Отказ в проведении устного публичного судебного расмотрения административного дела о лишении водительских прав нарушает статью 6 Конвенции

Источник иллюстрации: www.proautopravo.ru

Текст решения (англ.)

Перевод решения (рус.)

Европейский суд по правам человека вынес решение “Беккер против Австрии”  (Becker v. Austria, no. 19844/08, § …, 11 June 2015), признав нарушение статьи 6 Конвенции и присудив компенсацию в размере 1634,76 евро в счет возмещения затрат и расходов.

Факты

3 октября 2000 года, в 23:05, заявитель был остановлен полицией, когда он управлял своим автомобилем на дороге общего пользования. Ему было приказано пройти проверку на алкотестере. После девяти попыток измерить количество алкоголя в крови, только одна из которых была успешной, проверка была завершена. Поведение заявителя было сочтено за отказ пройти проверку на алкотестере, и он был временно лишен водительских прав. В отношении заявителя были возбуждены два различных разбирательства.
15 декабря 2000 года административный орган округа Мельк (Bezirkshauptmannschaft, далее – «ООА») принял решение о лишении заявителя водительских прав на четыре месяца в качестве профилактической меры для обеспечения безопасности дорожного движения. ООА отметил, что, в соответствии с прецедентным правом Административного суда, если из пяти попыток проверки на алкотестере четыре были неудачными, это приравнивается к отказу лица пройти эту проверку. Согласно заявлениям сотрудников полиции В. и Р. и распечаткам результатов проверки, заявителю было позволено сделать гораздо больше попыток, а именно девять, и только одна дала удовлетворительный результат. Когда заявитель стал настаивать, что алкотестер неисправен, полицейский Р. предпринял две попытки, используя тот же мундштук, что и заявитель, и обе попытки дали удовлетворительный результат. ООА также отметил, что 15 мая 2000 года и 9 ноября 2000 года была проведена техническая проверка алкотестера, и оба раза прибор признавался полностью исправным. На основании этих данных можно было с уверенностью заключить, что заявитель отказался пройти проверку на алкотестере. ООА также постановил, что апелляция не имела приостанавливающего эффекта, потому что было необходимо избежать риска того, что человек, не заслуживающий достаточного доверия как участник дорожного движения, будет управлять транспортным средством. К тому же заявителю было приказано пройти дополнительное обучение для усовершенствования водительских навыков, прежде чем ему будут возвращены его водительские права.
Заявитель обжаловал это решение, утверждая, что ООА должен был получить заключение квалифицированного эксперта по поводу технического состояния алкотестера, поскольку только такой специалист мог установить, работал ли прибор должным образом.
19 декабря 2005 года земельный губернатор Нижней Австрии (Landeshauptmann) отклонил жалобу заявителя. Он установил, что, в соответствии с распечаткой результатов проверки на алкотестере, заявитель предпринял девять попыток, из которых только одна была успешной, тогда как в ходе других попыток заявитель не вдувал достаточного количества воздуха в мундштук прибора. После этого сотрудник полиции Р. предпринял две попытки, используя тот же мундштук, что и заявитель, и обе попытки дали удовлетворительный результат. Таким образом, не было никаких признаков того, что алкотестер не функционировал должным образом, или что сотрудники полиции, которые были специально обучены работе с алкотестером, использовали его неправильно. При таких обстоятельствах запрос на проведение технической экспертизы, без четких указаний на то, в чем могла бы состоять неисправность алкотестера, является недопустимым запросом в отношении доказательств (Erkundungsbeweis). Земельный губернатор пришел к выводу, что отказ пройти проверку на алкотестере был таким же серьезным правонарушением, как и управление транспортным средством в нетрезвом состоянии, так как этот отказ не позволил представителям власти проверить, был ли заявитель на самом деле пьян. Таким образом, дополнительная мера в отношении заявителя была обусловлена его поведением и преследовала воспитательные цели.
8 февраля 2006 года заявитель подал жалобу в Административный суд и ходатайствовал о проведении устного слушания. В своей жалобе он утверждал, что земельные органы власти Нижней Австрии не компетентны рассматривать его дело, поскольку он живет в Вене. Кроме того, он обжаловал оценку властями доказательств, поскольку заявления сотрудников полиции, которые требовали, чтобы он прошел проверку на алкотестере, были противоречивыми, и заявил, что эти сотрудники полиции должны быть допрошены относительно конкретных обстоятельств, при которых проводилась проверка на алкотестере. Наконец, он жаловался, что власти неправильно применили закон, потому что они должны были получить заключение технического эксперта по вопросу об исправности алкотестера.
27 сентября 2007 года Административный суд отклонил жалобу заявителя. Суд установил, что власти, на основании имеющихся в их распоряжении доказательств, пришли к выводу, что заявитель отказался пройти проверку на алкотестере. Заявитель не представил никаких существенных аргументов против этих выводов и не продемонстрировал, что оценка доказательств, проведенная властями, была противоречивой или недостоверной. В соответствии со статьей 39 § 2 Закона об административном суде (Verwaltungsgerichtshofgesetz), Административный суд отклонил ходатайство заявителя о проведении слушания, установив, что устное слушание не будет способствовать рассмотрению дела. Это решение было вручено адвокату заявителя 25 октября 2007 года.
20 апреля 2001 года ООА принял решение о наказании (Straferkenntnis), и на заявителя было наложено взыскание за отказ пройти проверку на алкотестере.
30 апреля 2001 года заявитель обжаловал это решение.
30 сентября 2005 года Независимая административная комиссия Нижней Австрии пришла к выводу, что, поскольку в течение установленного срока 15 месяцев после подачи апелляции никакого решения не было принято, взыскание, наложенное ООА, истекло ipso iure.

