Новые технологии

Дата: 01.07.2015
Джерело: echr.coe.int

© Перевод Украинского Хельсинского союза по правам человека

Официальный текст (англ.)

Информационная записка – Новые технологии

март 2015

Эта информационная записка ни к чему не обязывает Суд и не является исчерпывающей

Новые технологии

Электронные данные

S. and Marper v. the United Kingdom
4 декабря 2008 года (Большая Палата)
Это дело касалось бессрочного хранения в базе данных отпечатков пальцев, клеточных образцов и профилей ДНК (Профиль ДНК – цифровая информация, хранящаяся в электронном виде в Национальной базе данных ДНК вместе со сведениями о лице, к которому она относится) заявителей после того, как уголовное разбирательство против них было прекращено в связи с вынесением оправдательного приговора в одном случае и закрытием дела в другом случае. Европейский Суд по правам человека постановил, что была нарушена статья 8 (право на уважение частной жизни)Европейской Конвенции по правам человека. Суд постановил, в частности, что использование современных научных методов в системе уголовного правосудия не может быть разрешено во всех случаях и без тщательного соблюдения баланса между потенциальной пользой от широкого использования таких методов и важными личными интересами. Любое государство, претендующее на роль пионера в развитии новых технологий, несет особую ответственность за «соблюдение надлежащего баланса». Суд пришел к выводу, что универсальный и неизбирательный характер полномочий, связанных с хранением отпечатков пальцев, клеточных образцов и профилей ДНК лиц, подозреваемых, но не осужденных за преступления, как в данном конкретном деле, не способен обеспечить справедливый баланс между конкурирующими общественными и частными интересами.

B.B. v. France (заявление № 5335/06), Gardel v. France и M.B. v. France (заявление № 22115/06)
17 декабря 2009 года
Три заявителя, осужденные за изнасилование 15-летних несовершеннолетних государственным должностным лицом, жаловались, в частности, на занесение их данных в национальную базу сексуальных преступников.
Суд постановил, что нарушения статьи 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции не было. Суд принял во внимание то, что срок хранения данных (максимум 30 лет) не является непропорциональным по отношению к преследуемой цели – предотвращению преступлений. Кроме того, использование таких данных судами, полицией и административными органами подпадает под обязательства сохранять конфиденциальность и ограничено явно определенными обстоятельствами.

Shimovolos v. Russia
21 июня 2011 года
Это дело касалось регистрации правозащитника в так называемой «базе данных надзора», в которую вносились сведения о его передвижениях, на поезде или самолете, по территории России, а также о его аресте.
Суд постановил, что была нарушена статья 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции. Он отметил, что создание и поддержка базы данных, а также порядок ее работы регулировались приказом министра, который никогда не был опубликован или иным образом доведен до сведения общественности. Следовательно, Суд установил, что национальное законодательство не определяет с достаточной ясностью сферу и способ осуществления органами государственной власти дискреционных полномочий в отношении сбора и хранения в базе данных информации о частной жизни физических лиц. В частности, законодательство не содержит, в форме, доступной для общественности, каких-либо указаний, связанных с минимальными гарантиями против злоупотреблений. Суд также постановил, что была нарушена статья 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции.

Mandil v. France, Barreau and Others v. France and Deceuninck v. France
13 ноября 2011 года (решения о приемлемости)
Заявители являются членами организации «Faucheurs volontaires» («Косари-волонтеры»), которые принимали участие в выкапывании экспериментальных посевов трансгенной свеклы. Опираясь, в частности, на статью 8 (право на уважение частной жизни), заявитель в первом деле жаловался на свое осуждение за отказ предоставить биологический образец, который будет храниться в национальной компьютерной базе данных ДНК; заявители во втором деле утверждали, что хранение их профилей ДНК в национальной компьютерной базе данных и осуждение некоторых из них за отказ предоставить биологический материал составили нарушение их права на уважение частной жизни; заявитель в третьем деле утверждал, в частности, что приказ о взятии у него клеточных образцов, содержащих его генетическую информацию, представляет собой несоразмерное вмешательство в его право на неприкосновенность и частную жизнь. Суд признал эти жалобы неприемлемыми по причине несоблюдения обязательств по сохранению конфиденциальности при мировом соглашении. Суд посчитал, что заявители нарушили принцип конфиденциальности, закрепленный в статье 39 § 2 Конвенции и Правиле 62 Регламента Суда, и что их поведение представляло собой нарушение права на подачу индивидуальной жалобы для целей статьи 35 § 3 (а) Конвенции.

