Мала против Украины

Дата: 03.07.2014
Країна: Украина
Судовий орган: Европейский суд по правам человека
Номер справи: 4436/07
Коротко: Нарушение статьи 6 § 1: право на справедливый суд

© Перевод Украинского Хельсинского союза по правам человека

Официальное цитирование – Mala v. Ukraine, no. 4436/07, § …, 3 July 2014

Официальный текст (англ.)

 

ПЯТАЯ СЕКЦИЯ

МАЛА ПРОТИВ УКРАИНЫ

(Заявление № 4436/07)

РЕШЕНИЕ

СТРАСБУРГ

3 июля 2014

Это решение станет окончательным при условиях, изложенных в Статье 44 §2 Конвенции. Оно может быть отредактировано.

По делу Мала против Украины,

Европейский Суд по правам человека (Пятая секция), заседая
Палатой в составе:
Mark Villiger, Председатель, Angelika Nußberger,
Boštjan M. Zupančič,
Ann Power-Forde,
Ganna Yudkivska, Helena Jäderblom,
Aleš Pejchal, судьи,
и Claudia Westerdiek, Секретарь секции,
Рассмотрев дело в закрытом заседании 3 июля 2014 года,
Провозглашает следующее решение, принятое в этот день:

ПРОЦЕДУРА

1. Данное дело основано на заявлении (№ 4436/07) против Украины, поданном в Суд в соответствии со статей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция») гражданкой Украины, г-жой Анжелой Владимировной Мала (далее – «заявительница»), 4 января 2007 года.

2. Заявительница была представлена г-кой С. M. Каплуновой, адвокат, практикующий в Запорожье. Украинское правительство (далее «Правительство») представлял его уполномоченный г-н Н. Кульчицкий.

3. Заявительница жаловалась, что национальные судопроизводства, инициированное ею против бывшего мужа касательно взыскания задолженности и неустойки по алиментам на ребенка, были несправедливыми.

4. 2 января 2012 года Правительство было уведомлено о данной жалобе.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявительница родилась в 1968 году и проживает в г. Запорожье.

6. 4 января 1994 года Ленинский районный суд г. Запорожья вынес решение о выплате С., бывшем мужем заявительницы, алиментов на содержание их дочери, которая жила с заявительницей.

A. Отчеты государственного исполнителя о задолженности по алиментам на ребенка

7. Согласно отчету государственного исполнителя от 24 января 2006 года сумма непогашенной задолженности заявителем на эту дату была равна 7546 украинских гривен, что в то время было эквивалентно примерно 1200 евро, из которых 2052 гривны (около 330 евро) были задолженностью за 2005 год. Расчеты государственного исполнителя были основаны на средних показателях заработной платы в районе, где проживал С., так как он был в то время безработным.

8. 1 апреля 2006 года тот же государственный исполнитель составил новый отчет, оценив общую сумму задолженности, состоянием на 31 марта 2006 года, в 667, 50 гривен. Сумма задолженности за 2005 год была оценена в 480 гривен. Государственный исполнитель пересчитал раннее определенную минимальную сумму на основании налоговой декларации, представленной бывшим мужем заявительницы за последний квартал 2005 года, где указывалось, что он заработал за тот период 3000 гривен. Рассмотрев эту сумму как его фактический заработок за весь год, что было ниже, чем средняя зарплата, на основании которой был проведен иной расчет задолженности.

9. 4 апреля 2006 года отчет от 1 апреля 2006 года был вручен заявительнице, у которой было десять дней на его обжалование.

10. 11 апреля 2006 года заявительница пыталась оспорить правильность отчета в Хортицкий районный суде г. Запорожье («Хортицикий суд»).

11. 24 мая 2006 года Хортицкий суд удовлетворил ее жалобу и отменил оспариваемый отчет, признав его недействительным. Суд пришел к выводу, что у государственного исполнителя не было никаких причин отменять отчет, выданный им ранее, так как налоговая декларация, представленная С., касалась только последнего квартала 2005 года. В связи с тем, что решение не было обжаловано, оно стало окончательным.

