Немотивированный отказ суда рассмотреть ходатайство об утверждении администрацией округа детального плана территории нарушил статью 6 § 1 Конвенции

Источник: mirkvartir.ua

Источник: mirkvartir.ua

Текст решения (англ.)

Перевод решения (рус.)

Европейский суд по правам человека 24 ноября 2015 года вынес решение “Палиутис против Литвы” (Paliutis v. Lithuania, no. 34085/09, § …, 24 November 2015), признав нарушение статьи 6 § 1 Конвенции  и присудив компенсацию в размере 5 000 евро в счет возмещения нематериального вреда.

Факты

Заявитель владел земельным участком площадью 0,53 га в селе Тараилиаи (Таурагская область). В 2005 году он подал запрос в местные органы власти об изменении целевого назначения земли с сельскохозяйственного на жилищное строительство. В соответствии с национальным законодательством, такой запрос должен был быть сначала одобрен муниципальным советом, а затем утвержден администрацией округа.
Таурагский районный муниципальный совет удовлетворил запрос заявителя и подготовил подробный план территории (detalusis planas) (далее – «план»). Этот план был впоследствии подан на утверждение администрации округа Таураг (далее – «АОТ»). Тем не менее, 25 ноября 2005 года АОТ отказала в утверждении плана на том основании, что он не был подготовлен в соответствии с национальным законодательством, регулирующим процесс планирования.
Заявитель подал жалобу в Государственную инспекцию по планированию и строительству (далее – «Инспекция»), которая является компетентным учреждением по досудебному урегулированию споров, возникающих в процессе планирования. 10 августа 2006 года Инспекция постановила, что отказ АОТ в утверждении плана был необоснованным.
После решения Инспекции, Таурагский районный муниципальный совет повторно подал план в АОТ. Тем не менее, 13 ноября 2006 года АОТ проинформировала совет и заявителя, что она не будет пересматривать свое предыдущее решение об отказе в утверждении.
22 декабря 2006 года Инспекция уведомила АОТ, что ее отказ утвердить план был необоснованным, и призвала ее пересмотреть это решение. Как представляется, АОТ не предприняла никаких действий в этом отношении.
В январе 2007 года заявитель подал иск в Клайпедский окружной административный суд. Он попросил суд предписать АОТ утвердить план. Следуя рекомендациям суда, в апреле 2007 года заявитель подал дополнительное ходатайство об отмене решения АОТ от 25 ноября 2005 года.
4 мая 2007 года Клайпедский окружной административный суд отказал в удовлетворении иска заявителя. Суд постановил, что решения окружной администрации об утверждении детальных планов территорий действительны в течение одного года после их принятия. Если план не был принят в течение этого времени, решение стало недействительным, и план должен быть повторно подан на утверждение. Таким образом, суд пришел к выводу, что решение АОТ от 25 ноября 2005 года уже недействительно и не может иметь никакого влияния на ситуацию заявителя. Суд указал, что он не обладает компетенцией рассматривать правомерность недействительного акта, и отклонил иск. Он также постановил, что, в результате, не было никакой необходимости рассматривать остальные требования заявителя.
Заявитель обжаловал это решение суда. Он утверждал, в частности, что суд первой инстанции не рассмотрел его первоначальное ходатайство – предписать АОТ утвердить план.
15 февраля 2008 года Высший административный суд удовлетворил апелляцию заявителя и вернул дело на повторное рассмотрение в суд первой инстанции. Высший административный суд отметил, что если администрация округа отказалась утвердить детальный план территории, этот план может быть повторно подан только после исправления указанных в отказе ошибок. Однако, если автор плана не согласен с указанными ошибками, ему или ей будет фактически отказано в доступе к суду, если разбирательство длится более года. Суд также отметил, что первоначальное ходатайство заявителя заключалось в том, чтобы предписать АОТ утвердить план, и что суд первой инстанции не сделал никаких выводов в этом отношении.
16 октября 2008 года Клайпедский окружной административный суд, повторно рассмотрев дело, вновь решил отклонить иск заявителя. Суд постановил, что решения Инспекции, принятые в ходе процедуры досудебного урегулирования, являются обязательными для администраций округов. Соответственно, решения Инспекции от 10 августа 2006 года и 22 декабря 2006 года отменили решение АОТ от 25 ноября 2005 года. В результате, отказ АОТ в утверждении плана более не действителен, и суд не обладает компетенцией рассматривать его правомерность. Суд также постановил, что, таким образом, не было никакой необходимости рассматривать остальные требования заявителя.
Заявитель обжаловал это решение, снова утверждая, что суд первой инстанции не рассмотрел его ходатайство предписать АОТ утвердить план, и что он не исполнил постановление Высшего административного суда от 15 февраля 2008 года.
12 декабря 2008 года Высший административный суд отклонил апелляцию заявителя. Он подтвердил выводы суда низшей инстанции о том, что решение АОТ было отменено Инспекцией, и что суды некомпетентны рассматривать правомерность недействительных актов. Затем Высший административный суд постановил, что ходатайство заявителя предписать АОТ утвердить план было «производным» (išvestinis) от ходатайства об отмене решения АОТ; следовательно, после отмены последнего, не было никакой необходимости рассматривать предыдущее ходатайство. В заключение суд отметил, что заявитель не ходатайствовал, чтобы суд предписал АОТ исполнить решения Инспекции, поэтому он не будет делать никаких заключений в этом отношении.
В 2010 году, вследствие национальной административной реформы, все окружные администрации были упразднены, и их полномочия по планированию были переданы в Инспекцию. После этого заявитель подал новый запрос об изменении целевого назначения своего земельного участка, и этот запрос был одобрен всеми соответствующими органами. Целевое назначение земли было изменено на жилищное строительство в феврале 2012 года.

