерью, на том основании, что он не был материально или эмоционально способен заботиться о своей дочери. Суды отметили, что, согласно отчету социальных служб, приемная семья ребенка утверждала, что она была очень взволнована после встречи 30 июля 2012 года и была огорчена перспективой снова увидеться с отцом. В сентябре 2013 года и январе 2014 г-н Akinnibosun написал два письма своей дочери о том, что он думает о ней и что он ищет работу. 23 января 2014 года суд по делам семьи, принимая во внимание то, что ребенок был покинут, так как ее отец не мог заботиться о ней, постановил признать ее пригодной для усыновления. Апелляционный суд основывал свое решение на отчетах социальных служб и на заседании 30 июля 2012 года оставил в силе это решение, учитывая, в частности, что г-н Akinnibosun не показал, что он принимает интересы своего ребенка во внимание. Суд признал, что у г -на Akinnibosun был авторитарный подход и сложные отношения с дочерью. Хотя он нашел стабильную работу и имел жилье, этого было недостаточно для поддержания хороших семейных отношений, учитывая то, что состояние ребенка ухудшилось каждый раз, когда ее биологический отец был упомянут, особенно после того единственного случая, когда они встретились.
Ссылаясь на статью 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни) и статью 14 Конвенции (запрещение дискриминации), г-н Akinnibosun жалуется, что власти не принимают соответствующие меры для того, чтобы он мог поддерживать какие-либо отношения с его дочерью. Он утверждает, что они просто приняли во внимание его финансовые и социальные трудности, не помогая ему преодолеть их.
Суд постановил: признать заявление приемлемым; констатировать наличие нарушения статьи 8; присудить заявителю компенсацию в размере 32 000 евро в счет возмещения нематериального вреда и 5 000 евро в счет возмещения затрат и расходов.
Заявитель был представлен господином L. Garrisi, практикующим адвокатом в Лессе.
Текст решения (фр.)

Чиприан Иоан Влэдуц и Флорин Поп против Румынии (№№ 43490/07 и 44304/07)

Заявители, Ciprian Vlăduț Pop и Ioan Florin Pop, являются румынскими гражданами, которые родились в 1982 и 1974 году, соответственно, и живут в Tautii Magheraus (Румыния). Они братья.
Их дело касается утверждений о полицейской провокации и ненадлежащих условиях содержания под стражей.
После полицейской операции под прикрытием в декабре 2004 года, включающую прослушивание телефонов, братья были арестованы за предложение, переодетым сотрудником полиции, купить таблетки экстази. Дело братьев было предано в суд по обвинениям в торговле наркотиками и впоследствии они были осуждены в ноябре 2005 года. Ciprian был приговорен к семи годам и шести месяцам тюремного заключения, а Ioan к трем годам и шести месяцам тюремного заключения. Обвинения основывались на основе отчетов полицейских под прикрытием, стенограммы перехваченных телефонных звонков и заявлений свидетелей, а именно двух таксистов, которые перевозили агентов полиции под прикрытием в установленное место для сделки с наркотиками. В апелляционном порядке братья жаловались, в частности, что они не получили доступ к телефонным стенограммам и что полицейская операция началась с подозрения что Ciprian был наркоманом, а не дилером. Их жалобы были отклонены в первой и второй инстанции и, в конечном счете, их кассация была отклонена окончательным решением в марте 2007 года.
Ссылаясь на статью 6 § 1 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство), братья утверждали, что уголовное дело против них и их последующее осуждение были несправедливыми. Они утверждают, что они не занимались торговлей наркотиками до 2004 года, если бы не настойчивость полицейского, находящегося под прикрытием Ciprian не купил и продал бы наркотики и его брат не чувствовал бы себя вынужденным помочь брату в сделке. Они также утверждали, что им не давали возможность допросить, агента под прикрытием во время судебного разбирательства, несмотря на его отчеты, которые являются главной основой для их осуждения. Опираясь на статью 3 Конвенции (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), Ioan жалуется на переполненность камер в период между его арестом в декабре 2004 года и до его освобождения в мае 2007 года, утверждая, что такие условия привели его к двум попыткам самоубийства.
Суд постановил: признать заявление приемлемым; констатировать наличие нарушения статьи 3 (унижающее достоинство обращение) – в отношении Ioan Florin Pop, нарушение статьи 6 § 1 – в отношении заявителей; присудить Ciprian Vlăduț Pop компенсацию в размере 2 400 евро и Ioan Florin Pop в размере 9 750 в счет возмещения нематериального вреда и 3 500 евро совместно, в счет возмещения затрат и расходов.
Заявитель был представлен господином F. Andreicuţ, практикующим адвокатом в Бая-Маре.
Текст решения (англ.)