12. 6 июня 2006 года государственный исполнитель составил еще один отчет, согласно которому задолженная заявительнице сумма алиментов на ребенка на тот день составляла 7671 украинских гривен, из которых 2358 гривен были задолженностью за 2005 год.

13. 29 июля 2006 года государственный исполнитель пересчитал задолженность С. в отношении заявительницы, заключив, что, состоянием на 1 июня 2006 года, сумма задолженности составляет 6606 гривен (так как С. производил некоторые платежи в течение того года), из которой 2358 гривен было за 2005 год.

14. 19 октября 2006 года исполнительная служба закрыла производство касательно взыскания алиментов на ребенка, по той причине, что 2 октября того же года дочь заявительницы достигла совершеннолетия. Государственный исполнитель оценил невыплаченную задолженность состоянием на 2 октября 2006 года в 8,637.32 гривен (что эквивалентно на тот момент примерно 1300 евро); сумма задолженности за 2005 год осталась без изменений (2358 гривен, что на то время было эквивалентно 330 евро). Ни заявитель, ни ее бывший муж не оспорили вышеуказанную сумму задолженности.

B. Взыскание неустойки (первое судопроизводство)

15. 26 января 2006 года заявительница подала гражданский иск против С. о взыскании неустойки за просрочку в выплате алиментов на ребенка (см. пункт 7 выше).

16. 16 марта 2006 года суд отложил слушание по ходатайству заявительницы с целью вызова государственного исполнителя, который составил вышеупомянутые отчеты. С. не возражал против этого, но просил пересчета его задолженности перед заявительницей.

17. 3 апреля 2006 года Хортицкий суд частично удовлетворил иск заявительницы и присудил ей 141,58 гривен (около 22 евро) в качестве неустойки, которую должен был выплатить ее бывший муж. Суд основывал свой расчет, в той мере, как затрагивалась задолженность за 2005 год, на отчете государственного исполнителя от 1 апреля 2006 год (см. пункт 8 выше), который был им представлен на слушаниях 3 апреля 2006 года. Принимая во внимание объяснения государственного исполнителя о причинах перерасчета, суд установил, что вышеупомянутый отчет превосходит по важности отчет от 24 января 2006 года, на который ссылалась заявительница. Согласно протоколу судебного заседания, заявительница не возражала против завершения рассмотрения дела по существу, но настаивала на том, чтобы суд опирался на отчет, предоставленный ею.

18. 12 апреля 2006 года заявительница подала апелляцию, утверждая, что суд ошибочно полагался на отчет от 1 апреля 2006 года, который она получила только 3 апреля, в день, когда суд принял решение. Она также отметила, что в том отчете не было указано, что она получила его на следующий день (4 апреля 2006 года) и что она обжаловала его в установленном порядке (см. пункты 9 и 10 выше).

19. 23 мая 2006 года апелляционный суд Запорожский области («Апелляционный суд») оставил в силе решение Хортицкого суда от 3 апреля 2006 года. Также суд установил, не углубляясь в подробности, что суд первой инстанции справедливо полагался на отчет государственного исполнителя от 1 апреля 2006 года.

20. Заявительница потребовала в кассационном порядке отмены решений от 3 апреля и 23 мая 2006 года и нового рассмотрения дела. Она жаловалась, что суды проигнорировали, без каких-либо объяснений, важные доказательства, предоставленные ей, а именно отчет государственного исполнителя от 24 января 2006 года. Этот отчет не был оспорен ни одной из сторон и является окончательным. Она повторно использовала аргументы в своей жалобе касательно отчета государственного исполнителя от 1 апреля 2006 года (см. пункт 18 выше), указывая на то, что ее иск касательно этого отчета был удовлетворен и он был признан недействительным 24 мая 2006 года.

