Дунаев (Dunayev) против Российской Федерации

Дата: 24.05.2007
Країна: Россия
Судовий орган: Европейский суд по правам человека
Номер справи: 70142/01
Джерело: www.echr.ru
Коротко: Нарушение статьи 6 § 1 Конвенции: справедливое разбирательство дела судом

CASE OF DUNAYEV v. RUSSIA

Европейский Суд по правам человека

(Первая секция)

Дело “Дунаев (Dunayev) против Российской Федерации”

(Жалоба N 70142/01)

Постановление Суда

Страсбург, 24 мая 2007 г.

Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукайдеса,

Н. Вайич,

А. Ковлера,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Е. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

посовещавшись за закрытыми дверями 3 мая 2007 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

Процедура

1. Дело было инициировано жалобой N 70142/01, поданной против властей Российской Федерации в Европейский Суд в соответствии состатьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) гражданином Российской Федерации Валентином Андреевичем Дунаевым 16 мая 2001 г.

2. Интересы заявителя, которому была предоставлена правовая помощь, представляли адвокаты из организации “Правовая инициатива по России” (Stichting Russian Justice Initiative) – неправительственной организации, имеющей штаб-квартиру в Нидерландах и представительство в Российской Федерации. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявитель утверждал, в частности, что имел место отказ в доступе к суду в связи с отказом суда кассационной инстанции рассмотреть во время судебного заседания письменное ходатайство заявителя.

4. 2 февраля 2006 г. Европейский Суд признал жалобу частично приемлемой для рассмотрения по существу.

5. Палата Европейского Суда, проконсультировавшись со сторонами, решила, что не требовалось проведения слушаний по существу дела (пункт 3 правила 59 Регламента Европейского Суда in fine). Стороны в письменной форме ответили на замечания друг друга.

6. Заявитель родился в 1938 году и проживает в Тульской области.

Факты

I. Обстоятельства дела

7. Заявитель подал гражданский иск в суды г. Москвы, в 300 километрах от места его проживания. Он подал иск против Министерства финансов Российский Федерации и Министерства обороны Российский Федерации в связи с военными операциями в Чеченской Республике, проведенными в 1995 году. В частности, он утверждал, что его имущество, включая квартиру, было уничтожено во время наступления федеральных Вооруженных Сил на центр г. Грозного в январе 1995 г., и требовал компенсации материального ущерба. Заявитель утверждал, что ущерб был причинен в результате использования государством источника повышенной опасности, а именно оружия и военной техники, и что поэтому он имел право на компенсацию согласно соответствующим положениям закона, не будучи обязанным доказывать вину ответчика. Заявитель также утверждал, что перенес моральные страдания, когда ему пришлось проживать в зоне действующего военного конфликта, и требовал компенсации морального вреда в этой связи.

8. 14 декабря 2000 г. Басманный районный суд г. Москвы (районный суд) рассмотрел иск заявителя. Суд признал, что имущество заявителя было уничтожено в результате военных действий в 1995 году, однако отметил, что заявитель не доказал, что его имущество было уничтожено Вооруженными Силами Российский Федерации, а не группами боевиков, поскольку обе стороны конфликта использовали оружие и боеприпасы одного образца. Басманный районный суд г. Москвы также отметил, что в соответствии со статьями 1069-1071 Гражданского кодекса Российский Федерации государство несло ответственность только за незаконные действия его должностных лиц. Суд также отметил, что военная операция в Чеченской Республике была начата указами Президента Российский Федерации и постановлениями Правительства Российский Федерации, которые были признаны Конституционным Судом Российский Федерации соответствующими Конституции Российский Федерации и сохраняли свою юридическую силу. Следовательно, Басманный районный суд г. Москвы пришел к выводу, что действия Вооруженных Сил Российский Федерации в Чеченской Республике были законными и отклонил требование заявителя о компенсации материального ущерба и морального вреда.

9. В тот же день заявитель подал краткую (предварительную) кассационную жалобу, в которой он просил суд кассационной инстанции отменить решение и вернуть дело на новое рассмотрение. Он также сообщил о своем намерении подать полную (подробную) жалобу после ознакомления с текстом протокола судебного заседания суда первой инстанции и получения полной копии судебного решения. После этого заявитель отбыл к своему месту жительства.

