Николай Козлов против России: решение об отказе национального суда в рассмотрении гражданского иска о возмещении морального вреда за чрезмерно длительное судебное рассмотрение

Дата: 16.07.2015
Країна: Россия
Судовий орган: Европейский суд по правам человека
Номер справи: 7531/05
Коротко: Нарушение статьи 6 § 1 Конвенции: право на справедливый суд

© Перевод Украинского Хельсинского союза по правам человека

Официальное цитирование –  Nikolay Kozlov v. Russia, no. 7531/05, § …, 16 July 2015

Официальный текст (англ.)

 

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО НИКОЛАЯ КОЗЛОВА ПРОТИВ РОССИИ

(Заявление № 7531/05)

РЕШЕНИЕ

СТРАСБУРГ

16 июля 2015 года

Это решение станет окончательным при условиях, изложенных в статье 44 § 2 Конвенции. Оно может быть отредактировано.

По делу Николая Козлова против России,

Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:
Isabelle Berro, Председатель,
Elisabeth Steiner,
Julia Laffranque
Paulo Pinto de Albuquerque,
Erik Møse,
Ksenija Turković,
Dmitry Dedov, судьи,
и Søren Nielsen, Секретарь секции,
Рассмотрев дело в закрытом заседании 23 июля 2015 года,
Провозглашает следующее решение, принятое в этот день:

ПРОЦЕДУРА

1. Данное дело основано на заявлении (№ 7531/05) против Российской Федерации, поданном в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция») гражданином России, г-ном Николаем Васильевичем Козловым (далее – «заявитель»), 20 января 2005 года.
2. Правительство России (далее – «Правительство») представлял г-н Г. Матюшкин, уполномоченный Российской Федерации в Европейском суде по правам человека.
3. Заявитель утверждал, в частности, что ему было отказано в доступе к суду.
4. 10 ноября 2010 года Правительство было уведомлено об этом заявлении.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявитель родился в 1960 году и проживает в городе Чебоксары.

А. Производство в отношении взыскания задолженности по заработной плате заявителя

6. В 2001 году заявителю было присуждено возмещение задолженности по заработной плате в судебном разбирательстве против частного предприятия, которое было передано под управление администрации по ликвидации. 15 мая 2003 года заявитель подал в суд на управляющего по ликвидации предприятия, добиваясь взыскания задолженности по заработной плате, присужденной ему судом.
7. 30 ноября 2004 года Новочебоксарский городской суд Республики Чувашия отклонил иск заявителя. Заявитель подал апелляцию.
8. 12 января 2005 года Верховный суд Республики Чувашия оставил в силе решение от 30 ноября 2004 года.

Б. Иск о компенсации за чрезмерную длительность судебного разбирательства

9. 3 июля 2004 года заявитель подал в Верховный Суд Республики Чувашия иск против Новочебоксарского городского суда, добиваясь возмещения морального вреда за чрезмерно длительное рассмотрение его иска против управляющего по ликвидации.
10. 8 июля 2004 года Верховный Суд Республики Чувашия отклонил иск заявителя на том основании, что он не обладает юрисдикцией для его рассмотрения. Суд рекомендовал заявителю подать иск в районный суд. Заявитель обжаловал это решение.
11. 17 августа 2004 года Верховный Суд России внес изменения в решение от 8 июля 2004 года и отклонил иск заявителя без рассмотрения его по существу на том основании, что он не может быть рассмотрен в ходе гражданского судопроизводства. Соответствующая часть решения гласит:

«… В соответствии со статьей 16 Федерального закона «О статусе судей Российской Федерации», судья может нести ответственность за действия, совершенные в процессе отправления правосудия, только если он был осужден за злоупотребление полномочиями… Поскольку вопрос об ответственности судьи за высказанное мнение или принятое при осуществлении правосудия решение может рассматриваться только в рамках гражданского судопроизводства.
Что касается вопроса о возмещении ущерба, причиненного в результате незаконных действий… судьи, в случаях, когда вина судьи была установлена в ходе другого, не уголовного, производства, процедура и основания для компенсации государством ущерба, причиненного в результате незаконных действий… которые проявились, среди прочего, в нарушении [требования] разумной длительности судебного разбирательства… в настоящее время не регулируется законом [также как] юрисдикция судов в таких случаях».