21. 21 ноября 2006 года Верховный суд, в составе единоличного судьи, отклонил ее просьбу о кассационном рассмотрении. Свое решение суд обосновал тем, что кассационная жалоба является необоснованной, и что ее аргументация не служит основанием для пересмотра материалов дела в соответствии со статьей 328 § 3 Гражданского процессуального кодекса (см. пункт 29 ниже).

C. Взыскание задолженности (второе судопроизводство)

22. 21 ноября 2006 года заявительница подала в Хортицкий суд гражданский иск против своего бывшего мужа о взыскании задолженности по алиментам на детей в соответствии с подсчетами государственного исполнителя от 19 октября 2006 года (см. пункт 14 выше), с инфляционной корректировкой и дополнительной неустойкой.

23. 22 января 2007 года суд вынес решение против заявительницы. Он постановил, что исполнительная служба уже определила непогашенные задолженности, которые С. должен выплатить (8,637.32 гривен – см. пункт 14 выше), и что заявительница не имеет права на какую-либо дальнейшую индексацию или неустойку.

24. В ответ на апелляцию заявительницы, 26 апреля 2006 года апелляционный суд отменил это решение и обязал бывшего мужа заявительницы выплатить ей 4964 гривен, которые он ей задолжал (эквивалентно примерно 740 евро). Что касается задолженности за 2005 год, то суд опирался на решение Хортицкого суда от 1 апреля 2006 года (см. пункты 8 и 17 выше).

25. Заявительница подала кассационную жалобу. Она утверждала, что окончательная сумма непогашенной задолженности алиментов, которую С. ей задолжал, состоянием на 2 октября, была эквивалентна 1290 евро или 8,637.32 гривен. Заявительница подчеркнула, что ни одна из сторон не оспаривала правильность этого расчета. Апелляционный суд, тем не менее, принял решение положится на предыдущий отчет государственного исполнителя от 1 апреля 2006 года, который был признан недействительным Хортицким судом 24 мая 2006 года, после того как заявительница подала жалобу.

26. 19 июля 2007 года Верховный суд, заседая в составе единоличного судьи, отклонил ее просьбу о кассационном рассмотрении. Аргументация суда была идентичной, аргументации указанной в постановлении от 21 ноября 2006 года (см. пункт 21 выше).

D. Другие судопроизводства

27. 28 апреля 2006 года заявительница подала гражданский иск в Хортицикий суд, требуя повышения размера алиментов на детей, которые должен выплачивать ее муж с той даты и в последующем.

28. 20 июня 2006 года суд удовлетворил ее иск частично и оценил сумму ежемесячного содержания ребенка в 165 гривен, которые должны быть выплачены в период с 3 мая по 2 октября того же года, до того времени пока их дочь не достигнет совершеннолетия. Никаких жалоб подано не было и решение стало окончательным.

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В РАССМАТРИВАЕМЫЙ ПЕРИОД ВРЕМЕНИ

A. Гражданский процессуальный кодекс (принят 1 января 2005 года)

29. Соответствующие положения гласят:

Статья 213: Законность и обоснованность решения суда

«1. Решение суда должно быть законным и обоснованным.

2. Законным является решение, которым суд, выполнив все требования гражданского судопроизводства, решил дело согласно закону.

3. Обоснованным является решение, принятое на основе полно и всесторонне выясненных обстоятельств, на которые стороны ссылаются как на основание своих требований и возражений, подтвержденных теми доказательствами, которые были исследованы в судебном заседании.»

Статья 328: Открытие кассационного производства по делу
«…
3. Судья-докладчик отказывает в открытии кассационного производства по делу если:

… (5) кассационная жалоба является необоснованной и изложенные в ней доводы не вызывают необходимости проверки материалов дела.»

Статья 335: Пределы рассмотрения дела судом кассационной инстанции

«1. При рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет в пределах кассационной жалобы правильность применения судом первой или апелляционной инстанции норм материального или процессуального права и не может устанавливать или (и) считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или отвергнуты им, решать вопрос о достоверности или недостоверности того или иного доказательства…

2. Кассационный суд проверяет законность судебных решений лишь в пределах исковых требований, заявленных в суде первой инстанции.