Bernh Larsen Holding As and Others v. Norway
14 марта 2013 года
Это дело касалось жалобы трех норвежских компаний на решение налоговых органов, которые постановили, что налоговым аудиторам должны быть предоставлены копии всех данных, хранящиеся на серверном компьютере, используемом совместно тремя компаниями. Компании-заявители утверждали, в частности, что обжалуемая мера была принята в произвольном порядке. Суд постановил, что нарушения статьи 8 (право на уважение жилища и корреспонденции) Конвенции не было. Суд согласился с аргументом норвежских судов, что, по соображениям эффективности, свобода действий налоговых органов не должна ограничиваться по той причине, что налогоплательщик использовал «смешанный архив», даже если этот архив содержал данные, принадлежащие другим налогоплательщикам. Кроме того, существовали адекватные гарантии против злоупотреблений.

M.K. v. France (no. 19522/09)
18 апреля 2013 года
Против заявителя, гражданина Франции, были возбуждены два уголовных дела, касающихся кражи книги. Одно из расследований закончилось его оправданием, а другое – решением не возбуждать уголовное дело. Заявитель жаловался на то, что французские власти сохранили его отпечатки пальцев в базе данных.
Суд постановил, что была нарушена статья 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции. Суд посчитал, с учетом обстоятельств дела, что хранение этих данных составило несоразмерное вмешательство в право заявителя на уважение его частной жизни.

Youth Initiative For Human Rights v. Serbia
25 июня 2013 года
Это дело касалось доступа к информации, полученной разведывательной службой Сербии посредством электронного наблюдения. НПО-заявитель жаловалась, что отказ спецслужбы предоставить запрошенную информацию (они запрашивали информацию о том, сколько человек подверглось электронному наблюдению со стороны разведывательной службы в 2005 году) помешал им осуществлять свои функции «общественного контролера».
Суд постановил, что была нарушена статья 10 (свобода выражения мнения) Конвенции. Было установлено, что упорное нежелание разведывательной службы исполнять окончательное и обязательное распоряжение о предоставлении полученной ей информации, составило нарушение национального законодательства и может рассматриваться как произвольное.
В соответствии со статьей 46 (обязательная сила и исполнение постановлений) Конвенции, Суд также постановил, что самым естественным путем реализации его решения по этому делу было бы предоставление разведывательной службой НПО-заявителю запрошенной информации – сколько человек подверглось электронному наблюдению в 2005 году.

Nagla v. Latvia
16 июля 2013 года
Это дело касалось обыска, проведенного полицией в доме известного тележурналиста, и изъятия ими устройств хранения информации. Обыск в доме заявителя состоялся после показа, в феврале 2010 года, созданной ей телепередачи, в которой она рассказала общественности об утечке информации из базы данных Службы государственных доходов. Заявитель жаловалась, что, вследствие проведения обыска в ее доме, она была вынуждена раскрыть информацию, которая позволила идентифицировать журналистский источник, что нарушило ее право на получение и распространение информации.
Суд постановил, что была нарушена статья 10 (свобода выражения мнения) Конвенции. Суд подчеркнул, что право журналиста не раскрывать свои источники не может считаться привилегией, зависящей от законности или незаконности журналистских источников, а является неотъемлемой частью права на информацию, к которой следует относиться с большой осторожностью. В данном случае следственные органы не смогли соблюсти надлежащий баланс между интересами следствия в сборе доказательств и общественным интересом в защите права журналистов на свободу выражения мнения.

Peruzzo and Martens v. Germany
4 июня 2013 года (решение о приемлемости)
Заявители, которые были осуждены за серьезные уголовные преступления, жаловались, в соответствии со статьей 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции, на распоряжение национальных судов об отборе у них клеточного материала и его хранения в базе данных в виде ДНК-профилей с целью содействия расследованию возможных будущих преступлений. Суд признал жалобу неприемлемой (явно необоснованной). Обжалуемые меры были признаны пропорциональным вмешательством в право заявителей на уважение их частной жизни, и необходимыми в демократическом обществе.

Brunet v. France
18 сентября 2014 года
Заявитель жаловался, в частности, на вмешательство в его частную жизнь в результате добавления в полицейскую базу данных STIC (система обработки зарегистрированных преступлений), содержащую информацию протоколов следствия, в которых были указаны подозреваемые лица и жертвы, после прекращения уголовного дела против него.
Суд постановил, что была нарушена статья 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции, и признал, что французское государство вышло за пределы своих дискреционных полномочий в решении подобных вопросов: хранение таких данных может рассматриваться как несоразмерное нарушение права заявителя на уважение его частной жизни, и не было необходимым в демократическом обществе. Суд счел, в частности, что заявитель не имел реальной возможности добиться удаления из базы данных информации о себе, и что срок хранения этих данных, 20 лет, можно скорее считать обычным, а не максимальным сроком.

