Устименко (Ustimenko) против Украины

Дело касается утверждений заявителя о том, что он не был должным образом проинформирован о рассмотрении заявления по его делу и что расширение срока для обжалования и отмены судебного решения в его пользу нарушило принцип правовой определённости.

Заявитель, 1948 года рождения, живёт в Днепропетровске. 18 октября 2010 года заявитель подал в Амур-Нижнеднепровский районный суд Днепропетровска административную жалобу против Управления пенсионного фонда Амур-Нижнеднепровского района г. Днепропетровска, направленную на повышение его пенсии в связи с общим ростом заработных плат в стране с момента его выхода на пенсию. 1 декабря 2010 года этот суд, рассмотрев жалобу заявителя в сокращенном административном порядке, удовлетворил ее. В решении было отмечено, что любое заявление должно быть подано заявителем в течение десяти дней после получения им его копии. Ответчик подал свою первую апелляцию 13 января 2011 года и не запрашивал о продлении срока для обжалования. 11 апреля 2011 года судья Н. из Днепропетровского апелляционного административного суда отклонил апелляцию ответчика на основании того, что она была подана после окончания срока для обжалования, и ответчик не смог объяснить причины поздней подачи апелляции и предоставить ходатайство о продлении срока обжалования. В постановлении указывалось, что оно могло быть обжаловано, однако ответчик не обжаловал его.

Начиная с 1 августа 2011 года, ответчик выполнил решение и увеличил пенсию заявителя. Потом ответчик подал апелляцию и 13 июня 2012 года апелляционный суд отменил решение от 1 декабря 2010 года и отклонил иск заявителя, постановив, что суд первой инстанции допустил ошибку в своей интерпретации соответствующего законодательства, регулирующего пенсии. 12 декабря 2012 года заявитель подал жалобу в прокуратуру Амур-Нижнеднепровского района г. Днепропетровска, утверждая, что судья Н. намеренно не сообщил ему о процедуре обжалования. 29 декабря 2012 года прокуратура сделала запись в Едином государственном реестре досудебных расследований для расследования подозрения о возможном совершении преступлений, связанных с намеренным предоставлением несправедливого судебного решения и неисполнением решения суда.

Апелляционный суд приступил к удовлетворению запроса, не ссылаясь на какие-либо конкретные обстоятельства дела, вместо этого ограничившись утверждением, что у ответчика были некие «уважительные причины» для продления срока обжалования. В свете этих соображений Суд считает, что апелляционный суд продлил срок для обжалования окончательного решения в пользу заявителя без объяснения причин своего решения. Отсюда следует, что, решив продлить срок для обжалования окончательного решения по делу заявителя, не приведя соответствующие причины, а затем отменив решение, внутренние суды нарушили принцип правовой определенности и право заявителя на справедливое судебное рассмотрение. Соответственно, была нарушена статья 6 § 1 Конвенции.