3. Суд не ограничен доводами кассационной жалобы, если при рассмотрении дела будет выявлено неправильное применение норм материального права или нарушение норм процессуального права, которые являются обязательным основанием для отмены решения.»

Статья 336: Полномочия суда кассационной инстанции

“1. По результатам рассмотрения кассационной жалобы на решение суд кассационной инстанции вправе:

(1) вынести определение об отклонении кассационной жалобы и оставлении решения без изменений;

(2) вынести постановление о полной или частичной отмене решения и передать дело на новое рассмотрение в суд первой или апелляционной инстанции;

(3) вынести определение об отмене решение апелляционного суда и оставить в силе судебное решение суда первой инстанции, которое было ошибочно отменено апелляционным судом;

(4) вынести определение об отмене судебных решений и закрыть производство по делу либо оставить заявление без рассмотрение;

(5) отменить судебные решения и принять новое решение или изменить решение, не передавая дело на новое рассмотрение…”

30. Научно практический комментарий Гражданско-процессуального кодекса Украины (Цивільний процесуальний кодекс України: Науково- практичний коментар. – У 2 т. / За заг. ред. С.Я. Фурси. – К.: Видавець Фурса С.Я: КНТ, 2007) разъясняет в отношении статьи 335:

«… при проверке судов [низшей инстанции] правильно ли суды применили Гражданский процессуальный кодекс, суд кассационной инстанции обязан проверить являются ли [их] решения аргументированными, потому что это есть требованием процессуального права, предусмотренного в статье 213 кодекса.»

B. Семейный кодекс 2002 года

31. Соответствующая часть статьи 194, которая касается взыскания алиментов за прошедшее время и задолженности по алиментам:

«4. Задолженность по алиментам взимается независимо от достижения ребенком совершеннолетия…»

C. Закон об исполнительном производстве 1999 года

32. Соответствующие положения гласят:

Статья 37: Обстоятельства, обусловливающие обязательное приостановление исполнительного производства

«Исполнительное производство подлежит обязательному приостановлению в случае:

… (6) [где] законный срок для данного вида взыскания истек; …»

ПРАВО

I. ЗАЯВЛЕННОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 § 1 КОНВЕНЦИИ

33. Заявительница жаловалась на несправедливость в первом и втором судопроизводствах. Она ссылалась на статью 6 § 1 Конвенции, соответствующая часть которой гласит:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях … имеет право на справедливое… разбирательство … судом …»

A. Приемлемость

34. Правительство утверждало, что заявительница не исчерпала внутренние средства правовой защиты в отношении ее жалобы касательно несправедливости в первом судопроизводстве.

35. В соответствии с его утверждениями, если бы она хотела, чтобы суды полагались на отчет государственного исполнителя от 1 апреля 2006 года, она могла бы попросить, чтобы разбирательство приостановили до тех пор пока она не получит результатов по своей жалобе касательно этого отчета.

36. Правительство продолжало утверждать, что, поскольку заявительница не заявила такого ходатайства, то ничего не помешало суду первой инстанции и апелляционному суду опираться на отчет, который был действительным на момент, когда суд принимал решение.

37. Заявительница не согласилась с заявлениями Правительства.

38. Суд напоминает, что правило об исчерпании внутренних средств правовой защиты, указанных в статье 35 § 1 Конвенции обязывает заявителей сначала использовать средства правовой защиты, которые обычно доступны и достаточны в рамках национальной правовой системы, чтобы они могли получать компенсацию за заявленные нарушения. Существование средств правовой защиты должно быть достаточно определенными, как на практике, так и в теории, в противном случае они не будут иметь необходимую доступность и эффективность (см. Akdivar and Others v. Turkey, 16 September 1996, §§ 65-66, Reports of Judgments and Decisions 1996-IV).