Заявления, находящиеся на рассмотрении

Ivashchenko v. Russia (no. 61064/10)
Правительство России уведомлено о заявлении 5 октября 2011 года
Заявитель работает фотожурналистом. При возвращении в Россию после поездки в Абхазию, где он сделал несколько фотографий, касающихся, по его словам, «жизни этой непризнанной республики», его имущество, в том числе ноутбук и несколько устройств хранения информации, подверглись проверке. Заявитель жаловался, в частности, что таможенные органы незаконно и без уважительных причин просмотрели данные, содержащиеся в его ноутбуке и на запоминающих устройствах. Кроме того, он утверждал, что действия таможенных органов также представляли собой нарушение его права на распространение информации. Он утверждал, в частности, что не было достаточных процессуальных гарантий для его защиты от необоснованного вмешательства и защиты журналистских источников.
Суд уведомил о заявлении правительство России, и задал сторонам вопросы в соответствии со статьями 8 (право на уважение частной жизни и корреспонденции), 10 (свобода выражения мнения) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции.

Big Brother Watch and Others v. the United Kingdom (no. 58170/13)
Правительство Соединенного Королевства уведомлено о заявлении 9 января 2014 года
Заявители, три НПО и один ученый, работающий на международном уровне в области неприкосновенности частной жизни и свободы выражения мнений, утверждали, что они, вероятно, стали предметом наблюдения со стороны спецслужб Великобритании. Их опасения были вызваны статьями в прессе, связанными с откровениями Эдварда Сноудена, бывшего системного администратора Агентства национальной безопасности США (NSA). Суд уведомил о заявлении правительство Соединенного Королевства, и задал сторонам вопросы в соответствии со статьей 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции.

Dagregorio and Mosconi v. France (no. 65714/11)
Правительство России уведомлено о заявлении 26 марта 2014 года
Заявители жаловались, в частности, на свое осуждение за отказ пройти биологическое тестирование для идентификации ДНК. Собранные данные были занесены в автоматизированную базу данных ДНК FNAEG (Fichier national automatise des empreintes genetiques).
Суд уведомил о заявлении правительство Франции, и задал сторонам вопросы в соответствии со статьями 8 (право на уважение частной жизни) и 14 (запрещение дискриминации) Конвенции.

Bureau of Investigative Journalism and Alice Ross v. the United Kingdom (no. 62322/14)
Правительство Соединенного Королевства уведомлено о заявлении 5 января 2015 года
Это дело касается утверждений заявителей – Бюро журналистских расследований и репортера, работавшего в Бюро – в отношении перехвата их электронных и телефонных коммуникаций государственными органами Великобритании, в частности, Центром правительственной связи (GCHQ), как сообщил Эдвард Сноуден, бывший системный администратор Агентства национальной безопасности США (NSA). Заявители в основном жаловались, что всеобъемлющий перехват, хранение и использование полученных данных составили несоразмерное вмешательство в журналистскую свободу выражения мнений. Суд уведомил о заявлении правительство Соединенного Королевства, и задал сторонам вопросы в соответствии со статьями 8 (право на уважение частной жизни) и 10 (свобода выражения мнения) Конвенции.

Электронная почта

Copland v. the United Kingdom
3 апреля 2007 года
Заявитель работала в колледже дальнейшего образования, государственной организации, личным помощником директора. С конца 1995 года она близко сотрудничала с заместителем директора. По инициативе заместителя директора ее телефон, электронная почта и Интернет-траффик подвергались мониторингу. По данным правительства Великобритании, это делалось для того, чтобы выяснить, не использует ли заявитель оборудование колледжа в личных целях.

Суд постановил, что была нарушена статья 8 (право на уважение частной жизни и корреспонденции) Конвенции. В первую очередь, Суд отметил, что телефонные звонки из служебных помещений prima facie подпадают под понятия «частной жизни» и «корреспонденции». Из этого логически следует, что электронные письма, отправленные с работы, подлежат такой же защите, как и информация, полученная в результате мониторинга личного использования сети Интернет. В данном деле, Суд счел, что сбор и хранение личной информации, касающейся использования заявителем телефонной связи, электронной почты и сети Интернет, без ее ведома, составили вмешательство в ее право на уважение частной жизни и корреспонденции. Оставляя открытым вопрос, может ли считаться мониторинг использования работником телефонной связи, электронной почты или сети Интернет на рабочем месте «необходимым в демократическом обществе» в определенных ситуациях для достижения законной цели, Суд пришел к выводу, что, в отсутствие на тот момент какого-либо национального законодательства, регулирующего такой мониторинг, вмешательство не было «предусмотрено законом».

Muscio v. Italy
13 ноября 2007 года (решение о приемлемости)
Это дело касалось председателя ассоциации католических родителей, который получал по электронной почте нежелательные сообщения (спам) непристойного характера. Заявитель подал иск против неизвестного лица или лиц, и обжаловал решение не предпринимать дальнейших действий по его жалобе.
Суд признал жалобу заявителя по статье 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции неприемлемой (явно необоснованной). Суд счел, что получение нежелательных сообщений составило вмешательство в право на уважение частной жизни. Тем не менее, после подключения к сети Интернет, пользователи электронной почты больше не пользуются эффективной защитой их частной жизни и подвергают себя риску получения нежелательных сообщений. В этом контексте, разбирательство, возбужденное заявителем, не имело никаких шансов на успех, поскольку национальные власти и Интернет-провайдеры сталкиваются с объективными трудностями при борьбе со спамом. Следовательно, в таких случаях Суд не может требовать, чтобы государство прилагало дополнительные усилия для выполнения своих позитивных обязательств в соответствии со статьей 8 Конвенции.