Samachişă против Румынии (№ 57467/10)

Заявитель, Liviu Samachișă, является гражданином Америки и Румынии, который родился в 1956 году и живет в Фэлтичени (Румыния).
Дело касается его утверждений о том, что он был избит сотрудниками полиции.
Г-н Samachişă утверждает, что он подвергся нападению со стороны полиции 31 июля 2008 года, когда он посетил своего друга в Галаце, идя назад к своей машине, он увидел, что она окружена тремя полицейскими автомобилями и группой полицейских. Полицейские, по-видимому, считали, что его автомобиль участвовал в аварии, во время которой пострадали пешеходы. Он утверждает, в частности, что сотрудники полиции жестоко схватили его и надели на него наручники, а затем, по пути в отделение полиции, били его, пока он не потерял сознание. Освобожденный в тот же день, он пошел в больницу в Галаце, где ему диагностировал наличие ссадин и ушибов на руках, шее и ключице, жесткий ушиб грудной клетки и черепно-мозговая травма. Стоматологическое отделение больницы также диагностировало у него травму в области подбородка в результате удара. По данным правительства, г-н Samachişă был задержан за превышение скорости полицией, и отказался остановить машину. Когда полиция, наконец, догнала его, он агрессивно, устно и физически отказывался показывать документы, удостоверяющие его личность. Учитывая его сопротивление, полицейские должны были применить силу, чтобы доставить его в полицейский участок. Вскоре после инцидента, г-н Samachişă возбудил уголовное дело против полицейских причастных к данному инциденту, за жестокое обращение. Следственные органы прекратили судебное разбирательство в феврале 2009 года, посчитав, что офицеры не совершили никакого преступления так, как они должны были использовать силу, чтобы обездвижить г-на Samachişă. Это заключение было основано на заявлениях сотрудников полиции и подтверждались свидетельствами очевидцев. Это решение было оставлено в силе в последующем судебном разбирательстве, и кассация заявителя была отклонена окончательным решением в феврале 2010 года.
Г-н Samachișă утверждал, что жесткая реакция офицеров полиции была необоснованной и жалуется на то, что последующее расследование уголовного дела было поверхностным и неэффективным, а также на неспособность определить полицейских, которые напали на него. Дело было рассмотрено в соответствии со статьей 3 Конвенции (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения).
Суд постановил: признать заявление приемлемым; констатировать наличие нарушения статьи 3 (бесчеловечное и унижающее достоинство обращение), нарушение статьи 3 (расследования); присудить заявителю компенсацию в размере 2 400 в счет возмещения материального вреда, 11 700 евро в счет возмещения нематериального вреда и 300 евро в счет возмещения затрат и расходов.
Заявитель был представлен господином M.V. Coltuc, практикующим адвокатом в Будапеште.
Текст решения (англ.)

Самоила против Румынии (№ 19994/04)

Заявитель, Gheorghe Samoilă, является гражданином Румынии, который родился в 1930 году и живет в Констанце (Румыния). Он вышел на пенсию и имел сберегательный счет в румынском Народном банке и кредитном кооперативе, который впоследствии был ликвидирован.
Дело касается предполагаемого отсутствия у г-на Samoilă доступа к суду в контексте судебного разбирательства, чтобы судиться с румынским Народным банком и кредитным кооперативом.
В 2002 году г-н Samoilă подал иск в суд о возвращении суммы задолженной ему, компанией-должником. Румынский суд отклонил его требования за неуплату судебного сбора. Г-н Samoilă и другие кредиторы компании были проинформированы по радио и телевидению, а также в национальной прессе о необходимости подать свои исковые заявления и произвести соответствующие формальности, так как ликвидатор утверждал, что было невозможным уведомить каждого из 60 тысяч или более кредиторов индивидуально так, как многие, из которых были мелкими вкладчики.
Ссылаясь на статью 6 § 1 Конвенции (право на доступ к суду), г-н Samoilă жалуется на используемые средства оповещения, которые как он утверждает, не предоставили ему эффективного доступа к информации, необходимой для того, чтобы участвовать в судебном разбирательстве и быть информированным об временных рамка уплаты судебного сбора, а также для подачи апелляции. Кроме того, он утверждает, что окончательное решение Бухарестского апелляционного суда от 5 ноября 2004 года нарушило его право на доступ к суду в связи с его апелляцией. Решение относится только к двенадцати компаниям, которые подали апелляцию, и не упомянули г-на Samoilă, как сторону по данному судебному разбирательству. Г-н Samoilă также жалуется на невозможность получить задолженную сумму денег, в нарушение статьи 1 Протокола № 1 Конвенции (защита собственности).
Суд постановил: признать заявление приемлемым; констатировать наличие нарушения статьи 6 § 1 (доступ к суду), касающееся рассмотрения жалобы заявителя в Апелляционном суде Бухареста; присудить заявителю компенсацию в размере 3 600 евро в счет возмещения нематериального вреда.
Заявитель представлял свои интересы в Суде самостоятельно.
Текст решения (фр.)

