Неправомерное помещение и содержание в психиатрической больнице

20.06.2014

5 июня 2014 года Европейский суд по правам человека вынес решение «Акопян (Akopyan) против Украины», №12317/06, в котором признал неправомерность помещения и содержания заявительницы в Харьковской областной психиатрической больнице. Интересы заявительницы представлял юрист Г.А. Марьяновский.

Суд признал в этом деле нарушение статьи 5 §1 и статьи 8 Конвенции.

Справедливое возмещение: 12 000 евро в счет возмещения нематериального вреда.

17 декабря 1994 года заявительница была доставлена в больницу на машине скорой помощи, так как у нее было реактивное состояние и видимые признаки психического расстройства. Вскоре после поступления, ей был поставлен диагноз параноидальная шизофрения, и было начато лечение. В период с января 1995 по ноябрь 1997 года заявительница безуспешно просила выписать ее с больницы и подавала жалобы на ее интернирование. На протяжении этого периода ее лечение включало в себя употребление нейролептиков. 7 ноября 1997 года заявительница сбежала с больницы и некоторое время проживала у своих знакомых. По просьбе заявительницы, 23 декабря 1998 года она была принята в Харьковскую городскую психиатрическую больницу для поведения стационарной психиатрической экспертизы. Во время пребывания в больнице она не принимала никаких лекарств, а только проводилось ее исследование. 4 февраля 1999 года заявительница была выписана с заключением о том, что у нее нормальное психическое состояние. Заявительница восстановила контакт со своими двумя дочерями и начала жить с ними, до этого они жили вместе с ее бывшим мужем. По жалобе заявительницы, 17 февраля 1998 года было возбуждено уголовное дело в отношении доктора П., который лечил заявительницу в Харьковской областной психиатрической больнице. В ходе уголовного расследования заявительнице была проведена судебно-психиатрическая экспертиза, установившая отсутствие у нее какого-либо психического заболевания. Через семь лет и два месяца, по ходатайству обвиненного доктора П., дело было закрыто в суде по истечению сроков давности. Заявительница обжаловала судебное решение, но ей было отказано двумя высшими инстанциями. Гражданский иск был удовлетворён частично, а именно вместо 100 000 гривен ей было присуждено 7 000 гривен. Апелляционную жалобу заявительницы на недостаточность размера возмещения не удовлетворили. В кассационную инстанцию заявительница не обращалась.

Суд отметил, что жалобы заявительницы касаются событий в период с 17 декабря 1994 по 7 ноября 1997 года. Тем не менее, Конвенция вступила в силу в отношении Украины 11 сентября 1997 года. Соответственно, часть жалобы Судом признана неприемлемой, так как юрисдикция ratione temporis не распространяется на весь указанный выше период. Однако для того чтобы оценить контекст и ситуацию в целом, Суд принял во внимание факты до даты, когда Конвенция вступила в силу в отношении Украины.

Европейский суд установил, что пребывание заявительницы в психиатрической больнице является «лишением свободы» в контексте статьи 5 §1 Конвенции: в течение долгого времени она не могла покинуть данное учреждение и была лишена возможности свободного общения с внешним миром, а также ничто не указывает на добровольность ее там пребывания.

Европейский суд пришел к выводу, что в этом деле есть также нарушение статьи 8 Конвенции. Согласно прецедентному праву Европейского суда, медицинское вмешательство против воли лица является вмешательством в его личную жизнь (Глес против Объединённого Королевства, №61827/00, § 70, 9 марта 2004 г.; Х против Финляндии, №34806/04, § 212, 3 июля 2012 г.). Европейский суд по правам человека также отмечает, что взаимное общение ребенка и родителя друг с другом представляет собой основной элемент семейной жизни, даже тогда, когда отношения между ними разорваны. Заключение заявительницы в психиатрическую больницу препятствовало ее общению с несовершеннолетними детьми. Европейским судом признано нарушение статьи 8 Конвенции и в этом аспекте.