12. В тот же период, в неустановленный день, заявитель подал в Ленинский районный суд города Чебоксары, в соответствии с рекомендациями Верховного Суда Республики Чувашия (см. параграф 10 выше), иск против Казначейства Российской Федерации и Новочебоксарского городского суда, добиваясь компенсации морального вреда за чрезмерную длительность гражданского судопроизводства по его делу.
13. 15 июля 2004 года районный суд отклонил иск заявителя без рассмотрения по существу. Суд отметил, что процедура обжалования действий судьи требует специальной правовой базы, которая еще не была создана. Заявитель обжаловал это решение. Соответствующая часть решения гласит:

«… Принимая во внимание характер судебной системы и конституционный иммунитет судей, порядок обжалования действий судьи, не приведших к решению дела по существу, требует принятия специального законодательства. В настоящее время законодательная база в этом отношении отсутствует… »

14. 23 августа 2004 года Верховный Суд Республики Чувашия отклонил апелляцию заявителя. Он постановил, что процессуальные нормы для разрешения вопроса, поднятого заявителем, еще не установлены. Соответствующая часть решения гласит:

«… Принимая во внимание материальное право, предусматривающее ответственность судей и судебной власти, споры, вытекающие из жалобы заявителя, могут быть решены только в ходе гражданского судопроизводства, предусмотренного законом. На момент принятия решения, обжалуемого заявителем, законодательство не предусматривало какой-либо правовой основы для таких дел … »

II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО, ДЕЙСТВОВАВШЕЕ В ТО ВРЕМЯ

15. Соответствующие положения российского законодательства в отношении доступа к правосудию см. Chernichkin v. Russia (№39874/03, §§ 14-15, 16 сентября 2010 года); в отношении иммунитета судей, см. Sergey Zubarev v. Russia (№5682/06, § 12, 5 февраля 2015 года).
16. Согласно постановлению №1-П от 25 января 2001 года, Конституционный Суд признал, что статья 1070 § 2 Гражданского кодекса совместима с Конституцией, поскольку она предусматривает специальные условия относительно ответственности государства за вред, причиненный в рамках отправления правосудия. Он пояснил, однако, что термин “отправление правосудия” не охватывает судебные разбирательства в полном объеме, а распространяется только на судебные акты, затрагивающие существо дела. Другие судебные акты – в основном процедурного характера – выходят за рамки понятия «отправление правосудия». Ответственность государства за вред, причиненный такими процессуальными действиями или бездействием, например, нарушением разумной длительности судебного разбирательства, может возникнуть даже в отсутствие окончательного обвинительного приговора относительно судьи, если вина судьи была установлена в порядке гражданского судопроизводства. Кроме того, Конституционный Суд подчеркнул, что конституционное право на выплату государством компенсации за причиненный вред не должно быть связано с личной виной судьи. Лицо должно иметь возможность получить компенсацию за любой вред, причиненный в результате нарушения судом его права на справедливое судебное разбирательство по смыслу статьи 6 Конвенции. Конституционный Суд постановил, что парламент должен принять законы по процедуре и основаниям для выплаты государством компенсации за вред, причиненный незаконными действиями или бездействием суда или судьи, и определить территориальную и предметную юрисдикцию по таким искам.

ПРАВО

I. ЗАЯВЛЕННОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ В СВЯЗИ С ОТСУТСТВИЕМ ДОСТУПА К СУДУ

17. Заявитель жаловался, в соответствии со статьей 6 § 1 Конвенции, что он был лишен доступа к правосудию, поскольку национальные суды отказались рассматривать его иск о возмещении вреда в связи с предполагаемой чрезмерной продолжительностью судебного разбирательства против Новочебоксарского городского суда. Статья 6 Конвенции в соответствующей части гласит:

«В случае спора о его гражданских правах и обязанностях …, каждый имеет право на справедливое … разбирательство дела … [а] … судом …»

