Права человека в перспективе XXI века (извлечение)

Дата: 04.06.2015
Джерело: edu.helsinki.org.ua
Автор: Виктор Осятыньский (Варшава, Польша)

завантажити pdf-file “ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В ПЕРСПЕКТИВЕ XXI ВЕКА”

© Ирина Багаева-Урбанек

ВЫВОДЫ: В ПОИСКАХ ОГРАНИЧЕННОГО

ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Имеет ли смысл поддерживать жизнь во всех этих идеях? В конце концов, в тех странах, где к правам человека относятся всерьез, граждане, как правило, располагают средствами для осуществления прав, гарантированных конституцией и законами, и даже могут предъявить иск своему государству через международный суд. Там же, где общество слабое, а правители сильные, не поможет даже самая лучшая конституция и международные договоры. Может быть, пришла пора признать. что идея прав человека сделала свое дело. Может быть, именно в тот момент, когда мы отмечаем 50-ю годовщину Всеобщей декларации, следует поместить эту идею в архив истории или передать ее активистам-добровольцам, готовым посвятить защите прав человека свое время, средства, а иногда и жизнь.

Однако существует целый ряд причин, по которым отказ от идеи прав человека был бы преждевременным. Прежде всего, даже самым демократическим и либеральным государствам необходим механизм, с помощью которого нарождающиеся нравственные стандарты превращаются в закон. Новые нормы поведения обычно провозглашаются меньшинством и лишь со временем получают поддержку большинства, нередко ценой бурных протестов или значительных жертв.

За последнее десятилетие процесс введения новых норм обычно начинался с того, что их сторонники представляли эти нормы как новое измерение прав человека, отвечающее ожиданиям всех людей и жизненно важное для человеческого достоинства. Именно так было расширено право на yвaжeниe чacтнoй жизни и получили признание права женщин и сексуальных меньшинств. Таким же обpaзoм недавно удалось добиться роста поддержки для расширенной интерпретации права на жизнь включая защиту зачатого плода, по крайней мере, в некоторых западных странах.

Более того, даже в самом лучшем из миров неизбежны случаи нарушения прав человека и злоупотребления властью. Жертвы таких нарушений нуждаются в моральном обосновании своих требований достойного обращения. Идея прав человека предоставляет такое обоснование, что в условиях демократии имеет особое значение для всех видов меньшинств.

И, наконец, следует учесть всесилие соблазна коррупции и злоупотреблений властью для правителей авторитарных государств. Такой соблазн повсеместен, но наиболее часто он проявляется там, где демократия делает первые шаги, социальные учреждения слабы, а суды недоступны, неэффективны или коррумпированы. В таких сдучаях может возникнуть необходимость ограничить произвол правителей, действуя из-за пределов страны, и права человека предоставляют необходимые критерии для этой цели.

Если мы хотим, чтобы права человека играли конструктивную роль, необходим пересмотр концепции. Не все те положения, которые сегодня рассматриваются как права человека, должны обладать международной защитой или возлагаться как обязательная норма поведения на все страны. Защита социальных прав, осуществление целей общественной политики, рапределение ресурсов, а также удовлетворение многих других вполне обоснованных потребностей и интересов как отдельных лиц, так и различных групп могут обеспечиваться в рамках внутригосударственного законодательного процесса, если только из него не исключается ни одна из групп. С другой стороны, столь необходимое перераспределение ресурсов в глобальном масштабе, а также помощь развивающимся странам Юга должны быть объектом международной политики, а может быть, и главной целью международных организаций. Тем не менее такое прераспределение не должно рассматриваться как абсолютное право правителей развивающихся стран, которые отказываются признавать, что их долгом является информировать общественность о том, как была использована международная помощь.

Механизмы защиты отдельных прав должны варьироваться. Не все права следует включать в конституцию, и не всегда должны предуcматриваться международные санкции. Каждому человеку должны быть гарантированы права, обеспечивающие личную безопасность. Их краткий перечень должен включать: право на жизнь; свободу от произвольного ареста или содержания под стражей; право на справедливое судебное разбирательство и достойное обращение при задержании со стороны государства; свободу от пыток; свободу мысли, совести и религии; свободу принимать участие в политической жизни; свободу собраний и ассоциаций и еще несколько не менее существенных прав. О содержании этого перечня можно спорить, тем не менее в него должны входить только основные гражданские свободы и политческие права, поскольку именно этим свободам и правам мы обязаны тем прогрессом, который был достигнут за годы, отсчет которых ведется от 1949.

А. Применение прав человека

После того как будет составлен перечень самых существенных прав человека, соблюдение его должно стать неукоснительным требованием в международных отношениях. Оно должно рассматриваться как условие получения иностранной помощи, включая займы от международных финансовых организаций, и даже международного признания правительств. Жертвы нарушений и те, кто борется за права человека должны получать международную помощь и иметь доступ к международным СМИ.

Нарушителей прав человека необходимо привлекать к ответственности. С этой точки зрения историческое значение имеет дело генерала Августо Пиночета. Во-первых, испанский суд огласил, что главы государств, совершившие преступления, могут предстать перед судом в других, зарубежных странах за нарушение международного права в области прав человека. Затем английские «Судебные лорды» заявили, что приказы применять пытки или всего лишь согласие на их применение, официальное санкционирование массовых убийств и вероломная расправа с политическими противниками не входят в круг обязанностей главы правительства и поэтому на такие деяния с его стороны не рапространяется иммунитет.

