Сокол (Sokil) против Украины

Дело касается утверждений заявителя о том, что ему не была предоставлена необходимая медицинская помощь в заключении.

Заявитель родился в 1981 году. По последним имеющимся данным, в январе 2014 года заявитель был освобожден в связи с отбытием им срока заключения. Заявитель не сообщил Суду о своем нынешнем местонахождении. Согласно имеющимся медицинским документам, заявитель принимал наркотики с 1996 года. В 1997 году у заявителя был диагностирован гепатит С и цирроз печени. В 2008 году заявитель был признан ВИЧ-позитивным. В 2008 году у него также обнаружили туберкулез.

Против заявителя было возбуждено уголовное дело и в марте 2010 года заявитель был взят под стражу и помещен в Киевский следственный изолятор. 13 июля 2010 года Оболонский районный суд г. Киева приговорил заявителя к пяти годам лишения свободы за преступления, связанные с наркотиками, и кражу. 4 сентября 2010 года заявитель был переведен для отбывания наказания в Белоцерковскую исправительную колонию № 35. В мае 2011 года заявителю был поставлен диагноз ВИЧ, IV клиническая стадия. 24 мая 2011 года уровень клеток CD4+ у заявителя составлял 687 (16,3%). Впоследствии 7 июля 2011 года Ирпенский городской суд освободил его от отбывания оставшейся части наказания в связи с плохим состоянием здоровья. Через несколько недель 25 июля 2011 года заявитель был поставлен на учет для прохождения регулярных медицинских обследований в Киевском городском центре СПИДа.

 1 февраля 2012 года Днепровский районный суд г. Киева приговорил заявителя к четырем годам лишения свободы за кражу. 2 февраля 2012 года заявитель был помещен в Киевский следственный изолятор. В то же время, 23 июля 2012 года Апелляционный суд г. Киева отменил решение от 1 февраля 2012 года по уголовному делу заявителя и направил дело на новое судебное рассмотрение. 3 сентября 2012 года Днепровский районный суд г. Киева признал заявителя виновным в совершении преступлений, связанных с наркотиками, и краже, и приговорил его к двум годам лишения свободы. 5 февраля 2013 года заявитель попросил, в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда, предложить Правительству-ответчику обеспечить ему необходимое обследование и лечение, что, по мнению заявителя, было невозможно сделать в Киевском следственном изоляторе. 7 февраля 2013 года Суд отказал в удовлетворении ходатайства заявителя. 31 января 2014 года заявитель был освобожден в связи с отбытием срока заключения.

Суд напоминает, что он уже неоднократно рассматривал дела против Украины, связанные с жалобами на ненадлежащую медицинскую помощь в заключении (Barilo v. Ukraine, № 9607/06, 16 May 2013, и Kushnir v. Ukraine, № 42184/09). В отсутствие эффективных средств правовой защиты в Украине в отношении таких жалоб, Суд обязан произвести первичную оценку свидетельств, прежде чем определить, были ли соблюдены гарантии статьи 3 Конвенции. Также Суд считает, что именно правительство обязано представить надежные и убедительные доказательства, показывающие, что данный заявитель получал всеобъемлющую и надлежащую медицинскую помощь в заключении.

Также Суд отмечает, что доказательства, представленные правительством в поддержку своего утверждения, что заявителю оказывалась надлежащая медицинская помощь и что он получал предписанные лекарства в полном объеме, являются неудовлетворительными. Копия медицинской карты заявителя крайне низкого качества, и во многих местах ее невозможно прочитать. Очень часто невозможно понять, какие жалобы заявителя рассматривались, или установить, насколько точно соблюдались назначения врачей. Суд, однако, отмечает, что заявитель не оспаривает факт своего полного выздоровления от туберкулеза. Тем не менее, учитывая, в частности, тот факт, что администрация СИЗО не предоставила заявителю незамедлительное лечение по поводу ВИЧ, Суд пришел к выводу, что в заключении заявитель не был обеспечен надлежащей медицинской помощью, что приравнивается к бесчеловечному и унижающему достоинство обращению в нарушение статьи 3 Конвенции.