10. В письме от 20 декабря 2000 г. Басманный районный суд г. Москвы сообщил заявителю, что он мог получить полную копию судебного решения от 14 декабря 2000 г. и ознакомиться с материалами дела в канцелярии суда.

11. 21 декабря 2000 г. заявитель письменно запросил в Басманном районном суде г. Москвы копию протокола судебного заседания от 14 декабря 2000 г. и документа, представленного ответчиком в судебном заседании. Заявитель утверждает, что он так и не получил ответа на этот запрос.

12. 17 января 2001 г. заявитель направил в Басманный районный суд г. Москвы еще один запрос, который также остался без ответа.

13. Письмом от 14 февраля 2001 г. Басманный районный суд г. Москвы направил заявителю копию судебного решения от 14 декабря 2000 г. и сообщил ему, что рассмотрение его кассационной жалобы было назначено на 28 февраля 2001 г. Заявитель получил это письмо 21 февраля 2001 г.

14. 27 февраля 2001 г. заявитель подготовил полную кассационную жалобу, в которой он утверждал, что суд первой инстанции не установил все существенные факты и обстоятельства дела, что ответчики не представили ни одного доказательства, опровергающего доводы заявителя, и что, поэтому, судебное решение от 14 декабря 2000 г. являлось необоснованным и подлежало отклонению. Он также повторил, что его имущество было уничтожено во время наступательной военной операции в январе 1995 г. и что в соответствии с законодательством Российский Федерации он имел право на компенсацию материального ущерба. Он также утверждал, что ему были причинены моральные страдания, когда ему пришлось проживать в зоне активных военных действий, и поэтому он имел право на компенсацию морального вреда. Заявитель также утверждал, что когда Басманный районный суд г. Москвы установил, что его (заявителя) имущество было действительно уничтожено, суд должен был также указать, кто будет компенсировать причиненный заявителю ущерб. В связи с этим заявитель утверждал, что, поскольку военная операция в Чеченской Республике была начата Российской Федерацией, именно государство должно было компенсировать ему причиненный ущерб. Заявитель также настаивал, что во время военных операций государство использовало источник повышенной опасности, а именно тяжелую артиллерию и иное оружие массового поражения, и что в соответствии с российским законодательством с него (заявителя) снималось бремя доказывания вины ответчиков в причинении ему ущерба.

15. В конце жалобы заявитель представил список поданных документов, а именно три копии полной кассационной жалобы от 27 февраля 2001 г., копию краткой кассационной жалобы от 14 декабря 2000 г., копию судебного решения от 4 декабря 2000 г., ходатайство об освобождении от уплаты государственной пошлины, копию справки об уровне инфляции в Российский Федерации в 1995-2000 годах и копию повестки о явке в заседание суда кассационной инстанции, а также конверт, в котором повестка была отправлена, со штампом даты получения.

16. Заявитель утверждает, что за несколько часов до начала судебного заседания 28 февраля 2001 г. он попытался подать полную кассационную жалобу в канцелярию Московского городского суда и ознакомиться там же с материалами дела, однако ему не позволили этого сделать. Затем он попытался подать полную кассационную жалобу во время судебного заседания, но председательствующий судья отказал в этой просьбе.

17. Власти Российский Федерации сослались на информацию из Верховного Суда Российский Федерации о том, что кассационная жалоба заявителя от 27 февраля 2001 г. была принята и рассмотрена Московским городским судом. Власти не указали дату получения жалобы заявителя и ее регистрации в канцелярии Московского городского суда.

18. Определением от 28 февраля 2001 г. судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда оставила судебное решение от 14 декабря 2000 г. без изменения. Заявитель присутствовал в судебном заседании и озвучил свои доводы. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда определила, что выводы нижестоящего суда являлись правильными и обоснованными, поскольку заявитель не представил никаких доказательств того, что действия Вооруженных Сил Российский Федерации на территории Чеченской Республики являлись незаконными или что предполагаемый ущерб был причинен именно Вооруженными Силами Российский Федерации, а не боевиками. Суд кассационной инстанции также рассмотрел довод заявителя о том, что использованное оружие поражало массовые цели и что поэтому ущерб должен был быть компенсирован независимо от вины ответчика. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда отметила, что этот довод не являлся основанием для отмены решения суда первой инстанции, поскольку согласно постановлению Пленума Верховного Суда Российский Федерации огнестрельное оружие не могло рассматриваться как оружие массового поражения, так что иск о компенсации ущерба, причиненного применением огнестрельного оружия, мог быть удовлетворен только при наличии вины ответчика. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда пришла к выводу о том, что:

“Доводы, представленные в кассационной жалобе, не указывают ни на какие обстоятельства, которые не были бы рассмотрены судом [первой инстанции] или которые опровергали бы выводы, изложенные в судебном решении. Они направлены на иную оценку представленных доказательств и не могут служить основанием для отмены судебного решения”.