Benediktsdottir v. Iceland
16 июня 2009 года (решение о приемлемости)
Заявитель жаловалась, что, по причине недостаточной защиты от незаконного опубликования ее частных сообщений электронной почты в средствах массовой информации, Исландия не обеспечила соблюдение ее прав, гарантированных статьей 8 (право на уважение частной жизни и корреспонденции). Она утверждала, что неизвестное третье лицо получало эти электронные сообщения, без ее ведома и согласия, с сервера, которым ранее владел и управлял ее бывший работодатель, к тому времени обанкротившийся. Электронные сообщения включали, в частности, прямое цитирование или пересказ электронной переписки между заявителем и бывшим коллегой главного исполнительного директора международной компании, и его высказывания о желании найти подходящего адвоката для оказания ему помощи в передаче в полицию якобы имеющихся в его распоряжении уличающих материалов, а также для его представления в предстоящем судебном процессе против руководителей этой многонациональной компании. В то время в Исландии шло активное общественное обсуждение заявлений, что видные государственные деятели оказывают серьезное влияние на наиболее значительные уголовные расследования, проводимые в стране.
Суд признал жалобу неприемлемой (явно необоснованной). Было установлено, что ничего не указывает на то, что исландские власти нарушили свои дискреционные полномочия и не соблюли справедливый баланс между свободой выражения газеты и правом заявителя на уважение ее частной жизни и корреспонденции в соответствии со статьей 8 Конвенции.

Helander v. Finland
10 сентября 2013 года (решение о приемлемости)
Это дело касалось жалобы заключенного на то, что тюремные власти отказались переслать ему письма, присланные его адвокатом на официальный адрес электронной почты тюрьмы.
Суд признал жалобу неприемлемой (явно необоснованной), поскольку адвокату заявителя незамедлительно сообщили, что его электронное письмо не будет передано его клиенту, и что адвокат и клиент в любое время могут общаться по телефону, посредством писем или при личной встрече. Суд также признал, что, в соответствии с действующим законодательством Финляндии, при переписке по электронной почте конфиденциальность общения между юристом и клиентом не может быть гарантирована, и поэтому тюремные власти имели вескую причину не пересылать сообщение заявителю.

GPS (Система глобального позиционирования)

Uzun v. Germany
2 сентября 2010 года
Заявитель, подозреваемый в причастности к взрывам, организованным левым экстремистским движением, в частности, жаловался, что наблюдение за ним через GPS и использование полученных таким образом сведений в уголовном производстве против него нарушили его права в соответствии со статьей 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции.
Суд постановил, что нарушения статьи 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции не было. Учитывая, что расследование уголовного дела касалось очень серьезных преступлений, Суд признал, что GPS-наблюдение за заявителем было соразмерным.

Интернет

Perrin v. the United Kingdom
18 октября 2005 года (решение о приемлемости)
Дело касалось осуждения и приговора к 30 месяцам тюремного заключения французского гражданина, живущего в Великобритании и работающего в базирующейся на территории Соединенных Штатов Интернет-компании, распространяющей информацию откровенно сексуального содержания, за публикацию непристойных статей в сети Интернет.
Суд отклонил жалобу заявителя по статье 10 (свобода выражения мнения) Конвенции как неприемлемую (явно необоснованную). Суд постановил, что осуждение заявителя было необходимым в демократическом обществе в интересах защиты нравственности и/или прав других лиц, и что приговор не был непропорциональным.

Paeffgen GmbH v. Germany
18 сентября 2007 года (решение о приемлемости)
Дело касалось иска, поданного против компании-заявителя, занимающейся электронной коммерцией, другими компаниями и частными лицами, которые утверждали, что регистрация компании-заявителя и использование ей некоторых Интернет-доменов нарушили их права на товарные знаки и/или их права на название фирмы.
Суд признал неприемлемой (явно необоснованной) жалобу компании-заявителя в соответствии со статьей 1 (защита собственности) Протокола № 1 к Конвенции. Суд установил, что распоряжения суда, требующие, чтобы компания-заявитель прекратила использование своих доменов, не нарушили справедливый баланс между защитой собственности компании-заявителя и требованиями общего интереса (прекращение нарушения компанией-заявителем права третьих лиц на товарный знак).