A. Аргументы сторон

18. Правительство утверждало, что заявитель не исчерпал внутренние средства правовой защиты. Они сослались на новое средство правовой защиты, введенное Федеральными Законами №68-03 и 69-03 в свете пилотного решения, принятого по делу Burdov v. Russiaя (№2), № 33509/04, ЕСПЧ 2009. Эти законы, которые вступили в силу 4 мая 2010 года, создали новое средство правовой защиты, позволяющее, в соответствующих случаях, добиваться компенсации за вред, понесенный в результате чрезмерных задержек в судебном разбирательстве и/или исполнении судебных решений против государства. В соответствии с переходными положениями этих законов, все лица, подавшие жалобы в Европейский суд по правам человека на нарушение их права на судебное разбирательство в течение разумного периода времени, могут требовать компенсации в национальных судах в соответствии с законодательством в течение шести месяцев со дня его вступления в силу при условии, что Европейский Суд не вынес решение по приемлемости жалобы. Заявитель, однако, не воспользовался этой возможностью.
19. Заявитель поддержал свою жалобу.

B. Оценка Суда

1. Приемлемость

20. Суд принимает во внимание существование средства правовой защиты, введенного в результате пилотного решения, принятого по делу Burdov (№2) (упомянутое выше). В упомянутом выше пилотном решении, Суд установил, что было бы несправедливо требовать от заявителей, чьи дела уже много лет рассматривались на национальном уровне, и которые обратились за помощью в Суд, снова подавать свои жалобы в национальные суды (Burdov (№2), упомянутое выше, § 144). В соответствии с этим принципом и с учетом конкретных обстоятельств дела, а именно отказа в доступе к суду в связи с иском о компенсации в отношении чрезмерной длительности судебного разбирательства приблизительно за шесть лет до введения нового средства правовой защиты, Суд решает рассмотреть данное заявление по существу. Тем не менее, факт рассмотрения настоящего дела по существу ни в коем случае не должен интерпретироваться как предопределяющая оценка Судом качества правовой защиты.
21. Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу статьи 35 § 3 (а) Конвенции, а также не является неприемлемой по любым другим основаниям. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.

2. Существо дела

22. Суд повторяет, что статья 6 § 1 Конвенции гарантирует каждому право подавать в суд или трибунал любые жалобы в отношении его гражданских прав и обязанностей. Таким образом, это положение предусматривает “право на суд”. Право на доступ, то есть право подать иск в суд по гражданским делам, является только одним из аспектов этого права; однако этот аспект позволяет воспользоваться дальнейшими гарантиями, изложенными в статье 6 § 1 (см. Sergey Smirnov v. Russia, №14085/04, § 25, 22 December 2009).
23. Право на доступ к правосудию, гарантированное статьей 6 § 1 Конвенции, не является абсолютным, а может подлежать ограничениям; это допускается по умолчанию, так как право на доступ по своей природе требует регламентации со стороны государства. В этом отношении Договаривающиеся Государства пользуются определенной свободой усмотрения, хотя окончательное решение по поводу соблюдения требований Конвенции принимает Суд. Суд должен убедиться, что применяемые ограничения не ограничивают или не наносят вреда доступу лица таким образом или до такой степени, что обесценивается сама суть этого права. Более того, ограничение будет несовместимо со статьей 6 § 1, если оно не преследует законную цель, и если отсутствует разумная соразмерность между используемыми средствами и преследуемой целью. Если ограничение совместимо с этими принципами, нарушение статьи 6 не возникает (см. Prince Hans-Adam II of Liechtenstein v. Germany [GC], №42527/98, § 44, ECHR 2001 VIII).
24. Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Суд отмечает, что заявитель жаловался на вред, причиненный якобы чрезмерной продолжительностью обжалуемого гражданского судопроизводства. Национальные суды отказались рассмотреть требования заявителя не из-за судебного иммунитета от ответственности за действия, предпринятые в профессиональном качестве в ходе отправления правосудия (сравните с Sergey Zubarev, упомянутым выше, §§ 31-32, и Gryaznov v. Russia, №19673/03, § 78, 12 June 2012), а скорее на основании того, что законодательный орган еще не определил юрисдикцию по таким искам, касающихся судебных актов, которые выходят за пределы понятия “отправление правосудия”. Возможность подачи таких исков предусмотрена в статьях 1064 и 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации (см. параграф 15 выше). Конституционный Суд разъяснил, что ответственность государства за вред, причиненный каким-либо нарушением права истца на справедливое судебное разбирательство, в том числе нарушением гарантии разумного срока, возникает, даже если вина судьи была установлена в гражданском – а в не уголовном – производстве, и что право на выплату государством компенсации за причиненный вред не должно быть связано с личной виной судьи (см. параграф 16 выше). Конституционный Суд также отметил, что лицо должно иметь возможность получить компенсацию за вред, причиненный в результате нарушения его права на справедливое судебное разбирательство по смыслу статьи 6 Конвенции. Конституционный Суд также постановил, что парламент должен принять законы в отношении процедуры и оснований для такого рода компенсаций. Отсюда следует, что требование заявителя касалось его гражданских прав материального характера, и должно было рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства.
25. Суд уже устанавливал нарушение статьи 6 § 1 Конвенции в связи с длительной и необъяснимой неспособностью государства обеспечить законодательную базу, которая лишила заявителя процессуальной возможности подать аналогичный иск о возмещении и добиться его рассмотрения по существу (см. Chernichkin, упомянутое выше, §§ 28-30; Ryabikina v. Russia, №44150/04, §§ 28-30, 7 June 2011; Chelikidi v. Russia, №35368/04, §§ 26-34, 10 May 2012; и Zakharova v. Russia, №17030/04, §§ 46-51, 24 October 2013).
26. Принимая во внимание это прецедентное право и материалы, представленные сторонами, Суд отмечает, что Правительство не представило никаких фактов или аргументов, способных убедить его прийти к другому выводу в настоящем деле.
27. Соответственно, Суд считает, что заявитель был лишен права на доступ к суду, и что была нарушена статья 6 § 1 Конвенции в этом отношении.