Итак, принцип ответственности начал приобретать бoльшую весомость, чем принцип суверенитета, который до сих пор считался более важным. За многие сотни лет политические руководители и их приспешники, прикрываясь суверенитетом и иммунитетом, соверили больше убийств, грабежей, актов насилия, и других омерзительных преступлений, чем все преступники во всем мире вместе взятые.

Однако лишь немногие из них было привлечены к ответственности и приговорены судом за свои преступления. И хотя концепция прав отдельных лиц возникла именно для того, чтобы противостоять официальным злоупотреблениям властью, безнаказанность правителей стала причиной ограниченной действенности прав человека. Два решения Британской палаты лордов продвинули нас вперед по пути признания всеобщей ответственности. Международному Уголовному Суду удалось еще более ослабить чувство безнаказанности ныне действующих и будущих диктаторов, так как он показал, что можно справиться с проблемами, связанными с разбирательством дела главы государства судом другой страны.

К сожалению, по-прежнему нельзя обойтись без непосредственного воздействия в тех случаях, когда необходимо противостоять серьезным нарушениям прав человека со стороны тех, кто располагает армией, полицией и тайными службами. Можно было бы более эффективно использовать отказ в международной помощи и введение санкций. А если злоупотребления принимают форму геноцида, как в Руанде или бывшей Югославии, международное сообщество должно быть готово к применению силы.

Кто может заставить правительства уважать эти стандарты и следовать им? Опыт последних лет показал, что ООН не способна исполнять эту роль. Давным-давно ООН превратилась в общественный клуб, где представители демократических государств, посланцы диктаторов и посланники воюющих стран встречаются за общей трапезой, а по счетам платят налогоплательщики всего мира. Многим диктаторам удается добиться поддержки одной из великих держав, имеющих право вето в Совете Безопасности.

Cовсем недавно казалось, что НАТО может быть более действенным механизмом военного вмешательства, чем ООН, а надо сказать, что речь идет именно об этом. После окончания холодной войны, Атантический союз, который был создан как барьер против советской угрозы для свободного мира, занялся поисками нового смысла своего существования. И поскольку он был создан для защиты свободы от угроз, пусть приспособится к новым угрозам. На этот раз свободам и безопасности угрожает не Советский Союз, источниками угрозы стали международный терроризм, неконтролируемые ядерные арсеналы, наркобизнес, массовая коррупция и те, кто готов совершить такие преступления, как геноцид и грубые нарушения прав человека. Борьба против этих новых опасностей наряду с расширением на восток могут омолодить НАТО.

Примеры военного вмешательства в Югославии, в Боснии и Косово, заставляют усомниться в правильности вышеупомянутой идеи. С одной стороны, сомнения вызывает эффективность какой бы то ни было интервенции, если она ограничивается воздушными налетами, чтобы не рисковать жизнью солдат. С другой стороны, сомнительным является отсутствие законных оснований для вмешательства НАТО. Проблема законности была бы менее серьезной, если бы удалось более тесно связать использование вооруженных сил НАТО с мандатом ООН. Здесь полезными оказались бы поправки, внесение которых в Устав ООН излишне затягивается. В тех случаях, когда решается вопрос о применении силы, Совет Безопасности мог бы ввести вместо права вето некоторых постоянных членов принцип квалифицированного большинства в две третьих голосов. Кроме того, Совет Безопасности сам мог бы определить, достаточно ли для этой задачи сил ООН или необходимо обратиться к НАТО с просьбой выслать миротворческую миссию.

Вопрос о законности можно было бы еще более смягчить, расширив мандат Международного Уголовного Суда, который до сих пор мог рассматривать дела глав только тех государств, которые подписали Статут Международного Суда. Международный Уголовный Суд должен также иметь право судить заочно преступников, которые, находясь у власти в своих странах, прибегали к убийствам и пыткам по отношению к согражданам и проводили этнические чистки. Если обвиняемый глава государства отказывается пригласить своего собственного защитника, суд должен предоставить ему защиту по назначению, чтобы право на справедливое разбирательство было соблюдено как можно более точно. Затем решение Суда может стать основанием для международных санкций или, скажем, отказа признавать приговоренного главу правительства или все правительство. Можно создать целый ряд других механизмов в целях более действенной защиты от массовых нарушений прав человека и предупреждения геноцида. Сюда может войти пересмотр роли НАТО. Ведь именно после драматического решения Атлантического союза приступить к бомбардировкам Югославии, права человека вернулись на повестку дня в глобальной политике. Теперь мы должны научиться, как проводить международные гуманитарные миссии более эффективно и с меньшими человеческими потерями.

Обдумывая новые эффективные механизмы гуманитарного вмешательства, в том числе и новую роль ООН и НАТО, мы не должны бояться обвинений в империализме или упрека, что Запад становится мировым жандармом. Если ООН и НАТО встанут на защиту широко провозглашенных и повсеместно принятых критериев защиты прав человека, если обе эти организации будут бороться с международной преступностью, вместо того чтобы служить прикрытием для ее наиболее могущественных членов, если они будут преследовать и ставить перед лицом правосудия преступников и тиранов и перестанут навязывать другим западный образ жизни, все это поможет западным демократиям возместить cвoй долг постколониальным странам.  

Ознакомится с полным текстом можно по ссылке: http://edu.helsinki.org.ua/library/rightstoday/prava-lyudini-v-perspektiv-21-stor-chcha