K.U. v. Finland (application no. 2872/02)
2 декабря 2008 года
Это дело касалось рекламы сексуального характера, касающейся 12-летнего мальчика, которая была размещена на Интернет-сайте знакомств. Согласно финскому законодательству, действовавшему в то время (Правовая база была введена к моменту принятия Европейским Судом по правам человека решения в соответствии с Законом о реализации права на свободу слова в средствах массовой информации), полиция и суды не могут требовать от Интернет-провайдера информацию о личности человека, разместившего объявление. В частности, провайдер отказался указать на автора объявления, утверждая, что это будет нарушением конфиденциальности.
Суд постановил, что была нарушена статья 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции. Суд установил, что размещение объявления представляло собой преступное деяние, которое сделало подростка целью для педофилов. Законодательный орган должен был обеспечить основу для установления надлежащего баланса между конфиденциальностью Интернет-услуг и предотвращением беспорядков или преступлений, а также защитой прав и свобод других лиц, и в частности детей и других уязвимых лиц.

Times Newspapers Ltd v. the United Kingdom (nos. 1 & 2)
10 марта 2009 года
Компания-заявитель, владелец и издатель газеты The Times, утверждала, что положение закона Соединенного Королевства, в соответствии с которым новый повод для иска о клевете дела возникает при каждом обращении к клеветнической публикации в сети Интернет («правило Интернет-публикаций»), представляет собой неоправданное и несоразмерное ограничение права заявителя на свободу выражения мнения. В декабре 1999 года газета-заявитель опубликовала две статьи, якобы порочащие честь и достоинство частного лица. Обе статьи были загружены на сайт The Times в тот же день, когда они были опубликованы в бумажной версии газеты. В ходе последовавшего разбирательства о клевете от газеты-заявителя потребовали добавить к обеим статям в Интернет-архиве пометку, гласящую, что они являются предметом судебного разбирательства о клевете, и их нельзя воспроизводить или ссылаться на них без разрешения юридического отдела компании-заявителя. В своем решении Суд подчеркнул, что, в свете своей доступности и возможности хранить и обмениваться огромными объемами информации, Интернет играет важную роль в расширении доступа общественности к новостям и распространении информации в целом. В данном деле, Суд признал, что нарушения статьи 10 (свобода выражения мнения) Конвенции не было, поскольку газета сама управляла своими архивами, и национальные суды не предлагали вообще убрать статьи, а требование добавить соответствующую пометку к Интернет-версии не было несоразмерным.

Willem v. France
16 июля 2009 года
Это дело касалось призыва к бойкоту израильской продукции мэром, в частности, через Интернет-сайт муниципалитета. Впоследствии мэр был признан виновным в провоцировании дискриминации.
Суд установил, что нарушения статьи 10 (свобода выражения мнения) Конвенции не было. Причины, приведенные французскими судами, чтобы оправдать вмешательство в право заявителя на свободу выражения мнения были «уместными и достаточными» для целей статьи 10. Кроме того, наложенное наказание было относительно умеренным и соразмерным преследуемой цели.

Renaud v. France
25 февраля 2010 года
Заявитель жаловался на свое осуждение за клевету и публичное оскорбление мэра на Интернет-сайте ассоциации, председателем и веб-мастером которой он был. Суд постановил, что была нарушена статья 10 (свобода выражения мнения) Конвенции. Суд счел, что осуждение заявителя было непропорциональным преследуемой законной цели защиты репутации и прав других лиц.

Editorial Board of Pravove Delo and Shtekel v. Ukraine
5 мая 2011 года
Это дело главным образом касалось отсутствия в украинском законодательстве надлежащих гарантий, связанных с использованием журналистами информации, полученной из сети Интернет. В частности, против местной газеты и ее главного редактора был подан иск о диффамации после публикации в газете письма, скачанного из Интернета, в котором утверждалось, что высшие местные чиновники коррумпированы и связаны с лидерами организованной преступной группировки. Национальный суд вынес решение против заявителей и постановил, что они должны опубликовать извинения и выплатить 15000 гривень (примерно 2394 евро); впоследствии это решение было отменено в рамках мирового соглашения.
Суд постановил, что решение национального суда о том, что главный редактор должен принести извинения, не соответствовало закону, и, следовательно, представляло собой нарушение статьи 10 (свобода выражения мнения) Конвенции. Суд также постановил, что была нарушена статья 10 в связи с отсутствием адекватных гарантий для журналистов, использующих информацию, полученную из сети Интернет. Суд отметил: «С учетом роли, которую играет Интернет в контексте профессиональной деятельности СМИ… и его значения для осуществления права на свободу выражения мнения в целом, Суд считает, что отсутствие на национальном уровне надлежащей правовой базы, которая позволяла бы журналистам использовать информацию, полученную из сети Интернет, не опасаясь навлечь на себя санкции, серьезно препятствует осуществлению жизненно важной функции прессы как «общественного контролера»…» (§ 64 решения).