19. 1 марта 2001 г. заявитель направил письмо председателю Московского городского суда, обжалуя отказ рассмотреть его полную кассационную жалобу, которую он подал председательствовавшему судье в судебном заседании 28 февраля 2001 г., и требуя, чтобы эта жалоба была зарегистрирована и ему была бы направлена копия судебного определения от 28 февраля 2001 г.

20. Письмом от 26 марта 2001 г. Басманный районный суд г. Москвы без дальнейших разъяснений направил заявителю запрашиваемую копию судебного определения.

В. Документы, представленные властями Российской Федерации

21. Чтобы рассмотреть жалобу заявителя по существу, Европейский Суд на стадии исследования вопроса о приемлемости жалобы предложил властям Российской Федерации представить письменные доказательства, поясняющие, была ли полная кассационная жалоба заявителя получена и зарегистрирована в Московском городском суде.

22. В ответ власти Российский Федерации представили копию краткой кассационной жалобы заявителя от 14 декабря 2000 г. и его полной кассационной жалобы от 27 февраля 2001 г.

23. На первом документе, который датирован и подписан заявителем, имеется штамп Басманного районного суда г. Москвы с порядковым номером и датой “14 декабря 2000 г.”. Имеется также ряд надписей, сделанных от руки, дат и подписей, из которых явно следует, что этот документ был направлен в Московский городской суд и получен там.

24. На копии полной кассационной жалобы, датированной и подписанной заявителем, нет официальных штампов или дат, которые бы указали, был ли этот документ получен Московский городским судом и, если да, когда это произошло. Список приложений в конце жалобы перечеркнут и рядом от руки написано “отказано”. Дата “отказа” отсутствует, но подпись очень похожа на подпись председательствующего судьи на копии кассационного определения от 28 февраля 2001 г.

II. Применимое внутригосударственное законодательство

Гражданский процессуальный кодекс РСФСР (1964 года) в редакции, действовавшей в рассматриваемое время.

25. Статья 282 закрепляла право стороны процесса и иных участников процесса обжаловать решение суда первой инстанции.

26. Статья 283 закрепляла, что обычно кассационная жалоба приносилась через суд первой инстанции, вынесший решение. Однако факт направления жалобы непосредственно в суд кассационной инстанции не являлся препятствием для рассмотрения жалобы.

27. Согласно статье 284 жалоба могла быть подана в течение 10 дней после вынесения судом первой инстанции решения в окончательной форме.

28. Статья 286 закрепляла ряд формальных требований для подачи кассационной жалобы. В частности, в жалобе должен был быть указан суд, которому она адресовалась, имя лица, подающего жалобу, обжалуемое судебное решение и суд, который вынес это решение, основания обжалования и список приложенных документов. Лицо, подающее жалобу, не могло ссылаться на новые доказательства, которые не были предметом исследования в суде первой инстанции, если только он/она не могли доказать, что представить это доказательство в суд первой инстанции не представлялось возможным.

29. Статья 291 закрепляла право противоположной стороны представить письменные замечания на кассационную жалобу.

Право

I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции

30. Заявитель обжаловал то обстоятельство, что ему было отказано в возможности подать в кассационный суд письменную жалобу, содержащую подробное изложение его доводов. Он ссылался на пункт 1 статьи 6Конвенции, которая в части, имеющей отношение к настоящему делу, звучит следующим образом:

Пункт 1 статьи 6 Конвенции

“Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях_ имеет право на справедливое_ разбирательство дела_ судом_”.