Sanatkar против Румынии (№ 74721/12)

Заявитель, Hakan Sanatkar, является гражданином Турции, который родился в 1959 году и живет в Dobroieşti, в Ilfov County (Румыния).
Дело касается условий его содержания под стражей и практики его религии в тюрьме.
В 1998 заявитель был приговорен к семи годам лишения свободы за покушение на убийство. Он отбывал наказание в нескольких румынских тюрьмах. Однако, его заявление относится только к условиям содержания под стражей в тюрьме Giurgiu (с 29 сентября 2011 года по 4 февраля 2013 года) и к тюрьме Bucharest-Jilava (с 4 февраля 2013 года по 23 марта 2014 года).
Ссылаясь на статью 3 Конвенции (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), г-н Sanatkar жалуется на переполненности в этих тюрьмах. В частности, в тюрьме Bucharest-Jilava 38 заключенных делили между собой камеру площадью в 45 кв. м., в которой были три рядя двухъярусных кроватей. В соответствии со статьей 9 Конвенции (свобода мысли, совести и религии) заявитель, который является мусульманином, утверждает, что из-за переполненности он был не в состоянии разложить свой молитвенный коврик в камере. Он также утверждал, что он просил блюда, которые были бы совместимы с требованиями его религии, но не получил никакого ответа.
Суд постановил: признать заявление приемлемым; констатировать наличие нарушения статьи 3 Конвенции – в отношении условий содержания под стражей в тюрьме Jilava в Бухаресте; заявитель не представил требований о справедливой компенсации в пределах срока, установленного Судом.
Заявитель представлял свои интересы в Суде самостоятельно.
Текст решения (фр.)

Алексей Борисов против России (№ 12008/06)

Заявитель, Алексей Борисов, является гражданином России, который родился в 1974 году. В настоящее время он находится в тюрьме № 1 в городе Воронеже (Воронежской области, Россия). В 2007 году он был приговорен к 17 годам лишения свободы за грабеж.
Дело касается, в частности, его утверждений о жестоком обращении со стороны полицейских во время обыска в его доме.
Обыск состоялся 20 апреля 2004 года в контексте расследования уголовного дела в отношении г-на Борисова за грабеж. Во время обыска г-н Борисов выпрыгнул из окна своей квартиры, чтобы положить конец страданиям, к которым сотрудники полиции подвергли его во время обыска. Правительство утверждало, что он пытался бежать. Г-н Борисов утверждал, среди прочего, что он был избит ногами, кулаками и прикладом по телу, голове и гениталиям. После прыжка из окна г-н Борисов получил в результате многочисленные переломы и был доставлен в больницу, где он находился в наручниках и под охраной полиции. Он оставался в больнице до заключения под стражу 23 апреля 2004 года. 24 апреля 2004 года его адвокат ходатайствовал о судебно-медицинской экспертизе. Первоначально он отказался, но впоследствии она была проведена 7 мая 2004 года. В соответствии с медицинским заключением было обнаружено два типа повреждений на теле г-на Борисова, некоторые были получены в результате его падения с четвертого этажа на плоскую поверхность и некоторые в результате ударов, нанесенных тупым предметом. 25 июня 2004 года судебное разбирательство относительно утверждений г-на Борисова о жестоком обращении было прекращено, заместителем прокурора Воронежской прокуратуры на основании того, что оно не было совершено. Прокурор обнаружил, что заявитель яростно сопротивлялся задержанию, а полицейские в данном случае действовали законно. Г-н Борисов подал кассационную жалобу, которая была отклонена 13 сентября 2005 года на том основании, что не было достаточных доказательств и фактов для того чтобы открыть уголовное расследование. В 2007 году еще одна жалоба г-на Борисова, военным властям была отклонена. Военный суд установил, что телесные повреждения были самоповреждениями, причиной которых является его прыжок из окна. В 2010 году г-н Борисов стремился, чтобы уголовное расследование было открыто по факту его задержания с 20 по 23 апреля 2004 года, но было принято решение не возбуждать дело.
Ссылясь на статью 3 Конвенции (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения) и статью 5 § 1 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), г-н Борисов утверждал, что он был подвергнут жестокому обращению во время обыска в его доме и жаловался на его содержание под стражей с 20 и 23 апреля 2004 года, так как он не имел возможности свободно передвигаться во время обыска и находился в наручниках и под охраной в больнице.
Суд постановил: признать заявление приемлемым; констатировать наличие нарушения статьи 3 (расследования), нарушение статьи 5 § 1. Отсутствует нарушение статьи 3 (обращение); присудить заявителю компенсацию в размере 5 000 евро в счет возмещения нематериального вреда и 2 050 евро в счет возмещения затрат и расходов.
Заявитель был представлен госпожой A.B. Polozova и господином K.B. Polozov, практикующими адвокатами в Москве.
Текст решения (фр.)