Mosley v. the United Kingdom
10 мая 2011 года
Это дело касалось публикации в газете News of the World и на ее веб-сайте статей, изображений и видеокадров, которые касались подробностей сексуальной жизни Макса Мосли. Заявитель жаловался на то, что власти не обязали газету уведомить его заранее о дальнейшей публикации материалов, с тем, чтобы он мог добиваться временного судебного запрета.
Суд установил, что нарушения статьи 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции не было. Суд постановил, в частности, что Европейская Конвенция по правам человека не требует, чтобы СМИ предварительно уведомляли о предполагаемых публикациях тех, кого эти публикации касаются.

Ahmet Yildirim v. Turkey
18 декабря 2012 года
Это дело касалось судебного решения блокировать доступ к сайтам Google, размещавшимся на сервере, против владельца которого было возбуждено уголовное дело за оскорбление памяти Ататюрка. В результате решения, доступ ко всем остальным сайтам, размещенным на этом сервере, был заблокирован. Заявитель жаловался, что он не мог получить доступ к своему собственному сайту в сети Интернет из-за меры, введенной в контексте уголовного судопроизводства, никак не связанного с ним или его сайтом. Заявитель утверждал, что эта мера нарушила его право на свободу получать и распространять информацию и идеи.
Суд постановил, что была нарушена статья 10 (свобода выражения мнения) Конвенции. Было установлено, что последствия данной меры были произвольными, и судебного пересмотра блокирования доступа было недостаточно, чтобы предотвратить нарушение.

Ashby Donald and Others v. France
10 января 2013 года
Это дело касалось осуждения фешн-фотографов за нарушение авторских прав в связи с публикацией, без разрешения домов моды, на Интернет-сайте фешн-компании, которой владели два заявителя, фотографий, сделанных еще одним заявителем на дефиле в 2003 году.
Суд постановил, что нарушения статьи 10 (свобода выражения мнения) Конвенции не было. В обстоятельствах данного дела и с учетом широкой свободы усмотрения национальных властей, природа и серьезность наказания, наложенного на заявителей, не были таковыми, чтобы Суд мог признать, что обжалуемое вмешательство было несоразмерным преследуемой цели.

Neij and Sunde Kolmisoppi v. Sweden
19 февраля 2013 года (решение о приемлемости)
Это дело касалось жалобы двух соучредителей «The Pirate Bay», одного из крупнейших в мире сайтов для обмена торрент-файлами, на то, что их осуждение за соучастие в совершении преступлений, связанных с Законом об авторском праве, нарушило их свободу выражения мнения.
Суд признал жалобу неприемлемой (явно необоснованной). Он постановил, что обмен файлами такого типа в сети интернет, а также предоставление другим лицам возможности обмениваться такими файлами, в том числе материалами, защищенными авторским правом, и с целью получения прибыли, подпадает в сферу действия права «получать и распространять информацию» в соответствии со статьей 10 (свобода выражения мнения) Конвенции. Тем не менее, Суд счел, что при осуждении заявителей национальные суды соблюли справедливый баланс между соответствующими конкурирующими интересами, то есть между правом заявителей на получение и распространение информации и необходимостью защиты авторских прав.

Akdeniz v. Turkey
11 марта 2014 года (решение о приемлемости)
Это дело касалось блокирования доступа к двум веб-сайтам на том основании, что они вели потоковое вещание музыки без соблюдения законодательства об авторских правах. Заявитель, который обратился в Европейский Суд по правам человека в качестве пользователя этих веб-сайтов, жаловался, в частности, на нарушение его права на свободу выражения мнения. Суд признал жалобу неприемлемой (несовместимой ratione personae), постановив, что заявитель не может быть «жертвой» в смысле статьи 34 (право на индивидуальную жалобу) Конвенции. Подчеркнув, что права Интернет-пользователей имеют первостепенное значение, Суд, тем не менее, отметил, что два веб-сайта, на которых велось потоковое вещание музыки, были заблокированы, потому что они действовали в нарушение закона об авторском праве. Как пользователь этих сайтов, заявитель был всего лишь лишен возможности слушать музыку. Суд также отметил, что заявитель имел в своем распоряжении множество других средств, чтобы получить доступ к целому ряду музыкальных произведений без нарушения правил, регулирующих авторское право.