39. Суд рассматривал вопрос об исчерпании внутренних средств правовой защиты в контексте гражданского судопроизводства в Украине много раз. Суд счел, что, в соответствии с действующим процессуальным законодательством, обращение в апелляционный суд и Верховный суд, в качестве суда кассационной инстанции, являются эффективными средствами правовой защиты, которые должны быть исчерпаны, прежде чем дело попадет в Суд (см., for example, Vorobyeva v. Ukraine (dec.), no. 27517/02, 17 December 2002; Balyuk v. Ukraine (dec.), no. 17696/02,6 September 2005; Golovko v. Ukraine, no. 39161/02, § 43, 1 February 2007; and Bashchenko v. Ukraine (dec.), no. 61484/10, 3 April 2012).

40. Суд отмечает, что заявительница в настоящем деле подала иск в национальные суды трех инстанций. Поэтому, Суд считает, что она выполнила требования исчерпания внутренних средств правовой защиты. Ее безуспешные попытки использовать промежуточные процессуальные средства, как отмечено Правительством, не имеют отношения к этому выводу.

41. Следовательно, Суд отклоняет возражения Правительства.

42. Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу статьи 35 § 3 (а) Конвенции. Кроме того, Суд отмечает, что она не является неприемлемой и по другим основаниям. Поэтому она должна быть признана приемлемой.

B. Существо дела

1. Аргументы сторон

43. Заявительница жаловалась, что решения национальных судов в обоих разбирательствах были плохо обоснованными. В частности, она утверждала, что суды руководствовались в произвольном порядке и с полным пренебрежением ее конкретными и соответствующими аргументами касательно отчета государственного исполнителя от 1 апреля 2006 года, который был ключевым доказательством, даже будучи недействительным на момент, когда первые судопроизводство завершилось, а второе было начато.

44. Правительство утверждало, что судопроизводства по делу заявительницы были справедливыми.

45. Что касается первого судопроизводства, Правительство обратило внимание Суда на то, что на момент вынесения решения судом первой инстанции и апелляционным судом, оспариваемый отчет государственного исполнителя еще был действительным. В той мере, что касается рассмотрения кассационной жалобы заявительницы, Правительство отметило, что компетенция Верховного суда была ограничена положениями закона. Верховный суд правильно отклонил кассационную жалобу заявительницы как необоснованную.

46. Касательно второго судопроизводства Правительство утверждало, что заявительница не представила отчет государственного исполнителя от 24 мая 2006 года в суд первой инстанции для обоснования своей жалобы. Следовательно, Хортицкий суд просто не был уведомлен о том, что отчет от 1 апреля 2006 года был признан недействительным. Правительство далее утверждало, что заявительница приняла участие только в нескольких слушаниях в апелляционном суде, и таким образом упустила возможность предоставить свои аргументы. Они утверждали, что не было ничего произвольного в том, что апелляционный суд опирался на судебные решения от 3 апреля и 23 мая 2006 года, которые были приняты в первом судопроизводстве. В заключение, Правительство подтвердило свои вышеупомянутые аргументы относительно ограниченной компетенции Верховного суда.

2. Оценка Суда

(a) Общие принципы судебной практики

47. Суд повторяет, к его компетенции не относится рассматривание ошибок в фактах и законах, возможно совершенных в национальных судах, пока они в той или иной мере не могут нарушить права и свободы, защищаемые Конвенцией. Хотя статья 6 Конвенции гарантирует право на справедливое судебное разбирательство, она не устанавливает никаких правил относительно приемлемости доказательств или то, каким образом они должны быть оценены, что, первоначально, должно регулироваться национальным законодательством и национальными судами (см. García Ruiz v. Spain [GC], no. 30544/96, § 28, ECHR 1999-I). Точно также, в первую очередь национальные власти, в частности суды, толкуют внутреннее законодательство, и Суд не будет заменять его своей интерпретацией во избежание произвола. Задачей Суда остается установить, является ли судебное разбирательство справедливым в целом, в том числе то, каким образом были получены доказательства, и были ли процессуальные решения справедливыми (см. Tamminen v. Finland, no. 40847/98,§38,15 June 2004)