II. ДРУГИЕ ЗАЯВЛЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

28. Заявитель также жаловался на нарушение его права на справедливое судебное разбирательство в течение разумного времени и его права на доступ к суду, а также отсутствие эффективных средств правовой защиты в этом отношении. Он сослался на статьи 6 § 1 и 13 Конвенции. Принимая во внимание все имеющиеся в его распоряжении материалы, Суд считает, что, в той степени, в какой эти жалобы относятся к его компетенции, они не раскрывают никаких признаков нарушения прав и свобод, закрепленных в Конвенции или Протоколах к ней. Отсюда следует, что эта часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная, в соответствии со статьей 35 §§ 3 (а) и 4 Конвенции.

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

29. Статья 41 Конвенции предусматривает:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A. Компенсация вреда

30. Заявитель потребовал выплатить ему 90000 евро (EUR) в качестве компенсации нематериального вреда.
31. Правительство сочло требования заявителя чрезмерными.
32. Суд считает, что в результате отказа национальных судов в рассмотрении его иска заявитель испытал страдания и расстройство. В этих обстоятельствах, Суд считает, что страдания и расстройство заявителя не могут быть компенсированы исключительно признанием нарушения. Конкретная заявленная сумма, однако, является чрезмерной. Принимая решение на справедливой основе, Суд присуждает заявителю EUR 6000 в качестве компенсации нематериального вреда, с добавлением любых налогов, которые могут быть начислены на эту сумму.

B. Компенсация затрат и расходов

33. Заявитель не потребовал возмещения затрат и расходов. Соответственно, Суд не принимает никакого решения в этой связи.

C. Пеня

34. Суд считает разумным, что пеня должна быть основана на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка с добавлением трех процентных пунктов.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО,

1. Объявляет жалобу заявителя относительно отсутствия доступа к суду приемлемой, а оставшуюся часть жалобы неприемлемой;

2. Постановляет, что была нарушена статья 6 § 1 Конвенции;

3. Постановляет:
(а) государство-ответчик должно выплатить заявителю, в течение трех месяцев с даты, когда судебное решение станет окончательным в соответствии со статьей 44 § 2 Конвенции, EUR 6 000 (шесть тысяч евро), с добавлением любых налогов, которые могут быть начислены на эту сумму, в качестве компенсации морального вреда, в переводе в российские рубли по курсу, действующему на день выплаты;
(б) с момента истечения вышеупомянутых трех месяцев до выплаты, на вышеуказанную сумму начисляется пеня, равная предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в этот период с добавлением трех процентных пунктов.

4. Отклоняет остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

Составлено на английском языке и провозглашено в письменном виде 30 июля 2015 года, в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

Сорен Нильсен                                                                          Изабель Берро
Секретарь                                                                                   Председатель