Мамчур (Mamchur) против Украины

Дело касается жалоб заявителя на вмешательство в его родительские права, в частности, в право на заботу о ребенке и беспрепятственное общение с ним, а также право на воспитание ребенка. Кроме того, он жаловался в отношении статьи 14 Конвенции, что при осуществлении права на уважение семейной жизни он был подвергнут дискриминации из-за его инвалидности.

Заявитель также утверждал, ссылаясь главным образом на статью 6 § 1 Конвенции, что судебные разбирательства его дела были несправедливыми.

Заявитель, 1954 года рождения, проживает в г. Чернигове. С детства заявитель имеет II группу инвалидности. Заявитель, в частности, имеет ограниченную способность к передвижению – он может ходить только на костылях. С августа 1977 года заявитель работал старшим научным сотрудником Института сельскохозяйственной микробиологии в г. Чернигове. Заявитель был женат на О.Н., с которой у него была общая дочь A.M., которая родилась 5 мая 2002 года. Они проживали вместе как семья в квартире заявителя в г. Чернигове. Другая дочь O.M., которая родилась 30 апреля 1994 года, и M.M., мать заявителя, также проживали в этой квартире. В октябре 2005 года O.M., забрав с собой A.M., которой тогда было всего 3 года, переехала жить в квартиру ее матери в г. Чернигове, поскольку О.Н. была больна раком и нуждалась в посторонней помощи.

3 апреля 2006 года адвокат, представляя интересы O.M., обратился в Деснянский районный суд г. Чернигова с жалобой к заявителю о взыскании алиментов. В жалобе, в частности, было отмечено, что с августа 2005 года O.M. и заявитель «не проживают как супруги», что заявитель «оставил семью», а также, что он не участвовал в воспитании A.M. и не помогал материально. 16 мая 2006 года Деснянский районный суд удовлетворил требования O.M., установив, что она и A.M. проживали отдельно от заявителя. 16 июня 2006 года O.M. умерла. В.K. забрала A.M. из г. Чернигова, не уведомив заявителя о местонахождении последней.

В феврале 2007 года заявитель обратился в Деснянский районный суд с иском о возврате его дочери. В судебном заседании 8 февраля 2008 года Суд принял решение об отказе в удовлетворении заявления заявителя. Суд установил, что заявитель сообщил о решении об установлении опеки до того, как он обратился с заявлением в суд, и поскольку он не обжаловал это решение, A.M. законно находилась с В.K. 11 декабря 2006 года В.K. подала заявление в районный совет г. Чернигова с просьбой назначить ее опекуном A.M., отмечая, что A.M. проживала с ней после смерти O.M. Немного позже 22 декабря 2006 года в ответ на заявление К. Деснянский районный совет г. Чернигова принял решение назначить ее опекуном A.M. на основании того, что мать ребенка умерла, а ее отец, является инвалидом II группы.

1 апреля 2008 года заявитель вновь обратился в Деснянский районный суд с заявлением, требуя отмены решения об установлении опеки. 18 августа 2008 года Деснянский районный суд, ссылаясь на статью 3 § 1 Конвенции о правах ребенка 1989 года, статьи 243–244 Семейного кодекса Украины и пункт 2.2 Правил опеки и попечительства 1999 года, отказал в удовлетворении иска заявителя. Как утверждает заявитель, после завершения производства в суде В.К. продолжала препятствовать его общению с А.М. и он не имел возможности принять участие в воспитании дочери. В частности, в случаях, когда заявитель приезжал, чтобы встретиться с дочерью, В.K. не открывала дверь своего дома. Она также не позволила заявителю забрать A.M. для проведения медицинского осмотра.

Суд отмечает, что указанная ситуация не привела к постоянному разрыву семейных связей, и у заявителя официально оставалось право на доступ к ребенку и на участие в его воспитании, органы государственной власти не приложили никаких усилий, чтобы помочь заявителю в осуществлении родительских прав, а затем соответствующие правовые гарантии были использованы поверхностно. Учитывая вышеприведенные рассуждения, Суд считает, что это вмешательство было осуществлено не на основе всесторонней и профессиональной оценки полной семейной ситуации и тех факторов, которые касаются интересов заявителя. Таким образом, была нарушена статья 8 Конвенции.