48. Основным в концепции справедливого судебного разбирательства, как в гражданском, так и в уголовной сфере судопроизводстве, является отсутствие запрета участнику процесса эффективно изложить свое дело в суде, и равные права в этом с противоположной стороной (см. Steel and Morris v. the United Kingdom, no. 68416/01, §59, ECHR 2005-II). Принцип равенства сторон требует «справедливого баланса между сторонами» и каждой из сторон должны быть предоставлены равные возможности по представлению дела в таком виде, который не ставит ее в существенно невыгодное положение по отношению к своему противнику (см. Batsanina v. Russia, no. 3932/02, § 22, 26 May 2009). Кроме того, принцип справедливости, закрепленный в статье 6 Конвенции, нарушается там, где национальные суды игнорируют некую определенную, соответствующую и важную мысль, высказанную заявителем (см. Pronina v. Ukraine, no. 63566/00, § 25, 18 July 2006, and Nechiporuk and Yonkalo v. Ukraine, no. 42310/04, § 280, 21 April 2011).

49. В заключение, в соответствии с прецедентным правом Суда, отражающим принцип, связанный с надлежащим отправлением правосудия, решения судов и трибуналов должны быть надлежащим образом обоснованы. Степень этой обязанности может варьироваться в зависимости от характера решения и должно быть определено в свете конкретных обстоятельств дела (см. García Ruiz, cited above, § 26, with further references).

(b) Применение вышеуказанных общих принципов к данному делу

50. Возвращаясь к данному делу, Суд отмечает, что ключевым вопросом в разбирательствах был размер задолженности по алиментам на ребенка, причитающихся заявительнице с ее бывшего мужа. Национальные суды имели два противоречивых вещественных доказательства: отчет государственного исполнителя от 24 января 2006 года, в котором оцененная сумма задолженности за 2005 год была равна 2052 гривнам, и другой отчет от 1 апреля 2006 года, в котором тот же вопрос оценен в 480 гривен (пункты 7 и 8 выше). Принимая решения, они основывались на последнем из двух отчетов.

51. Касательно первого судопроизводства, Суд отмечает, что первый из двух отчетов, приведенных заявительницей, был окончательным и не был обжалован ни одной из сторон. Что касается второго отчета, то он не был приведен в качестве доказательства до 3 апреля 2006 года, в день слушания, вконец которого суд первой инстанции вынес решение. Однако суд выбрал за основу второй отчет (от 1 апреля 2006 года). Принимая во внимание тот факт, что суд выслушал государственного исполнителя, который является автором обоих отчетов, от 24 января и 1 апреля 2006 года, суд не увидел никаких признаков недобросовестности в решении Хортицкого суда. Также Суд не упустил из внимания то, что согласно протоколу судебного заседания, заявительница не выразила намерения оспорить упомянутый отчет от 1 апреля 2996 года, и также не просила приостановить разбирательство, до того как этот отчет станет окончательным.

52. В свете этих соображений и учитывая, что основным для национальных судов является оценка доказательств (см. пункт 47выше), Суд не находит оснований критиковать вышеупомянутое обоснованное решение Хортицкого суда.

53.В то же время, Суд отмечает, что для органов, наделенных властными полномочиями, является важным давать, подробные и убедительные причины их отказа в принятии доказательств, предоставленных заявителем, особенно в том случае, когда доказательства имеют большое значение для исхода разбирательства, как в данном случае (см., например, Vitzthum v. Austria, no. 8140/04, § 33, 26 July2007).

54. Несмотря на то, что объяснения заявительницы о допуске неблагоприятного для нее отчета, качестве доказательства, и ее намерение оспорить его, не было четко сформулированы в суде первой инстанции, она указывала на этот имеющий отношение к делу и особый вопрос в своей жалобе (см. пункты 17 и 18 выше). Суд отмечает, однако, что апелляционный суд оставил его без оценки, таким образом, нарушив принципы надлежащего отправления правосудия, установленный в прецедентной практике Европейского Суда (см. пункты 19 и 48-49 выше).