А. Доводы сторон

31. Заявитель настаивал, что ему позволили подать только краткую кассационную жалобу, в которой указывалось всего лишь на то, что заявитель собирался подать полную кассационную жалобу после получения полной копии судебного решения от 14 декабря 2000 г. и протокола судебного заседания. Он утверждал, что 28 февраля 2001 г., незадолго до начала заседания суда кассационной инстанции, он попытался подать свою полную кассационную жалобу от 27 февраля 2001 г., однако канцелярия Московского городского суда отказала ему в этом. Заявитель также утверждал, что во время судебного заседания он подал полную кассационную жалобу председательствовавшему судье, который отказался ее рассматривать. Поэтому заявитель утверждал, что, хотя он присутствовал в судебном заседании суда кассационной инстанции, его право на доступ к суду, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, было, тем не менее, неоправданно ограничено отсутствием у него возможности добиться рассмотрения его полной кассационной жалобы Московским городским судом.

32. В меморандуме от 9 июня 2005 г. власти Российский Федерации, ссылаясь на информацию из Верховного Суда Российский Федерации, утверждали, что обычно протокол заседания суда кассационной инстанции не ведется и что, возможно, Московский городской суд рассмотрел и отклонил ходатайство заявителя о подаче полной кассационной жалобы во время судебного заседания

28 февраля 2001 г. Тем не менее суд кассационной инстанции рассмотрел краткую кассационную жалобу, которую заявитель подал ранее.

33. В меморандуме от 3 мая 2006 г., представленном после вынесения Европейским Судом решения о приемлемости жалобы, власти Российский Федерации утверждали, что, по информации Верховного Суда Российский Федерации, Московский городской суд принял кассационную жалобу заявителя от 27 февраля 2001 г. и приобщил ее к материалам дела. Они также отметили, что заявитель присутствовал в судебном заседании 28 февраля 2001 г. и мог озвучить свои доводы. Московский городской суд “[принял во] внимание доводы, представленные заявителем в полной кассационной жалобе”. Следовательно, власти Российский Федерации утверждали, что право заявителя на доступ к суду не было нарушено.

В. Мнение Европейского Суда

34. Европейский Суд повторяет, что статья 6 Конвенции не вынуждает Договаривающиеся Государства устанавливать систему апелляционных или кассационных судов. Однако если такие суды существуют, то должны соблюдаться гарантии, закрепленные статьей 6Конвенции, например, что сторонам процесса гарантируется право на доступ к суду (Постановление Европейского Суда по делу “Бруалла Гомес де ла Торре против Испании” (Brualla Gomez de la Torre v. Spain) от 19 декабря 1997 г., Reports of Judgments and Decisions 1997-VIII, p. 2956, §37, и Постановление Европейского Суда по делу “Козлица против Хорватии” (Kozlica v. Croatia) от 2 ноября 2006 г., жалоба N 29182/03, §32). Право на доступ к суду по своей природе требует регулирования со стороны государства и может быть ограничено. Тем не менее применяемые ограничения не должны уменьшать обеспеченный лицу доступ таким образом и в такой степени, которые нарушали бы саму суть этого права (см. среди других примеров Постановление Европейского Суда по делу “Кройц против Польши” (Kreuz v. Poland), жалоба N 28249/95, ECHR 2001-VI, §§52-57, и Постановление Европейского Суда по делу “Лиакопулу против Греции” (Liakopoulou v. Greece) от 24 мая 2006 г., жалоба N 20627/04, §§19-25).

35. Возвращаясь к настоящему делу, Европейский Суд отмечает, что стороны разошлись во мнениях относительно того, принял ли Московский городской суд кассационную жалобу заявителя от 27 февраля 2001 г. и рассмотрел ли он ее. Европейский Суд обращает внимание на то обстоятельство, что власти Российской Федерации представили копию кассационной жалобы заявителя, которая, предположительно, была приобщена к материалам дела и рассмотрена Московским городским судом. Европейский Суд отмечает, что на этой копии нет ни официального штампа, ни иной официальной отметки, которая бы указывала, когда именно жалоба была получена или зарегистрирована судом или под каким номером она была зарегистрирована. Иными словами, на копии кассационной жалобы заявителя, представленной властями Российский Федерации, нет никаких отметок о том, что сама жалоба была бы в действительности зарегистрирована и принята к рассмотрению. Более того, на представленной властями Российской Федерации копии жалобы, в конце документа, имеется надпись “отказано” и подпись, похожая на подпись председательствовавшего судьи. Даже если точный смысл надписи неясен, она явно не может означать, что жалоба заявителя была принята к рассмотрению.