Назаренко против России (№ 39438/13)

Заявитель, Анатолий Назаренко, является гражданином России, который родился в 1965 году и живет в г. Улан-Удэ (Республика Бурятия, Россия).
Дело касается прекращения отцовства г-на Назаренко по отношению к его дочери по причине того, что он не является ее биологическим отцом.
Во время брака у г-на Назаренко в 2007 году родилась дочь А. Позже пара развелась в 2010 году, и г-н Назаренко разделял общую опеку над ребенком. Потом последовали судебные разбирательства, в которых обе стороны сделали заявления о том, что они хотели, чтобы их дочь проживала с ними. С марта 2011 года г-н Назаренко отказался, несмотря на судебные решения, от того, чтобы ребенок проживал с матерью, вернуть дочерь матери, подозревая ее нового партнера в жестоком обращении с ребенком. Год спустя мать похитила А. у г-на Назаренко и с тех пор мешала ему видеть свою дочь. Уголовное разбирательство о якобы жестоком обращении и сексуальном домогательстве над А. было прекращено в апреле 2013 года из-за отсутствия доказательств. В то же время, мать оспаривала отцовство над ребенком г-на Назаренко и в июле 2012 года было установлено, что он не был биологическим отцом ребенка. Таким образом, в сентябре 2012 года Октябрьский районный суд принял решение о прекращении отцовства г-на Назаренка в отношении А.. Это решение было оставлено в силе апелляционной инстанцией и Верховным судом в феврале 2013 года. В результате было принято, что, хотя г-н Назаренко проявлял заботу о ребенке в течение пяти лет, он потерял все родительские права, включая право на поддержание контакта с ней. Кроме того, его имя было вычеркнуто из свидетельства о рождении ребенка, и фамилия ребенка должна была быть изменена.
Ссылаясь на статью 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), г-н Назаренко жалуется на прекращение его отцовства, утверждая, что это лишило его контакта со своей дочерью и способности защитить свои интересы в суде. Также, ссылаясь на статью 6 § 1 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство / доступ к суду) и статью 13 Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты), он жалуется, в частности, что он не был проинформирован о рассмотрении кассационной жалобы в феврале 2013 года по его делу.
Суд постановил: признать заявление приемлемым; констатировать наличие нарушения статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Европейской конвенции по правам человека; заявитель не представил требований о справедливой компенсации.
Заявитель представлял свои интересы в Суде самостоятельно.
Текст решения (англ.)