Оценка Суда

Заявитель жаловался на то, что национальные суды не рассмотрели его ходатайство предписать АОТ утвердить детальный план территории.
Суд отмечает, что ходатайство, о котором идет речь, было единственным требованием, которое заявитель первоначально подал в национальные суды. До начала рассмотрения дела он, по предложению суда первой инстанции, подал дополнительное ходатайство – отменить предыдущее решение АОТ. Последнее ходатайство было впоследствии отклонено всеми инстанциями, поскольку суды посчитали, что оспариваемое решение АОТ уже было отменено Инспекцией. В то же время, ходатайство предписать АОТ утвердить план вообще не рассматривалось в ходе первого рассмотрения дела заявителя Клайпедским окружным административным судом, как впоследствии было отмечено в решении Высшего административного суда о передаче дела на повторное рассмотрение. Тем не менее, при повторном рассмотрении дела, Клайпедский окружной административный суд снова не принял никакого решения по этому ходатайству. В первый и единственный раз ходатайство заявителя предписать АОТ утвердить план было подробно рассмотрено в решении Высшего административного суда от 12 декабря 2008 года – окончательном решении по делу заявителя. Суд отмечает, что заявитель неоднократно поднимал этот вопрос во всех своих обращениях в национальные суды.
Правительство утверждало, что национальные суды не должны были рассматривать ходатайство заявителя, потому что их вывода о том, что решение АОТ было отменено Инспекцией, было достаточно для того, чтобы заявитель мог повторно подать этот план на утверждение. Вывод национальных судов относительно недействительности решения АОТ был основан на правовых положениях, устанавливающих обязательную силу решений Инспекции. Тем не менее, Суд отмечает, что эти правовые положения уже были приняты в то время, когда заявитель, Таурагский районный муниципальный совет и Инспекция неоднократно призывали АОТ исполнить решение Инспекции, но АОТ, тем не менее, отказалась это сделать. В этом контексте Суд не убежден в том, что вывода национальных судов о том, что решение АОТ уже было отменено Инспекцией, было самого по себе достаточно для того, чтобы гарантировать, что повторное обращение заявителя в АОТ будет успешным.
Суд также отмечает аргумент Правительства о том, что национальные суды не обладают компетенцией предписывать органам государственного управления принимать конкретные решения, в соответствии с принципом разделения властей. Не делая никаких выводов относительно сущности этого аргумента, Суд отмечает, что национальные суды не использовали это обоснование ни в одном из своих решений (в то время как Клайпедский окружной административный суд и Высший административный суд, напротив, явно считали, что они не обладают компетенцией отменять административный акт, который уже отменен (см, Ruiz Torija, § 30). Кроме того, Суд отмечает, что Высший административный суд в своем решении от 12 декабря 2008 года отклонил ходатайство заявителя не по причине отсутствия компетенции, а поскольку он посчитал, что это ходатайство является «производным» от другого ходатайства заявителя. Соответственно, Суд не видит в решениях национальных судов достаточных оснований, свидетельствующих о том, что они не рассмотрели ходатайство заявителя по причине отсутствия компетенции.