Заявления, находящиеся на рассмотрении

Delfi AS v. Estonia
10 октября 2013 – дело передано в Большую Палату в феврале 2014 года
Это дело касается привлечения к ответственности новостного Интернет-портала за оскорбительные комментарии, которые были размещены читателями под одной из новостных статей, опубликованных на этом сайте. Компания-заявитель жаловалась, что привлечение ее к ответственности за комментарии читателей нарушило ее право на свободу выражения мнения.
В решении Палаты от 10 октября 2013 Суд единогласно постановил, что нарушения статьи 10 (свобода выражения мнения) Конвенции не было. Было установлено, что признание эстонскими судами ответственности компании-заявителя являлось оправданным и пропорциональным ограничением права портала на свободу выражения мнения, в частности, потому, что: комментарии были весьма оскорбительными; портал не помешал этим комментариям стать достоянием общественности, извлек пользу из их существования, и позволил их авторам остаться неизвестными; наказание, наложенное эстонскими судами не было чрезмерным. Что касается законности вмешательства в право компании-заявителя на свободу выражения мнения, хотя компания-заявитель утверждала, что Директива ЕС об электронной торговле (Директива 2000/31/EC Европейского парламента и Совета от 8 июня 2000 года о некоторых правовых аспектах услуг информационного общества, в частности электронной коммерции, на внутреннем рынке («Директива об электронной коммерции»)), отображенная в законодательстве Эстонии, освобождает ее от ответственности, Суд постановил, что интерпретация внутреннего законодательства входит в задачи национальных судов, и, следовательно, Суд не стал рассматривать вопрос в соответствии с законодательством ЕС.

17 февраля 2014 года дело было передано на рассмотрение Большой Палаты по требованию компании-заявителя.
Суд провел слушание по данному делу в Большой Палате 9 июля 2014 года.

Jankovskis v. Lithuania (no. 21575/08)
Правительство Литвы уведомлено о заявлении 21 сентября 2010 года
Это дело касается, в частности, отказа тюремных властей предоставить осужденным доступ к сети Интернет.
Суд уведомил правительство Литвы о заявлении и задал вопросы сторонам в соответствии со статьей 10 (свобода выражения мнения) Конвенции.

Kalda v. Estonia (no. 17429/10)
Правительство Эстонии уведомлено о заявлении 23 октября 2013 года
Это дело касается ограничений на использование заключенными сети Интернет. Заявитель, отбывающий пожизненное заключение в тюрьме, утверждал, в частности, что отказ в доступе к Интернет-сайтам информационного бюро Совета Европы в Таллинне, канцлера юстиции и Рийгикогу (парламента Эстонии), нарушил его право на получение информации без вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Суд уведомил правительство Эстонии и задал вопросы сторонам в соответствии со статьей 10 (свобода выражения мнения) Конвенции.

Спутниковая антенна

Khurshid Mustafa and Tarzibachi v. Sweden
16 декабря 2008 года
Это дело касалось судебного решения не продлевать договор аренды в связи с отказом арендаторов, супружеской пары иракского происхождения с тремя несовершеннолетними детьми, демонтировать спутниковую антенну, используемую ими для приема телевизионных программ из страны их происхождения. Хозяин предложил заявителям остаться, если они согласятся демонтировать спутниковую антенну, но они отказались и были вынуждены съехать. Заявители жаловались на нарушение их права на получение информации.
Суд постановил, что была нарушена статья 10 (свобода выражения мнения – свобода получать информацию) Конвенции. Он отметил, в частности, что спутниковая антенна позволяла заявителям и их детям принимать телевизионные программы на арабском и фарси из их родной страны и региона. Эта информация, включавшая политические и социальные новости и, что почти так же важно, культурные и развлекательные программы, была особо важна для семьи иммигрантов, которые не хотели терять связь с культурой и языком страны своего происхождения. Не было показано, что заявители имели какие-либо другие средства для просмотра таких программ в то время, или что они могли установить спутниковую антенну в другом месте. Кроме того, новости, получаемые из иностранных газет и радиопередач, в любом случае нельзя приравнивать к информации, получаемой с помощью телевизионных передач. Опасения арендодателя по поводу безопасности были рассмотрены национальными судами, которые установили, что установка спутниковой антенны не представляла собой реальную угрозу безопасности. Кроме того, то, что заявители были выселены из своего жилища с тремя детьми, было несоразмерно преследуемой цели.

Система мониторинга мобильной телефонной связи

Заявления, находящиеся на рассмотрении Большой Палаты

Zakharov v. Russie (no. 47143/06)
Правительство России уведомлено о заявлении 19 октября 2009 года – Уступка юрисдикции в пользу Большой Палаты в марте 2014 года
Заявитель, главный редактор издательской компании, жаловался на нарушение его права на уважение частной жизни и корреспонденции в соответствии со статьей 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции по причине, в частности, отсутствия в российском законодательстве достаточных гарантий в отношении мониторинга телефонной связи правоохранительными органами. Он утверждал, что правоохранительные органы имеют неограниченный доступ ко всем телефонным коммуникациям и, таким образом, могут отслеживать коммуникации любого лица без предварительного разрешения суда. Кроме того, он сослался на статью 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции, жалуясь, что он не имел на национальном уровне никакого эффективного средства правовой защиты в отношении своей жалобы в соответствии со статьей 8.
11 марта 2014 года Палата, которой было передано дело, уступила юрисдикцию в пользу Большой Палаты.
24 сентября 2014 года суд провел слушание Большой Палатой.