Шумихин против России (№ 7848/06)

Заявитель, Александр Шумихин, является гражданином России, который родился в 1963 году и в настоящее время отбывает тюремный срок в исправительной колонии в Ямало-Ненецком АО.
Дело касается процедуры обжалования уголовного дела против него. Г-н Шумихин был признан виновным в убийстве и приговорен к пожизненному заключению в июне 2005 года.
В первой инстанции ему был представлен назначенный государством адвокат. Г-н Шумихин впоследствии обжаловал обвинительный приговор в Верховном суде, требуя, чтобы суд назначил адвоката для представления его интересов. По словам правительства России, его ходатайство не было принято судом. В ноябре 2005 года Верховный суд рассмотрел его апелляцию, во время того, как его адвокат отсутствовал. Это изменило правовую классификацию, но не изменило приговора.
Ссылаясь на статью 6 § 1 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) в сочетании со статьей 6 § 3 (с) Конвенции (право на юридическую помощь по собственному выбору), г-н Шумихин жалуется, что ему не была предоставлена бесплатная юридическая помощь в апелляционном порядке.
Суд постановил: признать заявление приемлемым; констатировать наличие нарушения статьи 6 § 1 в сочетании со статьей 6 § 3 (с) – в связи с отсутствием юридической помощи в кассационной инстанции в 18 ноября 2005; присудить заявителю компенсацию в размере 4 000 евро в счет возмещения нематериального вреда.
Заявитель представлял свои интересы в Суде самостоятельно.
Текст решения (англ.)

Маслак и другие против Словакии (№ 11037/12)

Заявители, Miroslav Maslák, Tomáš Ďuriš, и Vladimír Haviar, являются словацкими гражданами, которые родились в 1979, 1984 и 1983 годах, соответственно, и живут в Pružina (Словакия).
Дело касается их жалобы, в отношении отклонения безотлагательного рассмотрения, законности их содержания под стражей и осуществления права на компенсацию в этом отношении.
Все три заявителя были задержаны по обвинению в лжесвидетельстве и помещены под стражу в апреле 2010 года. В апреле 2011 года они были освобождены, и тут же вновь задержаны по обвинению в вымогательстве. В ноябре 2011 года они были освобождены, когда уголовное разбирательство еще не было завершено. В течение первого периода их предварительного заключения все три заявителя ходатайствовали о двух освобождениях в мае и декабре 2010 года. Ходатайства были отклонены, соответствующие решения в конечном итоге были оставлены в силе Конституционным судом в июне и ноябре 2011 года, соответственно. Кроме того, все три заявителя безуспешно оспаривали их содержание в апреле 2011 года, окончательное решение было вынесено Конституционным судом в декабре 2011 года.
Ссылаясь на статью 5 § 4 Конвенции (право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу), заявители жалуются, что законность их содержания под стражей не была рассмотрена быстро. Они также жалуются, в соответствии со статьей 5 § 5 Конвенции (право на компенсацию за незаконное задержание), что им было отказано в праве на компенсацию в связи с нарушением их прав в соответствии со статьей 5 § 4 Конвенции.
Суд постановил: признать заявление приемлемым; констатировать наличие нарушения статьи 5 § 4 и статьи 5 § 5; присудить заявителю компенсацию в размере 6 500 евро в счет возмещения нематериального вреда и 1 500 евро в счет возмещения затрат и расходов.
Заявитель был представлен господином R. Toman, практикующим адвокатом в Братиславе.
Текст решения (англ.)

D.Y.S. v. Turkey (№ 49640/07)

Заявитель, D.Y.S., является гражданином Турции, который родился в 1938 году и живет в Стамбуле.
Дело касается справедливости уголовного разбирательства в Кассационном суде.
12 сентября 2001 года заявитель и четверо других лиц были обвинены в действиях, которые, повлекли смерть по неосторожности и небрежности, когда пациент умер от последствий операции, проведенной в частной больнице, где заявитель был директором и главным врачом. В 2006 году заявитель был приговорен к одному году и шести месяцам лишения свободы и выплате штрафа в размере 68 турецких лир. Он подал кассационную жалобу на это решение, и был представлен в судебном разбирательстве следующими юристами K. Ersoylu, Z. Bayraktar и M. Aslan. По его мнению, во время судебного рассмотрения, главный прокурор в Кассационном суде, рекомендовал оставить без изменения решение суда первой инстанции. Это мнение было доведено до сведения адвокатов некоторых обвиняемых, в том числе и г-на М. Алтуна. 16 мая 2007 года Кассационный суд оставил в силе указанное решение. Адвокаты заявителя подали ходатайство о внесении поправки главным прокурором в Кассационном суде, утверждая, в частности, что мнение прокурора по не было им доведено. Их ходатайство было отклонено на том основании, что г-н Алтун был уведомлен о мнении в данном вопросе.
Ссылаясь на статью 6 § 1 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство), заявитель жалуется, что он не был проинформирован прокурором о судебном разбирательстве в Кассационном суде. Он также жалуется на подход, принятый турецким судом, форму, в которой оценивались приведённые доказательства, то обстоятельство что некоторые положения закона о сокращении наказания не были применены в его деле и на отсутствие аргументации решений турецких судов.
Суд постановил: признать заявление приемлемым; констатировать наличие нарушения статьи 6 § 1; считать, что признание наличия нарушения уже являет собой справедливую сатисфакцию.
Заявитель был представлен господином Z. Bayraktar и господином M. Aslan, практикующими адвокатами в Стамбуле.
Текст решения (фр.)