Однако даже если допустить, что национальные суды имели веские мотивы не рассматривать ходатайство заявителя, Суд отмечает, что эти причины не были упомянуты ни в одном из решений, вынесенных по делу. В этой связи Суд напоминает, что, несмотря на то, что суды не обязаны указывать мотивы отклонения каждого аргумента стороны, они, тем не менее, не освобождаются от обязанности провести надлежащее исследование и отреагировать на основные ходатайства, выдвинутые этой стороной (см. Wagner and J.M.W.L., § 96). Одна из задач мотивированного решения состоит в том, чтобы продемонстрировать сторонам, что они были услышаны, а также предоставить сторонам возможность обжаловать решение и добиться его пересмотра в апелляционной инстанции (см. Suominen v. Finland, № 37801/97, § 37, 1 July 2003, и Kuznetsov and Others v. Russia, №184/02, § 83, 11 January 2007). Хотя апелляционный суд может, в принципе, просто одобрить мотивы решения суда низшей инстанции, этого будет недостаточно, если суд низшей инстанции не представил таких оснований, чтобы дать возможность сторонам эффективно воспользоваться своим правом на обжалование (см. Jokela v. Finland, №28856/95, § 73, ECHR 2002-IV и Boldea v. Romania, №19997/02, § 33, 15 February 2007).
В настоящем деле оба суда первой инстанции установили только, что нет необходимости рассматривать остальные ходатайства заявителя после того, как его ходатайство об отмене предыдущего решения АОТ было отклонено. В своем решении от 12 декабря 2008 года Высший административный суд постановил, что ходатайство предписать АОТ утвердить план было «производным» от ходатайства об отмене ее предыдущего решения. Высший административный суд не объяснил, почему он считает предшествующее ходатайство производным от более позднего, особенно с учетом того, что заявитель подал ходатайство об аннулировании позже, по предложению суда первой инстанции. Это же решение суда также гласило, что вместо этого заявитель должен был просить суд предписать АОТ выполнить решение Инспекции. Тем не менее, Суд считает, что различие между ходатайством заявителя (предписать АОТ утвердить план) и альтернативным вариантом, предложенным Высшим административным судом (предписать АОТ выполнить решения Инспекции) не было очевидным для заявителя. По этой причине, Высший административный суд должен был представить достаточное разъяснение того, почему ходатайство заявителя было отклонено.
Далее Суд отмечает, что заявитель неоднократно ходатайствовал предписать АОТ утвердить план во всех своих обращениях в национальные суды, а также что это ходатайство было сформулировано в достаточно ясной и точной манере (см. Ruiz Torija, упомянутое выше, § 30; Pronina v. Ukraine, №63566/00, § 25, 18 July 2006, и Kuznetsov and Other, упомянутое выше, § 84). Хотя в задачи Суда не входит оценка вопроса, было ли ходатайство заявителя достаточно обоснованным, он, тем не менее, отмечает, что, не рассмотрев это ходатайство и не представив достаточных мотивов, национальные суды отказали заявителю в праве на окончательное решение по вопросу, поставленному перед судом (см.Ruiz Torija, упомянутое выше, § 30; Pronina, упомянутое выше, § 25, и, с соответствующими изменениями, Marini v. Albania, №3738/02, § 120, 18 December 2007).

Изложенные соображения являются достаточными для того, чтобы Суд пришел к выводу, что, не рассмотрев ходатайство заявителя предписать АОТ утвердить детальный план территории, и не представив достаточных мотивов для принятия такого решения, национальные суды не выполнили своих обязательств в соответствии со статьей 6 § 1 Конвенции. Соответственно, это положение было нарушено.

Неисполнение решения Высшего административного суда от 15 февраля 2008 года

Заявитель жаловался на то, что, не рассмотрев его ходатайство предписать АОТ утвердить детальный план территории, национальные суды не выполнили обязательное решение Высшего административного суда от 15 февраля 2008 года, в нарушение принципа правовой определенности.
С учетом вывода, что отказ национальных судов рассмотреть ходатайство заявителя предписать АОТ утвердить план нарушил его право на справедливое судебное разбирательство в соответствии со статьей 6 § 1 Конвенции, Суд считает, что нет необходимости рассматривать вопрос, был ли нарушен принцип правовой определенности, гарантированный тем же положением.

Текст решения (англ.)

Перевод решения (рус.)