55. Также этот вопрос не был рассмотрен в постановлении Верховного суда, который по своему характеру является более лаконичным и формальным, учитывая юрисдикцию третей инстанции, хотя в принципе, суды кассационной инстанции имеют право пересматривать обоснования нижестоящих судов (см. пункты 21 и 29-30 выше).

56. Суд также отмечает, что из кассационной жалобы заявительницы следует то, что, она проинформировала суды о решении от 24 мая 2006 года, что противоречит аргументу Правительства о том, что национальные суды не были уведомлены об этом решении.

57. Принимая во внимание все обстоятельства данного дела и, в частности, отсутствие оценки апелляционным судом ключевого аргумента заявительницы, который имел большое значение для исхода разбирательства, Суд считает, что первое судопроизводство не соответствовало принципу справедливости, закрепленного в статье 6 Конвенции.

58. Более того, нарушение в этом деле также поставило под вопросом справедливость второго судопроизводства. Таким образом, учитывая преюдициальный характер решений, принятых в рамках первого судебного разбирательства, суды в переделах второго судопроизводства должны были полагаться на недействительный отчет государственного исполнителя от 1 апреля 2006 года, вместо отчета от 19 октября 2006 года, представленного заявительницей в качестве окончательного документа, определяющего сумму задолженности.

59. В целом, Суд считает, что была нарушена статья 6 § 1 Конвенции в связи с несправедливостью в обоих судопроизводствах по делу заявительницы.

II. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

60. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутренне право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A. Компенсация вреда

61. Заявительница потребовала выплатить ей 89,830 в качестве возмещения материального вреда и 100,000 гривен в качестве возмещения нематериального вреда.

62. Правительство сочло эти требования неуместными, чрезмерными и необоснованными.

63. Суд не видит связи между нарушением и заявленным материальным ущербом, поэтому отклоняет это требование; однако Суд присуждает заявителю 900 евро в качестве возмещения нематериального вреда.

B. Компенсация расходов и издержек

64. Заявительница не требовала возмещения каких-либо издержек и расходов. Соответственно, Суд считает, что по данному вопросу присуждения каких-либо сумм не требуется.

C. Пеня

65. Суд считает разумным, что пеня должна быть основана на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка с добавлением трех процентных пунктов.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЭДИНОГЛАСНО

1. Объявляет большинством голосов жалобу приемлемой;

2. Постановляет четырьмя голосами против трех, что имело место нарушение статьи 6 § 1 Конвенции;

3. Постановляет, четырьмя голосами против трех
(a) что государство-ответчик должно выплатить заявительнице в течении трех месяцев с даты, когда судебное решение станет окончательным в соответствии со статьей 44 § 2 Конвенции, 900 евро (девятьсот евро), с добавлением любых налогов, которые может быть начислен, в качестве возмещения нематериального вреда конвертированные в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату выплаты;
(b) с момента истечения вышеупомянутых трех месяцев и до выплаты, на вышеуказанную сумму начисляется пеня, равная предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в период с добавлением трех процентных пунктов;

4. Отклоняет единогласно оставшуюся часть требований заявительницы относительно компенсации.

Составлено на английском языке и объявлено в письменном виде 3 июля 2014 года в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

Клаудия Вестердийк                                                                                                                                  Марк Виллигер

Секретарь                                                                                                                                                     Председатель

В соответствии со статьей 45 § 2 Конвенции и правилом 74 § 2 Регламента Суда, отдельные мнения судей Yudkivska, Power-Forde и Jäderblom прилагаются к данному решению.

                                                                                                                                                                                                          M.V.

                                                                                                                                                                                                         C.W.

ОТДЕЛЬНОЕ СОВМЕСТНОЕ МНЕНИЕ СУДЕЙ POWER-FORDE, YUDKIVSKA И JÄDERBLOM

Мы не можем разделить вывод большинства, что в данном деле была нарушена Статья 6 § 1.