36. При таких обстоятельствах Европейский Суд полагает, что доводы властей Российский Федерации являются неубедительными, и считает установленным с достаточной степенью ясности, что Московский городской суд отказал в принятии к рассмотрению жалобы заявителя от 27 февраля 2001 г. По мнению Европейского Суда, такой отказ является ограничением права заявителя на доступ к суду.

37. Европейский Суд также отмечает, что, несмотря на соответствующие запросы заявителя, власти Российский Федерации не объяснили, по какой причине кассационная жалоба заявителя от 27 февраля 2001 г. не была принята к рассмотрению. Европейский Суд также отмечает непоследовательную позицию властей Российский Федерации по данному вопросу. Действительно, изначально они не оспаривали, что жалоба заявителя от 27 февраля 2001 г. не была принята к рассмотрению, однако утверждали, что Московский городской суд, вероятно, формально отклонил ходатайство заявителя о рассмотрении этой жалобы. Они не представили какого-либо объяснения действий соответствующих органов государственной власти, несмотря на соответствующий запрос Европейского Суда, и в итоге изменили свою позицию, настаивая, что жалоба заявителя была рассмотрена.

38. В отсутствие убедительных объяснений ограничения права заявителя на доступ к суду в ходе кассационного судопроизводства Европейский Суд полагает, что в этом отношении имело место нарушениепункта 1 статьи 6 Конвенции.

II. Применение статьи 41 Конвенции

39. Статья 41 Конвенции гласит:

“Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции илиПротоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне”.

А. Ущерб

40. Заявитель требовал 307 067 долларов США в качестве компенсации материального ущерба и 1 000 000 долларов США в качестве компенсации морального вреда. Власти Российский Федерации утверждали, что требования заявителя не имеют причинно-следственной связи с предполагаемыми нарушениями, и настаивали, что установление факта нарушения являлось бы достаточной справедливой компенсацией в данном деле.

41. Принимая во внимание обстоятельства дела, Европейский Суд признает довод властей Российский Федерации и отмечает, что между установленным нарушением и объемной суммой компенсации материального ущерба отсутствует причинно-следственная связь. Европейский Суд также полагает, что заявителю, должно быть, были причинены страдания и переживания, вытекающие из неоправданного ограничения права на доступ к суду, и что это обстоятельство не может быть в достаточной мере компенсировано фактом установления нарушения. Однако требуемая сумма, по-видимому, является чрезмерной. Принимая во внимание существенные обстоятельства данного дела и основывая свое решение на принципе справедливости, Европейский Суд присуждает 2 000 евро в качестве компенсации морального вреда плюс любой налог, который может быть взыскан с этой суммы.

В. Судебные расходы и издержки

42. Заявитель также требовал 1 570,54 рубля в качестве компенсации расходов и издержек, понесенных в национальных судах. Власти Российской Федерации не представили особых замечаний в связи с этим требованием.

43. Согласно правоприменительной практике Европейского Суда, заявитель имеет право на компенсацию судебных расходов и издержек, только если докажет, что они были понесены в действительности и по необходимости и являлись разумными по количеству. В данном деле, принимая во внимание представленную ему информацию и указанные критерии, Европейский Суд полагает разумным присудить заявителю полностью требуемую им сумму. Следовательно, он присуждает заявителю 1 570,54 рубля в качестве компенсации расходов и издержек, понесенных в национальных судах плюс любые налоги, включая налог на добавленную стоимость, которые могут быть взысканы с этой суммы.

С. Процентная ставка при просрочке платежей

44. Европейский Суд счел уместным, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.

На основании изложенного суд единогласно:

1) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6Конвенции;

2) постановил:

(a) что государство-ответчик в течение трех месяцев со дня вступления данного постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции должно выплатить заявителю следующие суммы:

(i) 2 000 (две тысячи) евро в качестве компенсации морального вреда;

(ii) 1 570,54 (одна тысяча пятьсот семьдесят рублей пятьдесят четыре копейки) рубля в качестве компенсации судебных расходов и издержек;

(iii) любые налоги, которые могут быть взысканы с этих сумм;

(b) что по истечении указанного трехмесячного срока и до произведения окончательной выплаты на указанную сумму начисляется простой процент в размере предельной годовой ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента;

3) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 24 мая 2007 г. в соответствии с пунктами 2и 3 правила 77 Регламента Суда.

   

Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен

   

Председатель Палаты Суда

Христос Розакис