Сергей Антонов (Sergey Antonov) против Украины

Дело касается утверждений заявителя о том, что ему не была предоставлена необходимая медицинская помощь в заключении и что он не имел эффективных средств правовой защиты в отношении этой жалобы. Он также утверждал, что государственные власти оказывали на него давление в связи с его жалобой в Суд. Заявитель родился в 1975 году. По последним имеющимся сведениям, в сентябре 2013 года заявитель был помещен в Бучанскую исправительную колонию № 85 (Украина) для отбытия наказания. В течение ряда лет заявитель страдал различными заболеваниями. В частности, в июле 2009 года, во время отбытия наказания, он был госпитализирован в медицинскую часть Бучанской исправительной колонии № 85, а затем переведен в туберкулезную больницу Славяносербской исправительной колонии № 61. С ноября 2009 года заявитель состоит на учете в Киевском городском центре профилактики и борьбы со СПИДом. По имеющимся сведениям, в декабре 2011 года заявитель прошел подсчет клеток CD4+ с результатом 23 клетки. У Суда нет более подробной информации о точном диагнозе заявителя или о каких-либо дальнейших событиях между 2009 годом и сентябрем 2012 года.

По словам заявителя, 7 сентября 2012 года он был задержан по подозрению в краже. В письме Суду от 21 июня 2013 года заявитель утверждал, что на момент ареста у него имелись следующие заболевания: вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) в клинической стадии 4, остаточные изменения после туберкулеза, орофарингеальный кандидоз и хронический гепатит C. Решение о предварительном заключении заявителя было принято судом 10 сентября 2012 года. С 27 сентября 2012 года по 29 сентября 2013 года заявитель содержался в Киевском следственном изоляторе. Через определенное время, 14 февраля 2013 года, заявитель был помещен в инфекционную палату СИЗО. Состояние здоровья заявителя было квалифицировано как состояние «средней тяжести». Заявителю было назначено противотуберкулезное лечение, детоксикация и симптоматическое лечение. Правительство утверждало, что заявитель получил это лечение в полном объеме. По словам заявителя, 25 июня и 3 июля 2013 года он подвергся психологическому давлению со стороны администрации и медицинского персонала СИЗО, которые кричали на заявителя, обзывали его и заставили его подписать документ о том, что он отказывается от антиретровирусной терапии (далее – АРТ) по собственной воле и не имеет никаких жалоб. Материалы дела включают копию рукописного документа от 3 июля 2013 года, подписанного заявителем.

Суд отмечает, что он не может сделать какие-либо выводы о материальных условиях содержания заявителя под стражей, поскольку заявитель не представил никакой конкретной информации в этом отношении. Суд также, приходит к выводу, что неспособность администрации СИЗО оперативно диагностировать состояние заявителя и обеспечить ему своевременную и всестороннюю медицинскую помощь во время содержания под стражей равносильна бесчеловечному и унижающему достоинство обращению в нарушение статьи 3 Конвенции.

Со ссылкой на свое предыдущее прецедентное право (Melnik, и Dvoynykh v. Ukraine, № 72277/01), свои недавние выводы (Barilo) и обстоятельства настоящего дела, Суд считает, что правительство не доказало, что заявитель имел практический доступ к эффективным средствам правовой защиты в отношении своей жалобы, то есть средства, которые могли бы предотвратить или прекратить нарушения, либо предоставить заявителю соответствующее возмещение. Таким образом, Суд приходит к выводу, что была нарушена статья 13 Конвенции в связи с отсутствием в национальном законодательстве эффективного и доступного средства правовой защиты в отношении жалобы заявителя на отсутствие надлежащей медицинской помощи.

Также с учетом последовательных доводов заявителя и в отсутствие каких-либо других заслуживающих доверия объяснений в отношении происхождения рассматриваемого документа, Суд приходит к выводу, что власти действительно принуждали заявителя к утверждениям, которые могли бы подорвать его жалобу в Суд. В этих обстоятельствах, государство не выполнило свои обязательства по статье 34 не препятствовать эффективному осуществлению права на подачу индивидуальной жалобы.