Заявительница подала иск против своего бывшего мужа о взыскании неустойки за просрочку в выплате алиментов. Ее подсчеты основывались на отчете государственного исполнителя действительного в то время (пункт 7). Во время судебного заседания государственный исполнитель предоставил новый отчет, расчеты которого были основаны на новой информации, представленной ответчиком. Нет оснований предполагать, что в ходе судебного разбирательства заявительница не могла оспорить отчет или представить любые существующие данные. Судья выслушал обе стороны и государственного исполнителя, ответственного за вычисления, оценив материалы дела, принял свое решение; как и большинство, мы не видим причин обвинять суд первой инстанции. Тем не менее, большинство критиковало апелляционный суд, который отказался рассматривать утверждение заявительницы об отчете государственного исполнителя, который послужил основой для решения суда первой инстанции, что потом было оспорено заявительницей в отдельном производстве. По мнению большинства, этот отказ является нарушением применения принципов правосудия, установленного в прецедентной практике Европейского Суда (пункт 54). Мы не можем согласиться с этим выводом. Задачей апелляционного суда является исправление ошибок, которые были допущены в первой инстанции, и проверить, правильно ли был применен закон к конкретным фактам. Можно, конечно, принять во внимание новые факты; но решение, принятое по жалобе заявительницы касательно отчета государственного исполнителя, вынесено 24 мая 2006 года, в то время как апелляционный суд вынес свое решение днем раньше, 23 мая 2006 года (пункты 11 и 19). Таким образом, у апелляционного суда не было достаточно оснований (нового факта) в то время, чтобы отменить решение суда первой инстанции в связи с ошибками в фактах или процессуальными нарушениями.

Вывод большинства в пункте 52 заключается в том, что необходимость оценки национальными судами представленных им доказательств уместно подходит и к апелляционному решению, так как оспариваемый отчет государственного исполнителя был лишь одним из имеющихся доказательств, вместе с объяснениями государственного исполнителя и заявлений, сделанными сторонами. Критика апелляционного суда за неспособность рассмотреть один из аргументов заявительницы, который был важным, может быть истолкована как выход за рамки компетенции этого Суда и как действие суда «четвертой инстанции», в условиях, когда решение не кажется произвольным, в смысле отсутствия полного обоснования.

Кроме того, Верховный Суд, будучи уведомленным о решении от 24 мая 2006 года, не мог по смыслу статьи 335 Гражданского процессуального кодекса (см. пункт 29), установить факты, которые не были установлены в решениях нижестоящих судов, и отменить их решения, ссылаясь на новые факты. Таким образом, остается неясным, как Верховный Суд мог быть уведомлен об обращении к решению от 24 мая 2006 года (см. пункт 56). В отношении новых фактов роль Верховного суда является очень ограниченной.

Хотя заявительница, по понятным причинам, была недовольной итогами разбирательства, мы считаем, что даже в этой неудачной последовательности событий она была в состоянии защитить свои права, например, она могла подать иск против государственного исполнителя касательно прекращения исполнительного производства (пункт 14).

В заключение, мы ставим под сомнение, страдала ли заявительница от каких-либо существенных неудобств после первого судопроизводства. Отметим, что суды взыскали с ответчика неустойку в размере около 22 евро за долг в 480 гривен за 2005 года, рассчитанного на основе «неправильного» отчета государственного исполнителя (пункты 8 и 17). Если бы суд рассмотрел долг за 2005 год, так как настаивала заявительница, который составлял 2052 гривен, простой расчет показывает, что сумма штрафов была бы больше на 72 евро.

В целом, мы считаем, что, учитывая понятное бездействие апелляционного суда и сумму денег, стоящую на кону оспариваемого судопроизводства, уважение прав человека не требует от Суда изучать этот случай по существу и искать нарушение Статьи 6 § 1 Конвенции.