Оценка Суда

Суд отмечает, что дело заявителя было рассмотрено административным органом округа Мельк и земельным губернатором Нижней Австрии, то есть чисто административными органами, а затем Административным судом. Заявитель не оспаривает, что Административный суд является судебным органом, и в материалах дела нет никаких признаков того, что рассмотрения в Административном суде было недостаточно в обстоятельствах настоящего дела. Таким образом, Административный суд был первым и единственным судом, который рассматривал дело заявителя (см. Koottummel v. Austria, no. 49616/06, § 18, 10 December 2009; Schelling v. Austria, no. 55193/00, § 29, 10 November 2005). Слушание в Административном суде не было проведено, хотя заявитель явно просил об этом. Соответственно, заявитель ни в коей мере не отказывался от этого права.
В принципе, заявитель имел право на публичное устное слушание в первом и единственном суде, который рассматривал его дело, если не существовало исключительных обстоятельств, которые оправдывали бы отказ провести такое слушание. Суд признавал наличие таких исключительных обстоятельств в делах, когда разбирательство касалось сугубо юридических или технических вопросов (см. Schuler-Zgraggen v. Switzerland, 24 June 1993, § 58, Series A no. 263; Varela Assalino v. Portugal (dec.), no. 64336/01, 25 April 2002; и Speil v. Austria (dec.) no. 42057/98, 5 September 2002).
Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Суд отмечает, что спор, в связи с которым заявитель обратился в Административный суд, касался правовых вопросов, а также вопросов факта. В частности, заявитель не согласился, что его поведение во время общения с полицией составило отказ от прохождения проверки на алкотестере, и просил суд рассмотреть дополнительные относящиеся к делу доказательства, например, опросить соответствующих сотрудников полиции и получить заключение технического эксперта.
Административный суд не привел никаких оснований для своего нежелания провести слушание, кроме того, что это не будет способствовать рассмотрению дела. Правительство также не указало ни на какие другие исключительные обстоятельства, которые могли бы оправдать отказ от проведения слушания. В этой связи Суд отмечает, что он установил факт нарушения статьи 6 § 1 Конвенции в ряде аналогичных дел (см., например, Gabriel v. Austria, no. 34821/06, §31, 1 April 2010; Koottummel v. Austria, no. 49616/06, § 21, 10 December 2009; Emmer-Reissig v. Austria, no. 11032/04, § 31, 10 May 2007; Hofbauer v Austria, no. 7401/04, § 30, 10 May 2007; Brugger v. Austria, no. 76293/01, § 25, 26 January 2006; Schelling v. Austria, no. 55193/00, § 33, 10 November 2005). Суд не видит никаких причин, чтобы прийти к иному выводу в настоящем деле.
Соответственно, была нарушена статья 6 Конвенции.

Текст решения (англ.)

Перевод решения (рус.)