Необоснованное содержание под стражей

Дата: 07.05.2015

16 апреля 2015 года Европейский суд по правам человека вынес решение “Гал (Gal) против Украины”, № 6759/11, признав нарушение статьи 5 §§ 1 и 3  (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции, установив справедливое возмещение:  4 500 евро в счет возмещения нематериального вреда и 2 032 евро в счет возмещения затрат и расходов. Представитель заявителя в Европейском суде – О.В. Храпач, юрист.

Дело касается нарушения, предусмотренного национальным законодательством максимального срока содержания заявителя под стражей без решения суда и дальнейшего необоснованного содержания его под стражей. 

Заявитель является частным предпринимателем и занимается поставками продуктов. Начиная с ноября 2009 года, Полтавское областное управление милиции расследовало ряд преступлений, связанных с подделкой сертификатов качества пищевых продуктов и поставкой в школы продуктов по завышенной цене. Во время этого расследования милиция также проверяла предпринимательскую деятельность заявителя. 3 ноября 2010 года милиция возбудила уголовное дело в отношении заявителя в связи с расследованием завышения цен на поставку продуктов питания. 5 ноября 2010 года заявителя задержали по подозрению в финансовых махинациях.

8 ноября 2010 года заявитель был доставлен в Октябрьский районный суд г. Полтавы (далее – районный суд). Решением этого суда срок содержания заявителя под стражей был продлен на 10 дней без предоставления каких-либо конкретных причин такого решения. К этому моменту максимальный срок содержания под стражей без решения суда (семьдесят два часа), указанный в законодательстве, истек. Адвокат заявителя подал жалобу судье на незаконное задержание и содержание под стражей, но жалобу не рассмотрели в тот день. Вместе с тем, в тот же день милиция возбудила еще два уголовных дела в отношении заявителя по другим пунктам того же преступления. Адвокат заявителя подал еще одну жалобу. 15 ноября 2010 года районный суд продлил срок содержания заявителя под стражей на неопределенный период времени, не указав при этом конкретных причин для такого решения. В отдельном постановлении суд также отклонил жалобу адвоката заявителя.

27 ноября 2010 года апелляционный суд Полтавской области оставил в силе решение суда первой инстанции.

29 декабря 2010 года районный суд продлил на три месяца срок содержания заявителя под стражей на том основании, что заявитель мог уклониться от судебного рассмотрения, воспрепятствовать расследованию и продолжить свою преступную деятельность, а кроме того, такая мера необходима для обеспечения реализации процессуальных решений. Апелляционный суд Полтавской области оставил в силе решение суда первой инстанции.

25 марта 2011 года Ленинский районный суд города Полтавы рассмотрел ходатайство адвоката заявителя об освобождении последнего из-под стражи. В результате, досудебное содержание заявителя под стражей суд заменил обязательством не уклоняться от судебного рассмотрения.

Поскольку § 1 (с) и § 3 статьb 5 Конвенции связаны между собой, Суд решил рассмотреть жалобу заявителя по этим двум параграфам одновременно (см. Korneykova v. Ukraine, no. 39884/05, § 38, 19 January 2012). При разъяснении требований указанных параграфами статьи 5 Конвенции, Суд напомнил о том, что в том случае, когда максимальный срок содержания под стражей определен законодательством и, таким образом, известен заранее, государственные органы, ответственные за задержание граждан, обязаны принять все необходимые меры для недопущения превышения такого срока (см. K.-F. v. Germany, 27 November 1997, § 72, Reports of Judgments and Decisions 1997-VII). Кроме того, Суд указал на то, что быстрое судебное рассмотрение является существенной гарантией соблюдения требований статьи 5 § 3 Конвенции (Brogan and Others v. the United Kingdom, 29 November 1988, § 58, Series A no. 145-B). Поскольку законодательством Украины определен максимальный срок содержания под стражей (семьдесят два часа) без решения суда, а в случае заявителя такой срок был нарушен, то содержание заявителя под стражей Суд признал незаконным и произвольным. Таким образом, была нарушена статья 5 § 1 Конвенции. Суд также решил, что невыполнение обязанности доставить заявителя в суд в пределах предусмотренного законодательством срока, и то, что причины такой задержки заявителю никто не объяснил, свидетельствует о нарушении статьи 5 § 3 Конвенции.

Что касается содержания заявителя под стражей, то Суд отдельно рассмотрел два периода такого содержания. Для начала, Суд счел необоснованным первое решения районного суда о продлении срока содержания заявителя под стражей. Таким образом, содержание заявителя под стражей в период с 8 по 15 ноября 2010 года, по мнению Суда, было нарушением статьи 5 § 1 Конвенции. Суд также рассмотрел решение районного суда о продлении срока содержания заявителя под стражей на неопределенный период времени. По мнению Суда, практика задержания лица на неограниченный период времени, если такое задержание не основано на конкретных правовых положениях или на решении суда, само по себе противоречит принципу правовой определенности (см. Baranowski v. Poland, no. 28358/95, §§ 55-56, ECHR 2000-III). Кроме того, районный суд в своем решении использовал стандартный набор причин для продления срока содержания лица под стражей и не проверил уместность таких причин в обстоятельствах дела заявителя (см. Kharchenko v. Ukraine, no. 40107/02, § 75, 85 10 February 2011). Таким образом, содержание заявителя в период с 15 ноября по 29 декабря 2010 года также было нарушением статьи 5 § 1 Конвенции. С этих же соображений Суд счел содержание заявителя под стражей в период с 5 февраля по 25 марта 2011 года незаконным и нарушающим требования статьи 5 § 1 Конвенции.