Мамчур против Украины (№ 10383/09)

Заявитель, Александр Мамчур, украинский гражданин, который родился в 1954 году и живет в Чернигове (Украина).
Дело касается доступа и опеки в отношение дочери заявителя.
В 2005 году жена г-на Мамчура, которая страдает от рака, переехала из его квартиры с их дочерью A.M., которая родилась в 2002 году, и впоследствии жила с матерью V.K. После смерти его жены, в июле 2006 года, теща г-на Мамчура увезла A.M. с города, где он жил, без уведомления заявителя об этом. Она, впоследствии, подала ходатайство о том, чтобы ее назначили опекуном, которое было принято районным советом, в декабре 2006 года. В решении отмечается, в особенности, что г-н Мамчур в связи с своей инвалидностью, был не способен заботиться и воспитывать ребенка.
Г-н Мамчур начал судебное разбирательство в 2007 году, стремясь вернуть свою дочь. Его иск был отклонен решением суда и оставлен в силе в конечном итоге Верховным судом в сентябре 2008 года. В отдельных судебных разбирательствах он стремился получить решение о том, чтобы решение о предоставлении опеки его теще было отменено. Его ходатайство было отклонено, в решении, которое было оставлено в силе Верховным судом в январе 2009 года.
Ссылаясь, в частности, на статью 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни) взятой отдельно и в сочетании со статьей 14 Конвенции (запрещение дискриминации), статьей 6 §1 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) и статьей 13 Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты), г-н Мамчур жалуется, в частности, что власти не смогли защитить его родительские права, и что он подвергся дискриминации по признаку его пола и его инвалидности.
Суд постановил: признать заявление приемлемым; констатировать наличие нарушения статьи 8 – в отношении отказа властей принять какие-либо реальные действия для того, чтобы обеспечить доступ заявителя к его ребенку и его участие в ее воспитании, нарушение статьи 8 – в отношении необоснованного определения места жительства ребенка заявителя; присудить заявителю компенсацию в размере 15 000 евро в счет возмещения нематериального вреда и 4 000 евро в счет возмещения затрат и расходов.
Заявитель был представлен господином A. Kristenko, практикующим адвокатом в Харькове.
Текст решения (англ.)

Темченко против Украины (№ 30579/10)