Использование скрытых камер

Haldimann and Others v. Switzerland
24 февраля 2015 года (это решение станет окончательным при условиях, изложенных в статье 44 § 2 ЕвропейскойКонвенции по правам человека)

Это дело касалось осуждения четырех журналистов за запись и трансляцию интервью частного страхового брокера с помощью скрытой камеры, в качестве части телевизионного документального фильма, предназначенной для того, чтобы проиллюстрировать неправильность совета, данного страховыми брокерами. Заявители жаловались, что их осуждение к выплате штрафов составило несоразмерное вмешательство в их право на свободу выражения мнения. В этом деле Суду впервые пришлось рассматривать заявление, касающееся использования журналистами скрытых камер для того, чтобы информировать общественность по важным вопросам, когда человека снимают не как частное лицо, а как представителя той или иной профессиональной категории. Суд постановил, что, в случае заявителей была нарушена статья 10 (свобода выражения мнения) Конвенции, учитывая, в частности, что вмешательство в личную жизнь брокера, который не пожелал прокомментировать это интервью, не было достаточно серьезным, чтобы перевесить общественный интерес в получении информации о некомпетентности страховых брокеров. Кроме того, Суд, ссылаясь на ограниченное использование журналистами скрытой камеры, утверждал, что заявители пользуются презумпцией невиновности в связи с их желанием соблюдать журналистскую этику, определенную законодательством Швейцарии.

Видеонаблюдение

Peck v. the United Kingdom
28 января 2003 года
В этом деле заявитель, страдающий депрессией, жаловался на опубликование в СМИ кадров видеозаписи с уличной камеры наблюдения (CCTV), на которых видно, как он в одиночестве идет по улице с кухонным ножом в руке (впоследствии он попытался покончить жизнь самоубийством, перерезав себе вены, но это не было показано), что привело к широкому распространению его изображений. Кроме того, он жаловался на отсутствие эффективного средства правовой защиты в этом отношении. Суд установил, что обнародование кадров муниципальным советом не сопровождалось достаточными гарантиями и составило несоразмерное и неоправданное вмешательство в частную жизнь заявителя, в нарушение статьи 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции. Кроме того, в соответствующий момент времени заявитель не имел эффективных средств правовой защиты в связи с нарушением конфиденциальности, в нарушение статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты) в совокупности со статьей 8 Конвенции.

Perry v. the United Kingdom
11 января 2005 года
Заявитель был арестован в связи с серией вооруженных ограблений водителей мини-такси и освобожден до опознания. Когда он не явился на это и несколько других опознаний, полиция запросила разрешение на его тайную видеосъемку. Заявитель жаловался, что полиция произвела тайную видеосъемку для целей его опознания и использовала эту видеозапись в уголовном преследовании против него. Суд постановил, что была нарушена статья 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции. Суд отметил, что не было никаких признаков того, что заявитель мог ожидать, что он станет объектом видеосъемки в полицейском участке для использования этих видеозаписей в процедуре опознания, и, потенциально, в качестве доказательств против него в судебном разбирательстве. Эта уловка, использованная полицией, вышла за пределы нормальной эксплуатации камер такого типа и составила вмешательство в право заявителя на уважение его частной жизни. Кроме того, данное вмешательство не соответствовало закону, поскольку полиция нарушила порядок, предусмотренный соответствующими правовыми положениями: они не сообщили заявителю о том, что ведется видеозапись, и не получили его согласие; он также не был проинформирован о его правах в этой связи.

Kopke v. Germany
5 октября 2010 года (решение о приемлемости)
Заявитель, кассир супермаркета, была уволена без предварительного уведомления за кражу, после тайного видеонаблюдения за ней, организованной ее работодателем с помощью частного детективного агентства. Заявитель безуспешно оспаривала свое увольнение в судах по трудовым спорам. Ее конституционная жалоба также была отклонена.
Суд отклонил жалобу заявителя по статье 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции, как неприемлемую (явно необоснованную). Суд пришел к выводу, что национальные власти соблюли справедливый баланс между правом работника на уважение ее частной жизни и интересом ее работодателя в защите своей собственности, а также общественным интересом в надлежащем отправлении правосудия. Суд отметил, однако, что значимость конкурирующих интересов сторон вполне может измениться в будущем, с учетом того, в какой степени вмешательство в частную жизнь станет возможным благодаря новым, все более и более сложным технологиям.

Riina v. Italy
11 марта 2014 года (решение о приемлемости)
Заявитель, который был приговорен к пожизненному заключению за совершение особо тяжких преступлений, включая причастность к организованной преступности и убийство нескольких человек, жаловался на то, что он находился под постоянным видеонаблюдением в камере, в том числе в туалете. Он утверждал, что национальные средства правовой защиты в отношении этих мер оказались неэффективными.
Суд признал жалобу в соответствии со статьями 3 (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения) и 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции неприемлемой, постановив, что заявитель не исчерпал доступные ему национальные средства правовой защиты, чтобы обжаловать использование видеонаблюдения.

Контакты:
Тел.: +33 (0)3 90 21 42 08