Заявитель, Анатолий Темченко, является украинским гражданином, который родился в 1942 году и живет в Кривом Роге (Украина).
Дело касается его предварительного содержания под стражей.
Г-н Темченко был задержан и помещен под стражу в сентябре 2009 года, по обвинению в получении взяток, будучи ректором университета. Впоследствии, его содержание под стражей было продлено и его неоднократные ходатайства об освобождении были отклонены. В мае 2011 года он был признан виновным во взяточничестве и приговорен к пяти годам и двум месяцам тюремного заключения. По апелляции его приговор был изменен в октябре 2011 года к пяти годам лишения свободы, приостановлен, и он был освобожден. Страдая от ряда проблем со здоровьем, в том числе от сердечно-сосудистых заболеваний, диабета и панкреатита, г-н Темченко утверждает, что во время его содержания под стражей регулярные медицинские осмотры не проводились, а его лечение не имело последовательности, в результате чего его здоровье ухудшилось во время задержания.
Ссылаясь на статью 3 Конвенции (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения) и статью 13 Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты), г-н Темченко жалуется, что ему не было предоставлено надлежащее медицинское лечение во время его содержания под стражей и, что он не имел права на эффективное средство правовой защиты в этом отношении. Также ссылаясь на статью 5 § 1 (с) Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), он жалуется, что в период между 29 января и 9 марта 2010 года его содержание под стражей не было основано на каком-либо решении суда, а с 9 марта 2010 года до его осуждения 23 мая 2011 года – его содержание под стражей было незаконным, поскольку в соответствующем решении суда не указаны причины или установлены каких-либо сроки для содержания его под стражей. Кроме того, он жалуется, что общая продолжительность его содержания под стражей была необоснованной, что время, необходимое для рассмотрения одного из его ходатайств об освобождении было чрезмерным, в результате чего он не имел эффективных средств правовой защиты на национальном уровне в отношении этих жалоб, ссылаясь на статью 5 § 3 Конвенции (право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда), статью 5 § 4 Конвенции (право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу) и статью 5 § 5 Конвенции (право на компенсацию). Он также утверждал, что была нарушена статья 8 Конвенции (право на уважение частной жизни) из-за его лечения в тюрьме. Наконец, он утверждает, что была нарушена статья 34 Конвенции (право на подачу индивидуальной жалобы), так как украинское правительство не выполнило требование временных мер Европейского суда по правам человека (в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда), указывающее правительству, обеспечить его лечение в специализированном учреждении.
Суд постановил: признать заявление приемлемым; констатировать наличие нарушения статьи 3 – в отношении отказа Украины защитить здоровье заявителя, находящегося под стражей, статьи 13 – в связи с отсутствием эффективных средств правовой защиты для жалоб заявителя, в соответствии со статьей 3 в отношении надлежащей медицинской помощи, статьи 5 § 1 – в отношении содержания заявителя под стражей с 29 января 2010 года по 23 мая 2011 года, статьи 5 § 3 – в отношении предварительного содержания заявителя под стражей, статьи 5 § 4 – в отношении отказа властей, рассмотреть ходатайство заявителя об освобождении от 31 мая 2010 года, статьи 5 § 5, признав отсутствие нарушения статьи 34; присудить заявителю компенсацию в размере 16 000 евро в счет возмещения нематериального вреда и 3 000 евро в счет возмещения затрат и расходов.
Заявитель был представлен госпожой A. Mukanova и господином Mr M. Tarahkalo, практикующими адвокатами в Харькове.
Текст решения (англ.)

Nicklinson и Lamb против Соединенного Королевства (№№ 2478/15 и 1787/15)

Дело касается запрета в соответствии с законодательством Соединённого Королевства касательно помощи в совершении самоубийства и добровольной эвтаназии.
Первый заявитель Jane Nicklinson, британская гражданка, которая родилась в 1955 году и живет в Melksham (Англия). Она жена Tony Nicklinson, ныне покойного, который страдал от синдрома запертого человека после инсульта. Второй заявитель Paul Lamb, британский гражданин, который родился в 1955 году и был парализован после автомобильной аварии. Его состояние является необратимым. Оба мужчины хотели покончить с жизнью, но были не в состоянии совершить самоубийство без посторонней помощи. Г-н Nicklinson возбудил судебное разбирательство в Высоком суде в ноябре 2011 года о нарушении его права, предусмотренного Европейской конвенцией по правам человека. Г-н Lamb присоединился к судебному разбирательству, когда оно находилось на рассмотрении в апелляционном суде, после смерти г-на Nicklinsonа в августе 2012 года. Жене г-на Nicklinsonа также было предоставлено право проводить судебное разбирательство от ее имени и от имени ее мужа. Суды, в конечном счете, отклонили иск в июне 2014 года.
Г-жа Nicklinson, жалуется в соответствии со статьей 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), что национальные суды не смогли определить совместимость закона в Соединённом Королевстве о помощи при совершении самоубийства с ее правом и с правом ее мужу на уважение частной и семейной жизни. Г-н Lamb жалуется, что его права в соответствии со статьей 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство / доступа к суду), так же статьей 8 и 13 Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты) и статьей 14 Конвенции (запрещение дискриминации), были нарушены отказом предоставить ему возможность, получить решение суда, которое разрешает добровольно управлять введением ему смертельных препаратов, с его же согласия.
Суд постановил: признать заявление Nicklinson неприемлемым, признать заявление Lamb неприемлемым, из-за не исчерпания внутренних средств правовой защиты.
Jane Nicklinson была представлена Bindmans LLP, адвокатская фирма в Логдоне, Paul Lamb был представлен Patrick Campbell & Co, адвокатская фирма в Глазго.
Текст решения (англ.)

Другие решения и постановления:

Metalla and Others v. Albania (nos. 30264/08, 42120/08, 54403/08, and 54411/08)

Fuchshuber v. Austria (no. 11781/13)

Terzieva and Avramova v. Bulgaria (no. 7456/06)

Loncar v. Croatia (no. 12744/13)

Vujcic v. Croatia (no. 22830/14)

Vuletic v. Croatia (no. 19256/13)

Tomic and Others v. Croatia (no. 5569/12)

Bulia and Kvinikadze v. Georgia (no. 5609/08)

Lanchava v. Georgia (no. 28103/11)

Alexiou v. Greece (no. 47008/12)

Basi v. Greece (no. 45752/11)

Chazaryan and Others v. Greece (no. 76951/12)

Erribki v. Greece (no. 59658/11)

Kodra and Others v. Greece (no. 72101/13)

Kyrou v. Greece (no. 61939/14)

Mamalis v. Greece (no. 73295/13)

Maraggos v. Greece (no. 58989/13)

Mehdi v. Greece (no. 4800/13)

Mintelis and Bournakas v. Greece (nos. 74144/10 and 74148/10)

Mochlos S.A. and Others v. Greece (nos. 54561/10, 3886/11, 4256/11, 4333/11, 17528/11,

20624/11, 42769/11, 49348/11, 51387/11, 52330/11, and 12787/12)

Mubsher v. Greece (no. 62179/14)

Michael and Alexander Odicho v. Greece (nos. 4009/13 and 4773/13)

Panagoulias v. Greece (no. 56511/13)

Papadopoulou and Others v. Greece (nos. 45793/11, 5522/12, 21570/12, 21637/12, and 21640/12)

Papagiannopoulos v. Greece (no. 5601/11)

Peidis v. Greece (no. 728/13)

Petrov v. Greece (no. 54490/13)

Psyrris and Others v. Greece (nos. 58668/10, 25580/11, 29331/11, 31575/11, 60489/11, 60548/11,

61550/11, 66570/11, 71869/11, 74774/11, and 35163/13)

Skoumbourdis v. Greece (no. 35544/12)

Stavrakakis v. Greece (no. 67002/10)

Sveronopoulos and Others v. Greece (no. 44726/09)

Tsalkitzis and Tsalkitzi v. Greece (no. 31365/12)

Valianos v. Greece (no. 14833/13)

Xintaveloni and Others v. Greece (nos. 41014/10, 6733/11, 18881/11, 20322/11, 29709/11,

32586/11, 32396/13, and 52796/13)

Csorba v. Hungary (no. 944/12)

Falcon Privat Bank A.G. v. Italy (no. 48931/09)

Cutajar v. Malta (no. 55775/13)

Pancevski v. Montenegro (no. 53053/09)

Dziurkowski v. Poland (no. 25609/14)

Gruca v. Poland (no. 43325/10)

Luczak v. Poland (no. 24458/13)

Mazurkiewicz v. Poland (no. 70356/11)

Molenda v. Poland (no. 40229/11)

Niezgoda v. Poland (no. 42432/13)

Ratkowski v. Poland (no. 33779/14)

Battalova v. Russia (no. 11122/08)

Bolotiny v. Russia (no. 35786/04)

Grylev v. Russia (no. 41069/06)

Kaymashnikov v. Russia (no. 22862/05)

Malyugin and Others v. Russia (nos. 33338/07, 31022/09, 44958/09, 32616/10, 51727/10,

62744/10, 28926/11, 41070/11, 35772/13, and 46070/13)

Nikolay Kozlov v. Russia (no. 7531/05)

Suvorov and Others v. Russia (no. 38766/07)

Matic and Polonia DOO v. Serbia (no. 23001/08)

Jovičić v. Slovenia (no. 52045/13)

Klaric v. Slovenia (no. 10894/11)

Mitevski v. ‘the former Yugoslav Republic of Macedonia’ (no. 52840/09)

Bozbey and Others v. Turkey (nos. 18741/04, 48454/06, 20637/07, 28997/08, and 38848/08)

Demirci v. Turkey (no. 47430/06)

Kerincsiz v. Turkey (no. 59359/10)

Korkmaz and Others v. Turkey (nos. 5252/09, 5253/09, and 5255/09)

Oktay Yildirim v. Turkey (no. 697/10)

Şenyücel v. Turkey (no. 37601/02)

Uysal v. Turkey (no. 6629/10)

Kompaniya AMT, TOV v. Ukraine (no. 48105/08)

Kravchenko and Others v. Ukraine (nos. 6218/07, 1056/08, 11218/08, 14228/08, 48514/08,

50137/08, 20848/09, 60901/10, and 63464/12)

Zarichchya-BUD, TOV v. Ukraine (no. 18037/09)